Отдел по борьбе с наркотиками. Пристрелить и делу конец   

Сказка об операх, наркодилерах и волшебной пыли

(цикл "Силовые структуры мечты")

Другие материалы цикла

 

Мелкие наркодилеры рискуют и вкалывают ради денег.

Наркобароны — личности большего масштаба и кругозора — рвутся расширить влияние и контролируемую территорию.

Рузик поднялся на ступеньку наркогерцога потому, что стремился воплотить мечту. Он искренне ненавидел окружающих - всех и каждого - и испытывал радость от людских страданий, болезней и смерти. Рузик бы с удовольствием лично убил и замучил каждого, до кого дотянулись его руки, но холодный расчет показывал, что во главе организации он сумеет навредить большему количеству человек - целым социальным слоям и народам. Ради этого наркогерцог даже терпел рядом с собой подчиненных, как настаивали стратегические советники.

Рузик содержал целый штаб по долговременному планированию и отдельного психолога, который помогал восстановиться после общения с этими мерзкими в своем жизнелюбии типами. Штаб выбирал оптимальное направление развития организации, но, по сути, лишь подтверждал собственную интуицию Рузика. Так, наркогерцог заставлял дилеров работать в школах с малолетками – чисто из садистского удовольствия видеть разложение малолетних наркоманов, но и штаб пришел к этой стратегии на основе анализа экономических показателей. А за приучение к героину беременной Рузик выдавал особую награду, до чего штаб так и не додумался.

Теперь Рузику требовалось вывести человеконенавистническую деятельность на новый уровень. Его не устраивало то, сколько судеб сломал и скольких человек довел до могилы. Он решил провести через Думу закон об обязательном употреблении наркотиков. Кто полагает это невозможным, просто-напросто не развил фантазию до уровня наркогерцога. Прививки же сделали обязательными. «Так то прививки!» - скажете вы.

- Наркотики тоже от вирусов защищают, - вещал Рузик перед штабом, - только от вирусов информационных. Сейчас через новости люди тревожностью заражаются, а им раз укольчик с утра – и хоть бы хны.

- Каждое утро прививку? – удивлялись в штабе. У них тоже фантазии не хватало.

- Правда, ловко? – потирал руки Рузик.

- Нам не удастся этого сделать! – мотали головой стратегические советники.

- Удастся! – настаивал наркогерцог. – Пришла одна идея.

В это время в отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков заглянул странник с объемистой бородой и армейским вещмешком через плечо.

Сначала на него не обратили внимания. Лейтенант и капитан продолжали обсуждение.

- Представляешь, - горячился капитан, - наш отдел по борьбе - подчеркну! - по борьбе с незаконным оборотом наркотиков!

- А что такого? – удивлялся лейтенант.

- Да бороться-то можно бесконечно. И звездочки получать, ордена, расти по карьерной лестнице. Сколько в стране генералов появилось, а все боремся и боремся. Топчемся на одном месте.

- А как должно быть? – настаивал молодой.

- Должен быть отдел по ликвидации употребления наркотиков. Один раз изничтожили – и больше нет!

- Кхм! – кашлянул незнакомец у двери, но за спором никто не услышал.

- И как мы наркотики изничтожим? – справился лейтенант. - Всех, кто употребляет, пересажаем?

- Отправим лечиться. Нечего шастать по улицам, молодежь совращать. Тем более песни сочинять Smoke on the water и прочую пропаганду травки. За это – в тюрьму.

- А за продажу дозы – расстрел? – спросил лейтенант.

- В некоторых странах и такое бывает.

- Кхм, - еще раз кашлянул мужичок и извлек из вещмешка толовую шашку.

Подозрительную личность тут же повязали и досмотрели, но ничего в мешке противозаконного не обнаружили. Даже толовая шашка по итогу оказалась мылом. А вот странного – нашли немало.

- Это что такое? – лейтенант вынул из вещмешка красные сафьяновые сапожки.

- Сапоги-скороходы! – быстро ответил странник.

- А это что за тряпка? – удивился капитан.

- Скатерть-самобранка!

- А это… - начал лейтенант.

- А вот это трогать не надо! – воскликнул мужичонка.

Но было поздно. Молодой вынул из мешка две дубинки да еще и стукнул ими друг о друга. Дубинки вырвались у него из рук и принялись дубасить. Лейтенант пытался отбиться, но силы были неравны. Он полез прятаться под стол, но зад в форменных брюках оставался снаружи и очень страдал. Тогда лейтенант выхватил пистолет и два раза выстрелил по дубинкам, но не попал.

- Хватит! – взмолился он.

Дубинки послушно улеглись в вещмешок.

- Что это было? – со слезами на глазах спросил лейтенант.

Но спрашивать было не у кого. Мужичонка только был, а уже исчез.

- Колдовство! – ахнул лейтенант.

- Волшебство! – поправил капитан.

- Кто стрелял? – рявкнул возникший в дверях полковник.

- Случайно выстрелил! – оправдывался лейтенант.

- Два раза? – вращал глазом начальник.

- Второй раз с перепугу! – пришел на помощь капитан.

- А это что на столе? Палки, тряпки!

- Вещественные доказательства! – отрапортовал лейтенант.

- По какому делу?

- О пропаже свидетеля! – нашелся капитан.

- Обоих лишаю премии за квартал!

- Служим Отчизне! – невпопад выпалил лейтенант.

Полковник взглянул на него как на придурочного.

Вечером лейтенант и капитан сидели в отделе и чаем отмечали лишение премии.

- Мужичонка сбежал и оставил нам полный ворох волшебных артефактов, - размышлял капитан.

- Вот именно – оставил, - поднял палец лейтенант. – Специально подкинул.

- Для чего?

Во время паузы чай остыл.

- Может, хотел, чтобы волшебство помогло изничтожить наркотики? – предположил лейтенант.

- Как?

- Например, надеть сапоги-скороходы и переловить всех наркодилеров.

- Или под шапкой-невидимкой пробраться в логово Рузика, все разведать и посадить его лет на 90.

- Вывернется.

- Да, у него везде волосатая лапа, - вздохнул капитан.

- Тогда пристрелить его и делу конец! – вырвалось у лейтенанта.

- Перспективный вариант, - согласился капитан. - Но на душе от него нехорошо.

- Ну, не до смерти застрелить, а… превратить в соляной столб. Или в лягушку.

- В лягушку, да. То есть изолировать от общества. А если наоборот?! – предположил капитан.

- Как это наоборот? – не понял молодой.

- Если Рузика показать людям во всей красе?

- Как это?

- Заставить Рузика говорить всегда правду, – предложил капитан.

- Ничто так не изолирует индивида от общества как стремление говорить правду, - задумался лейтенант. – Есть в арсенале такой волшебный предмет?

- Я так понимаю, что из этого мешка можно вытащить что угодно: хоть Змея Горыныча, хоть танк на воздушной подушке.

- Тогда пусть это будет волшебная пыль! – придумал лейтенант. – Кто её вдохнет и чихнет – уже никогда соврать не сможет.

- Договорились.

На следующий день сослуживцы выяснили, где им удастся подкараулить Рузика. Наркогерцогу по его хитроумному плану готовились вручить орден «За заслуги перед Отечеством». Заговорщики сумели включить себя в списки гостей церемонии, а перед входом в зал обсыпали ладони волшебной пылью, чтобы при аплодисментах она образовала облако. Себе же в нос вставили ватные фильтры во избежание разоблачения и разглашения тайны следствия.

Все у них получилось: когда Рузик выходил для награждения, лейтенант бурно зааплодировал словно от избытка чувств, капитан подхватил рукоплескания, вместе с ними включился весь зал. Офицеры доподлинно видели, что облачко пыли достигло наркогерцога, и Рузик даже чихнул.

- Теперь дело в шляпе! – шепнул товарищу капитан Синцов.

- Это точно! – подмигнул лейтенант внутренней службы Олег Николаев.

Высокое официальное лицо торжественно вручило известному спонсору и благотворителю почетную награду и предоставило минуту для ответного слова.

- Сейчас начнется, - потер от напряжения руки лейтенант.

Но вопреки ожиданиям речь Рузика текла гладко и плавно. Он заговорил о здоровье населения, о психическом благополучии, и о том, сколько миллиардов рублей теряет страна от плохого настроения и тревожности граждан.

- Но не деньги главное, - перешел к финалу речи Рузик. – Главное - счастье наших сограждан и будущее следующих поколений. Именно этому будет содействовать наш новый проект.

Публика зааплодировала, официальное лицо государства благосклонно кивнуло. Проект набирал обороты.

- Это что было? – изумился Синцов. – Почему не сработало?

- Не понимаю! – оторопел Николаев. – Вчера на теще испытал, столько о себе узнал всякого.

- Да твою тещу и кляп во рту замолчать не заставит! А не сработало потому… что у Рузика стоит защита.

- Что за защита? – не понял лейтенант.

- Его защита в том, - размышлял капитан, - что он не человек. Рузик - марионетка темных сил.

- Этих? – кивнул вниз Николаев.

- Этих! - подтвердил Синцов. – Если посыпать волшебной пылью телевизор – он же правду вещать не начнет.

- И что теперь делать? – задумался лейтенант и вдруг просиял от пришедшей мысли. – А может пристрелить его и делу конец?!

- Что ты все пристрелить да пристрелить? – потер лоб капитан. – Если пристрелить телевизор, от этого остальные телевизоры не станут правду говорить.

- И то верно, - опустил голову молодой. – Не все проблемы решаются пистолетом. И даже волшебной пылью. 

Офицеры зашли в отдел и сели в задумчивости.

- Я знаю, кого надо посыпать волшебной пылью! – негромко сказал старый оперативник.

- Гендиректора Первого канала? – быстро предположил лейтенант.

- Да его снимут через день и другого поставят. Или у него тоже иммунитет окажется. Нет! Чтобы распространить правду, нужно начать с другой стороны.

- С какой?

- С себя! – ответил капитан. – Самим начать говорить правду. Вот тогда Рузику несдобровать. А для верности посыпать голову пылью.

- Нас же из органов попрут! – зажал рот ладонью лейтенант Николаев.

- Это если говорить правду не тем и не тогда. Нужно найти единомышленников и на них опереться, - разрабатывал план Синцов.

- Да меня жена турнет из дома! – продолжал паниковать Николаев.

- Гулял, что ли, на сторону? – нахмурился капитан.

- Да не в том дело! Она даже за шутку про лишний вес сковородкой огреет.

- Не шути. Говори правду. Что для дела надо. Для Родины.

- Легко сказать – говори правду! – переживал лейтенант.

- Ладно, ты можешь не посыпать голову пылью! – махнул рукой старший по званию. – Сам справлюсь.

- Нет! Так нельзя! – запротестовал младший. – Эта доля нам двоим выпала – вместе и отвечать!

- Вместе веселей! – подтвердил капитан, набрал пыли и хлопнул в ладоши.

Когда товарищи прочихались, в дверь просунулась лохматая голова мужичонки:

- Я тут у вас вещички забыл!

- Знаем! – капитан вынул из сейфа вещмешок с волшебными артефактами. – Получи и распишись!

Мужичонка поставил на листе витиеватую закорючку, подхватил вещмешок и направился к выходу.

- А ведь ты вещички волшебные специально подкинул! – буркнул ему в спину лейтенант.

Мужичонка оглянулся:

- Конечно!

- Хитрый ты мужичок! – усмехнулся Николаев.

- А ты учись! – подмигнул тот и растворился в воздухе.

 

Прав был Джонатан Свифт, утверждавший: «Ложь обойдёт полмира, пока правда надевает башмаки». Ложь мелка и тороплива, и люди торопятся верить лжи. Чтобы понять истину, приходится думать, сомневаться, предполагать, доказывать, учитывать предысторию и полный массив данных. Вранье надо лишь повторять. Ложь не призывает к размышлению, проверке фактов и логики. Ложь очевидна, ловко подвешена перед глазами – чтобы заслонить истину. Поэтому ложь нужно изобретать и накидывать снова и снова, чтобы не дать громадине истины всплыть на поверхность.

Так и началось соревнование кривды наркогерцога Рузика и правды капитана Синцова и лейтенанта Николаева. Скоро офицеры обнаружили, что донести истину можно лишь тем, у кого есть достаточный объем памяти, чтобы её воспринять. И достаточно развита логика, чтобы видеть связи и противоречия. Человек же не компьютер – память не прикупишь и под череп не вставишь. Пришлось друзьям сначала проводить курсы тренировки памяти, ставить логику доказательством теорем геометрии, и только затем разнородные факты об опасности наркотиков и империи Рузика укладывались в головах коллег, чиновников, депутатов, судей, гражданских активистов.

И они восклицали:

- А-а! Так вот в чем дело! А почему никто раньше этого не замечал? Это же очевидно!

- Очевидно! – устало соглашались офицеры и утирали пот со лба.

Они открыли правду уже 12 людям, осталось 8 миллиардов.

Но помощь пришла, откуда не ждали. Теща лейтенанта Николаева тоже ведь нюхнула волшебного порошка. А у нее с юности диагностировали талант общения и пробивной характер. И там, где людей не убеждала логика, женщина умела надавить авторитетом и голосом, а иногда и весом.

Одним самых действенных аргументов при столкновении с возражениями оказался такой:

- Может, и про тебя правду пора сказать?

И в этот момент настройка на правду позволяла женщине считывать из пространства такие истории, что спорщик мгновенно начинал махать руками и просить:

- Прошу вас, не надо! Остановитесь!

Через два месяца такого напора империя Рузика начала нести убытки, через три от него сбежал личный психолог, через четыре – штаб. На пятом месяце прокурор выписал ордер на арест наркогерцога, но тот решил не дожидаться спецназа и рванул за границу. В городе стало гораздо спокойней, а люди приветливей и понятливей.

- Спасибо, мама! – поблагодарил тещу лейтенант Николаев.

- Рано благодарить! – отозвалась женщина. – Сколько еще вокруг лжи – тут астрологи, там гомеопаты, здесь тридцать версий истории, да еще Центробанк, который борется с инфляцией поднятием процентной ставки. Работы у нас, зятек – непочатый край!

Другие материалы цикла


 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История детского тренера по дзюдо, Учителя и Человека с большой буквы.
Сайт книги


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: