Философско-художественный роман с элементами мистики и физики.

Глава 38. Венчание.

Наступило лето. Как и планировали Николай с Глашей стали готовится к венчанию. Тут еще нужно заметить одну очень важную вещь. За годы, пока Михеич поселился в Колмогорском, отчуждение старообрядцев и православных постепенно сходило на нет. Все чаще из старообрядческой общины приходили на службы в местный храм, стали там крестить детей, главным образом из-за того, что многие в крестные хотели позвать Михеича, а тот советовал им крестить детей в православной церкви. Со своей стороны Михеич уговорил отца Пахомия посещать старообрядцев в их домах, бывать на их службах. Сначала им всем это было немного диковато, но как-то постепенно одежда священника примелькалась на свадьбах, похоронах и других важных моментах жизни старообрядческой общины села Колмогорского. Нельзя сказать, что местная православная община совсем слилась со старообрядцами, но острое религиозное неприятие ушло в прошлое. Старообрядцы в свою очередь внесли своими строгими нравами новую волну чистоты в жизнь села. Почти пропало пьянство, сквернословие, к семейным узам молодежь стала относиться серьезней. Меньше стало разводов. Молодежь стремилась вернуться после окончания ВУЗов на малую родину. Конечно, работы на всех не хватало, но даже те, кто обрел квалификацию, специальность, семью и кров вдали от села, не забывали свое Колмогорское и помогали расцвету села, как могли. 

Библиотека села стала известной далеко за его пределами. Появилось даже предложение придать ей статус региональной, построить в селе культурно-выставочный центр по изучению старинной литературы. Михеич отнекивался, говорил, что староват для всех таких изменений. Процесс двигался постепенно, без спешки. Утверждали архитектурный проект. Михеич настаивал, чтобы усадьбу, сад и дом не трогали, а только подновили. Хотя были такие предложения – все снести и выстроить нечто грандиозное заново. Михеич переживал. Глаша собрала группу активистов в поддержку сохранения старого здания библиотеки. В общем, было много ненужной суеты вокруг. Ну, а подготовка к свадьбе шла своей чередой.

Приехала на каникулы Аленка. В доме Колосковых кипела жизнь. Павел готовился поступать в технический университет на специальность «сельскохозяйственное машиностроение». Николай подтягивал его по физике и математике. Нужно было пересдать ЕГЭ. Дети смотрели на новое замужество матери с одобрением, они любили ее, она была для них авторитетом, и они не желали ей одинокой старости. Николай обоим был симпатичен. Историю их любви дети узнали только теперь.

Вечером, когда Николай  и Павел занимались подготовкой к экзаменам, Аленка уединилась с матерью. Ей были интересны всякие подробности, связанные со свадьбой и венчанием.

- Мам, а ты будешь в обычном платье или специальное, свадебное заказала? А мне хочется, когда я замуж буду выходить, чтобы все было красиво, платье белое, фата… Машины белые…

- Был бы твой тятя жив, он бы не одобрил.

- Да, помню, как один раз он меня чуть не выпорол ремнем по-серьезному.  Хорошо, что ты тогда вступилась.

- Помню, из-за макияжа твоего. Это ж надо в восьмом классе… Ты тогда так неуклюже намазалась, прости за выражение!

- Так я же в первый раз. Ты же у нас макияж не используешь. Учиться мне было не у кого. А я тогда, мама, в первый раз влюбилась! В Витю Ласточкина из десятого Б класса. Даже помню, с чего все началось. Иду я по школе, а там такой стенд висел «Чемпионы нашей школы». На первом месте фотография Вити. Такой, знаешь серьезный, мужественный… Я его, конечно и раньше видела, но мы не дружили, разный возраст – разные компании. А тут я вечером снова вспомнила про Витю, его фотографию, что он чемпион школы по бегу. Он мне показался очень красивым парнем, я подумала, может самый красивый в нашей школе, высокий, спортивный. Заснула я с этой мыслью, а когда проснулась, то почему-то опять про него сразу вспомнила. Мне захотелось его увидеть, попасться ему на глаза, может, я ему понравлюсь? Целый день я в школе на переменах «охотилась» за ним, подглядывала, как он на уроки ходит, в школьную столовую. И, знаешь, мне так неприятно было, когда он со своими одноклассницами общался, улыбался им, а не мне… Дальше больше, помнишь, я вдруг записалась в секцию по легкой атлетике, на бег… Хотя, какая из меня, казалось бы тогда была бегунья?

- Я помню, сразу тогда поняла, что с тобой что-то не то происходит. Помню, как ты приходила изможденная с тренировок, а все уговаривала тебя – мол, брось ты это занятие, не твое это, да и учебе мешает. Но ты упорно тренировалась. Наш колосковский характер проявила. Помню, когда ты заняла третье место по району. Это ж не благодаря твоей физической природе, а вопреки. Я так тобой гордилась.

- А вот Витя – нет! Я думала: займу место, он оценит, проявит внимание.

- А он что?...

- Ну, подошел, так почти равнодушно поздравил. Так у него роман тогда был с Алисой Селезневой, у нее еще кличка была  «Гостья».

- А почему «гостья»?

- Ну, помнишь кино «Гостья из будущего», там тоже Алиса Селезнева была.

- А! Ну, да.

- Ну, вот, он эту «гостью» все время после школы провожал, а то и в гости к себе приглашал… А я плакала от обиды… хотелось мне этой «гостье» гадость какую-нибудь устроить… – Аленка  рассказывала так, как будто все было только вчера, даже слезы на глазах у нее навернулись.

- Ну, девочка моя! – Глаша прижала Аленку к себе. Та свернулась комочком, как котеночек. – А сейчас где этот Витя?

- Да, где-то в Волгограде учится, вроде… Да, ладно, мама, я уже по нему не сохну, а нравится мне сейчас один мальчик с философского факультета… Мам, ну зачем на свете есть такая любовь, мучительная, неразделенная?! Для чего Бог так попускает?

- Попробую тебе рассказать, тем более ты теперь у нас психолог, должна знать. Только ты пообещай мне, что воспримешь всерьез, а не отмахнешься. 

Аленка закивала головой, потом посмотрела в глаза матери. Ее взгляд молча пообещал, все о чем Глаша просила.

- Ну, начнем с того, что мир нашей планеты многослоен. Я тебе уже как-то начинала рассказывать, когда ты все спрашивала меня о том, что дядя Николай со мной обсуждает.

- А, помню – многомерности.

- Ну, да многомерности. Но сейчас мы не об этом. В этих слоях живет много разных сущностей, одни из которых – это стихиали.

- Они какое-то отношение к стихам имеют?

- Имеют, но давай о психике, ты же психолог?!

- Давай.

- Вам будут рассказывать в университете о разных теориях либидо, мозговых процессах, нейронах… - все это частично верно, но претендует на полное объяснение свойств психики человека. А это не так. Однако запомни, главное в человеке и его психологии - личность  и во влиянии на него – главное – личность! Много личностей из иных миров невидимо влияет на психику человека. Но я пока расскажу о стихиалях. Это такая группа духов, которые воплощаются… впрочем, давай-ка я «Розу Мира» возьму, прочитаю, так точнее будет. Где же..., где же… а вот, нашла: «Стихиалями называются те монады, которые проходят свой путь становления в Шаданакаре преимущественно сквозь царства Природы. При этом нельзя забывать, что аспектом своеобразного царства Природы является и человечество. Стихийные, именно стихийные силы, кипящие в нём и без которых немыслимо его существование, выражают, хотя и не исчерпывают, этот его аспект. Неудивительно поэтому, что есть и такие стихиали, которые связаны не с природой в общепринятом смысле слова, а с человечеством, с его стихийным, природным аспектом». Они обычно живут в слоях, как бы параллельным с нашим физическим слоем. Однако: «Это не значит, впрочем, что монада никакой стихиали, ни на одном из отрезков своего пути не может принять инкарнацию в плоти человека, даймона или ангела. Может вполне. Так же, как и некоторые человеческие монады начали создавать для себя форму из более плотных материальностей в незапамятные времена не в человеческих слоях, а в сакуале стихиалей или в сакуале ангелов. Но для них это явилось кратковременным сравнительно этапом. Столь же кратковременны для отдельных стихиалей их инкарнации в человеческих или любых иных формах».

- Вот еще: «Стихии природы в Энрофе - вода, воздух, земля, растительный покров, минеральные слои, магмы и, наконец, та «жизненная сила», арунгвильта-прана, присутствие которой - непременное условие всякой органической жизни в Энрофе, - всё это, по большей части, не плоть стихиалей, а скорее внешний концентрический круг среды их пребывания, пронизанный ими, движимый ими и преобразуемый, - арена и материал их творчества, их веселия и гнева, их борьбы, игры и любви. Собственная же плоть стихиалей имеет, в большинстве, струящийся характер: границы формы непостоянны и способны к взаимопроникновению».

- Слушай, мама, я когда-то пыталась втихаря читать эту твою «Розу Мира», но мало что в ней поняла. А можешь ты как-то попроще объяснить?

- Попробую. Ну, вот древние языческие народы поклонялись стихиям. Знаешь об этом. Перун, например, был богом грома и молнии.

- Ну, конечно знаю!

- Только вот одно уточнение. Поклонялись они не самим стихиям, как утверждают учебники научного атеизма, а тем «богам», которые владели этими стихиями, управляли ими. Они ощущали их как личности, которые могут вызвать дождь или снегопад, помогут вырастить урожай, или могут в гневе разрушить жилище человека…

- Да, но, мама, это сейчас объясняет физика, все эти природные явления. Даже прогнозы погоды создают, которые на короткий срок достаточно точны.

- Это так, но одно другого не исключает. Вот послушай еще одно место из «Розы Мира»: « - Что за нелепость, - подумают иные. - Как будто мы не располагаем исчерпывающими данными, отчего и как возникают туманы, ветер, роса, не знаем механики образования дождя, рек, растительности? И такие сказки преподносятся с серьёзным видом в середине XX столетия! Недаром автор намекает на то, что ему легче столковаться с детьми: зрелому человеку не пристало слушать такие басни.

     Они заблуждаются, эти абсолютисты научного метода познания: ни малейшего противоречия науке здесь не имеется. Подчеркиваю: науке, объективной и серьёзной, а не философской доктрине материализма. Ведь если бы существовало какое-нибудь разумное микроскопическое существо, изучающее мой организм и само в него входящее, оно имело бы основание сказать, в ту минуту, как я шевельнул рукой, что эта глыба вещества, состоящая из таких-то и таких-то молекул, дернулась оттого, что сократились некоторые её части - мускулы. Сократились же они потому, что в моторных центрах произошла такая-то и такая-то реакция, а реакция была вызвана такими-то и такими-то причинами химического порядка. Вот и всё! Ясно как день. И уж, конечно, такой толкователь возмутился бы, если бы ему вздумали указать, что «глыба» шевельнулась потому, что таково было желание её обладателя, свободное, осознанное желание, а мускулы, нервы, химические процессы и прочее - только передаточный механизм его воли.

     Изучением этого механизма занимается физиология. Это не мешает существованию психологии - науки о том сознании, которое этим механизмом пользуется.

     Изучением стихий природы как механизмов занимаются метеорология, аэродинамика, гидрология и ряд других наук. Это не должно и не будет мешать со временем возникновению учения о стихиалях, о тех сознаниях, которые пользуются этими механизмами».

- Ну, вот, видела ты как дети играют с песком, пересыпая из ведерка в чашечки, а как они кидают в лужи камень и изучают волны от него, как они возятся с пластилином… дети могут заниматься этим часами.

- Видела, конечно…

- Нам кажется это наивным и бесполезным, но для стихиалей, этих «струящихся духов», такая деятельность является очень важной, даже содержанием их существования. Они громоздят тучи, несут ветры, раскручивают торнадо, «доят» из облаков дождь, сыплют снег, покрывают ковром из трав наши поля… - и все это доставляет им столько удовольствия, столько эмоций. Понимаешь, почему дети их лучше понимают, а они детей?!

- Мам, а для чего они, эти стихиали. И для чего они все это делают?

- Они предназначены, чтобы взаимодействовать с другими духами, например, с человеком. Как я понимаю, в Божьем Замысле, человек не должен был преобразовывать ландшафт природы, ее формы, выращивать себе пропитанье с помощью только своей или животной мускульной силы, а тем более с помощью механизмов, которые насилуют природу. Он должен был вступить в контакт с просветленными стихиалями, и благодаря их огромной телесной мощи преобразовывать окружающий мир. Это похоже на работу мастера и подмастерья. Вот мастер-кузнец выковывает из железа тонкую деталь, а подмастерье следит за тем, чтобы железо оставалось горячим и ковким. Между прочим, для этого ему нужно затрачивать гораздо больше усилий, чем мастеру, а, значит, быть куда мощней его. Так человек обладает куда более острым умом, чем обычная стихиаль, он может точно поставить задачи и определить формы, в которых будет производиться преобразование природы, а стихиаль должна поддерживать свою, данную ей во власть среду, в том состоянии, чтобы воля и разум человека могла из нее «лепить» что угодно.  Так великие маги древности вызывали духов природы или «девов», которые служили им подмастерьями в деле преобразования окружающей среды.  Насыпать огромную дамбу из камней, налить целое озеро из воды, насадить по берегам деревья – для этого не требовалась куча рабов, с их хилой человеческой силой или десятки бульдозеров и экскаваторов… Понимаешь, о чем я?

- Это как в сказках.

- Да, сказки и рассказывают, как должно было быть, но человечество пошло по пути технического развития, где совсем ненужными оказались души природы, стихиали и стихии, вот сейчас мы пожинаем плоды этого разлада с природой. Все эти взбунтовавшиеся стихии, которые чем дальше, тем больше портят человечеству жизнь, так и будут восставать, если мы не наладим с ними контакт. Для этого нужно понять, что они есть, изучить их психологию и место в Божьем Замысле.

Глаша остановилась, посмотрела на Аленку, та была очень серьезной.

- Наверное, скоро и твоя любимая психология будет изучать не только психику человека, но и стихиалей. Вот есть такая, одна из важнейших для человечества стихиаль – Лилит. Среда ее «творчества» - это множество физических и эфирных тел человечества. Она должна была быть, как и любая стихия  помощником человеку в создании и развитии плотных тел. Женщина не создает тело ребенка, а только вынашивает, предоставляя ему питательную среду. Лилит «следит» за тем, чтобы тел было больше, качество их было лучше. Отдельная человеческая личность ее не интересует, ее интересует масса, множество, «среда»… Она, в том числе отвечает за «либидо», т.е. сексуальное влечение мужчин и женщин друг к другу. Что говорит библия о создании Лилит (правда, сразу скажу, что там она называется сначала «женой», а потом – Евой): «И сказал Господь Бог: негоже человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему». Заметь, Бог создает помощника человеку, а ведь мужчину и женщину – их создал он ранее… И потом, интересно, что именно человек называет ее женою, а не Бог… (см. Быт. Глава 2:23).  Находясь в своем слое, в тоже время Лилит может единоприсустсвовать в огромном множестве тел, влиять на них, «ремонтировать» их, когда человек спит… Ее роль в жизни наших физических тел огромна.

Но когда-то, в глубокой древности, когда люди еще не жили в нашем слое, в мир Лилит сумел вторгнуться Планетарный демон. Он внес в нее свое семя, на древнееврейском «эйцехоре». Ну, с чем сравнить? А вот, с вирусной программой в компьютере.  С тех пор все порождаемые Лилит цепи рода несут эту «программу» демонического влияния на тех, кто получает с помощью Лилит сформированные тела. Это известно в религии, как первородный грех.

- Знаешь, меня всегда волновало, почему это мы несем ответственность за грехи Адама и Евы? Они, значит, согрешили, а мы расхлебываем.  А теперь вроде понятнее становится.

- Да, библейское сказание о грехопадении Адама и Евы – это и есть переложенное на язык образов вот это древнее происшествие. Только с одним уточнением. Не было изгнания их из рая.

- Как это?

- Бог никого не наказывает! Он всеблаг. Это мое твердое убеждение. Помнишь, ты читала в моих рассказах историю об Агасфере.

- А «вечный жид»! Помню! Интересные у тебя сказочки получились.

- Суть рассказа об Агасфере в чем?

- В чем же?

- Есть такая легенда, что Бог наказал Агасфера за то, что он Не помог Христу при Его шествии на Голгофу. Велел ему жить здесь в нашем мире до второго пришествия.

- Да, а кто-то грезит о вечной жизни как о великом даре, а тут оказывается – наказание!

- Я же пыталась сказать, что никого Бог не наказывал, а Агасфер сам, понимаешь, сам выбрал себе такую долю, сказал, что хочет дождаться  пришествия Христа. Ну, вот его просьбу и удовлетворили.

- А что же там с Адамом и Евой. Почему же не наказание?

- Понимаешь, после того, как с Лилит случился такой казус, люди, жившие тогда в другом слое в эфирных телах оказались совершенно беззащитными перед демоническим влиянием. Катастрофа грозила ужасная. Демон мог их всех демонизировать, и они стали бы его рабами навеки. «И увидели, что они наги и устыдились» - эту библейскую фразу нужно понимать как беззащитность перед действиями демона в эфирном плане. Для защиты людей они срочно были эвакуированы в физический мир, где получили плотные физические тела. Помнишь? Сказано «и дал им Бог одежды кожаные» - это про получение физических тел.  Эти тела пусть и более грубые, однако дают хоть и не полную защиту, но значительно ослабляют действие демонических сил на человека.

- Интересно!

- Однако, когда происходит половое созревание, голос Лилит в человеке очень усиливается  и демоническое влияние обостряется. Вспомни, когда еще в конце седьмого класса ты перестала на какое-то время носить нательный крестик? Я-то это заметила, отец – нет, а то бы такого ремня тебе всыпал!

- Это точно!

- А потом помнишь, ты начала изучать культуру «готов», всякие черепа на плащах – фу, мерзость!

- Ну, малая была – глупая.

- Помнишь, грубить мне пыталась? Отцу-то небось боялась…

- Ой, мама, лучше не вспоминать, переходный возраст – одно слово.

- Ну, вот понимаешь теперь, как влияет Лилит и через нее демонические силы на психику человека? Древний бунт, описанный в библии, воспроизводится в новых и новых поколениях. Люди начинают склоняться к агрессии, насилию, извращениям, любить демоническое и т.д.

- Ну, да, вроде понятно! Но у нас на факультете вряд ли про эту Лилит кто-то всерьез воспримет.

- Это сейчас. Пройдет время – примут! А ты уже сейчас можешь это знать. – Аленка посмотрела на мать с сомнением.

- А вот теперь ответ тебе про вопрос о любви, в столь раннем возрасте. Она дается как «спасательный круг» душе человеческой. Я же помню, как ты, влюбившись в Витька, стала меняться в лучшую сторону. Как твой характер закалялся. Как ушли в сторону все эти дебильные увлечения.

- Мам, ну он для меня был, ну чуть ли не как Бог. И мне хотелось стать достойной его.

- Не сотвори себе кумира!

- Ну, понимаешь, я не могла больше ни о чем  и ни о ком думать – все о нем, да о нем. Он был для меня везде. Во всем. Мне казалось, что если я его не увижу, то дышать перестану и умру. 

- Понимаешь, это состояние, когда человек перестает во внутреннем мире быть для себя самодовлеющим центом бытия, когда он «переселяется» в другого. Он им и в нем живет. Для него теперь дороже не свои интересы, чаянья и мечты, а то, чем живет любимый.

- Точно говоришь! Все так и было.

- Почитай статью Владимира Соловьева «Смысл любви». Там об этом еще лучше сказано.

- А как у вас с дядей Николаем было? Расскажи.

- Да так и было.

- Ну, вы же оба любили друг друга, вам в этом смысле повезло.

- Так повезло, что мы аж на тридцать лет расстались.

- Эх, жалко!

- А с папой как у тебя было?

- Папу вашего я уважала. Да, ты сама знаешь, в нашей среде: «да убоится жена мужа своего». Нет, папа был строгим, но добрым. Один раз только на тебя руку поднял. Но мы это уже вспоминали. Жили мы в согласии, вас растили. Забот было столько, что о Николае я вспоминала нечасто. Были ведь и свои радости с вами. Первые зубки прорезались, первый шаг сделали, в первый класс пошли…

- Знаешь, а оно может быть и хорошо, что нас с Николаем судьба сначала развела. Мы были слишком разных взглядов на жизнь. По-разному  воспитаны. А потом, любовь, я считаю, должна пройти искусы и испытания, а иначе… Ведь в чем суть любви? – Она подрывает человеческий эгоизм на корню, изнутри. Человек перестает быть эгоцентричным – все о себе да, о себе любимом, все для себя. Он живет другим и для другого. И готов, не задумываясь, даже жизнь положить за него. А когда сразу двое полюбили друг друга, то этап духовного становления в любви может не успеть произойти. Получится такая «сладкая парочка», в которой эгоизм будет вдвоем. Все для себя любимых! 

Понимаешь, в любви на первом месте должны стоять духовно-душевные отношения, а уж потом физические. Сначала там, в иных мирах душа одного человека должна проникнуть в душу другого. Браки заключаются на небесах. Должно произойти взаимопроникновение душ. Только тогда они смогут жить душа в душу. А это выражение имеет отнюдь не переносный смысл. Ранняя же физическая близость уводит любовь вниз, в область сексуальных наслаждений. Теряется тот тонкий настрой друг на друга, та способность «услышать друг друга за тысячу верст», которая сопровождает истинную любовь. Один человек начинает видеть в другом не столько душу, сколько источник физических наслаждений.  А расстояния и испытания, разлуки, напротив, заставляют человека настроиться на другого, прислушаться изнутри себя, и услышать его там внутри, где бы он ни был физически. Понимаешь, почему мы, староверы, верны древним традициям, когда стыдливость не осмеивалась, а была добродетелью?! 

- Помнишь, ты говорила, что душа человека больше всего жаждет любви и одновременно боится ее? Правда, всем хочется любви, но не хочется, чтобы она была неразделенной, ведь это такая мука!

- Но эта мука, как лекарство человеческой душе, она через боль делает ее чище и выше.

Венчание было назначено на субботу. Да, белое платье было пошито для Глаши, а то ведь в свое время она венчалась без пышностей и особых церемоний, как было принято у староверов. И одежка была под стать всему староверческому быту, традиционной и без излишеств.  Аленка была рада за мать. Народу в церкви было немало. Все село уважало не только Глашу, но и Николая. Теперь он был свой, колмогорский.

Все шло в соответствии с канонами. Службу вел отец Пахомий, помощником был Степан Михеич, который тоже был облачен в соответствующую одежду. Над головами новобрачных держали венцы. Потом, когда обряд был закончен, и Михеич с отцом Пахомием зашли в алтарь, Михеич увидел странный изумленный взгляд батюшки.

- Что-то странное увидели?!

- Да, Степан Михеич, может, Вы объясните мне!

- Спрашивайте!

- Когда над их головами держали венцы, все было нормально. Когда их убрали, то над головой Николая я ясно увидел другой венец, который не исчез и оставался над ним, куда бы он ни пошел. Это что? Скажите?!

Михеич чуть-чуть улыбнулся, но потом принял серьезный вид. Он не сразу стал отвечать батюшке, а, сложив руки, прочел тихо какую-то молитву. Пока он ее читал, в алтаре появились какие-то светлые всполохи и потрескивания, как будто воздух стал наэлектризованным, затем Михеич провел рукой над семисвечником и свечи вспыхнули разом. Он посмотрел сквозь огонь свечей в глаза отцу Пахомию и сказал:

- Это, батюшка, вы видели венец родомысла над его головою.

- Что сие значит?

- Значит, будет другое венчание! Венчание его на царство. Вы готовы?

- Когда? – ошеломленно спросил священник.

- Примерно через двенадцать лет, так что не торопитесь.

- А что делать сейчас?

- Не мне Вам рассказывать, что главный способ духовного деланья – это молитва. Иоанн Шанхайский в свое время, будучи в иммиграции в Китае, предложил слегка изменить одну молитву, добавив в нее просьбу за государя-императора, зная, что России может быть в будущем дан новый духовный лидер, добавить слова о будущем царе. Это молитва иконе Богоматери Ченстоховской. Вот эта молитва:

О всемилостивая Госпоже, Царице Богородице, от всех родов избранная и всеми роды небесными и земными ублажаемая! Воззри милостивно на предстоящия пред святою иконою Твоею люди сия, усердно молящияся Тебе, и сотвори предстательством Твоим и заступлением у Сына Твоего и Бога нашего, да никтоже изыдет отсюду тощь упования своего и посрамлен в надежде своей, но да приимет кийждо от Тебе вся по благому изволению сердца своего и по нужде и потребе своей, во спасение души и во здравие телу.

Наипаче же осени и огради покровом Твоим, милосердая Мати, благочестивейшего грядущаго Государя Императора нашего, имя Господи Ты его веси, и весь царствующий дом его: отжени от Него молитвами Твоими всякаго врага и супостата, утверди житие его в мире и тишине, да и мы вси тихое и безмолвное житие поживем во всяком блазе и чистоте. Удержави царство Его во еже быти в нем Царству Христову. Управи пути и советы его, да возсияет во днех его правда и множество мира, и да возрадуется сердце его о сущих в державе его, якоже сердце отца о чадех своих веселящася: на сопротивныя же и лукавнующия в сердцах своих посли пред лицем его ужас и трепет, да поне страхом вразумятся и престанут от лукавств своих.

Моли, милосердая Владычице, пренебеснаго Бога, да присно соблюдет церковь свою святую во Православии и твердей вере до конца веков. Призирай благосердием, Всепетая, и призрением милостиваго Твоего заступления на все Царство Всероссийское, царствующыя грады наша и град сей и святый храм сей, и на сия богатыя Твоя милости неоскудно изливай, Ты бо еси всесильная Помощнице и Заступнице всех нас. Приклонися к молитвам раб Твоих и прошением их, услыши воздыхания и молитвы, имиже раби Твои молятся на святем месте сем. Аще и иноверный или иноплеменник,  зде проходя, помолится, услыши и милостивно соделай, яже к помощи ему и ко спасению.

О Всепетая Мати, надеждо наша преблагая! Собери разсеянныя, неверныя же и иноверныя во странах наших на путь истинный настави, отпадшия от благочистивыя веры паки возврати и Святей Православней Кафоличестей Церкви их сопричти. В домех нашим мир утверди, старость поддержи, юныя настави, младенцы воспитай, сирыя и вдовицы заступи, плененныя свободи, болящия уврачуй, на суде и в заключениих и в заточениих и в горьких работах сущия помяни, ограждающи ны присно от всякаго зла благостию Твоею, и утеши милостивным Твоим посещением и вся благодеющыя нам.

Даруй же, Благая, земли плодоносие, воздуху благорастворение и вся, яже на пользу нашу, дары благовременныя и благопотребныя молитвами избранных угодников, святых Кирилла и Мефодиа. Прежде отшедшыя отцы и матери, братию и сестры нашя упокой в селениих святых, на месте злачне, на месте покойне, идеже несть печаль и воздыхание. Егда же приспеет и наше от жития сего отшествие и к вечней жизни преселение, предстани нам, преблагословенная Дево, и даруй христианскую кончину жития нашего безболезненну, непостыдну и Святых таин причастну, да и в будущем веце сподобимся вси, купно со всеми святыми, безконечныя блаженныя жизни во царствии возлюбленнаго Сына Твоего, Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Отцем и Святым Духом, во веки веков. Аминь.

- Вот сейчас активно призывают – покаяться нашему народу за убийство царя Николая Второго.

- Да, крестный ход даже бывает на месте их расстрела в Екатеринбурге, каждый год.

- Но вот ведь вопрос, в чем главная цель покаяния? Это не просто обозначение некоего извинения?

- Главная цель  покаяния – это не повторить грех в будущем!

- Верно глаголите, батюшка. В чем был главный грех, который привел к убийству царя – в том, что его предали, его не приняли! И вот придет будущий «царь», будет он чем-то неугоден народу (а праведники и пророки всегда были чем-то неугодны народу, ибо обличали грехи, говорили неудобную правду), и народ его снова захочет «распять». Вот в этом главная опасность! И если народ поймет, что уже нельзя так поступать, когда созреет плод покаяния – такое настроение в народе, что не предадим в этот раз царя, даже если не все в его объяснениях нам Замысла Божьего будет созвучно с укоренившимися взглядами и верованиями, вот тогда Бог и откроет его.  Ведь сумели же темные силы около двух тысяч лет назад убедить верхушку иудейского народа, что Христос – лжемессия, а те настроили против Него народ, который кричал: «Распни Его! Распни!». Главное, на чем играли эти силы – на том, что фарисеи и саддукеи будто бы лучше, чем Христос, знают, как правильно служить Богу, а Он, де, нарушает заповеди и другие каноны веры. И если нынче народ будет убежден, что он лучше грядущего «царя» знает, как верно служить Богу, то зачем ему царь? Он снова не примет его и предаст.

- Да, увы, такой вариант возможен. Теперь я, кажется, понимаю, в чем истинный смысл покаяния за цареубийство. Не просто просить, прости нас Боже, что убили помазанника Твоего, а, Боже, пошли нам того, кто выведет нас маловеров на путь истинной веры!  И мы примем его, и пойдем за ним.  В этом будущее России.

 

Скачать электронную книгу в форматах epub, fb2, pdf

Написать отзыв автору - Сергей Брисюк в ВК



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: