Философско-художественный роман с элементами мистики и физики.

Глава 29. Человек.

После разговоров в библиотеке они долго не могли разойтись. Втроем: Глаша, Николай и Юра гуляли по берегу реки. Начиналось лето, где-то пел соловей. Черемуха уже отцвела, отцвела и сирень. Полная Луна царственно висела над водой. Иногда легкий ветерок гладил листья деревьев. Лунная дорожка бежала по воде прямого к ним с того берега. Николай вдруг начал цитировать стихи Пастернака: «…я люблю Твой замысел упрямый и играть согласен эту роль…».

- «Но сейчас идет другая драма и на этот раз меня уволь…» – подхватил Юра.

- А знаешь, Юра, вторая часть – это, я думаю, уже не к нам относится, а к тому тревожному и тяжелому времени, когда жил Пастернак – сказала задумчиво Глаша.

- Я тоже так полагаю, - поддержал Николай, - потому, остановился бы на первых строчках. Мы ведь сегодня о Замысле Божьем говорили и сошлись на том, что он хорош!

- Нам ли критиковать Бога! – воскликнула, улыбаясь, Глаша! – вот же вы богохульники!

- А, по-моему, Бог на то и дал нам свободу воли и разум, чтобы мы могли критически оценить всё Его творение, понять Его замысел и принять Его не потому только, что Бог неизмеримо велик, по сравнению с нами, но принять сознательно, внутренне согласившись, что только так и будет хорошо, а никак иначе. – Николай повернулся лицом к Глаше, он был очень серьезен.

- Понимать и размышлять – это моя профессия, так, кажется, ты, Коля, сказал когда-то при нашем первом знакомстве? – вспомнил Юра.

- Кажется, так, что-то припоминается.

- А я помню все это, юность нашу студенческую, наполненную надеждами. Тогда казалось, что завтра будет лучше, чем вчера. Помнишь песенку такую, «Птица счастья» называется ?

- Лучше чем вчера, лучше чем вчера, завтра будет лучше чем вчера… - все втроем подхватили незамысловатую мелодию, немного невпопад, но дружно и весело разнеслась пеня над рекой.

- Тише… все село разбудите! – Глаша строго помахала им пальчиком.

- А я вот тут к интересным мыслям пришел. – Юра развернулся к ним, - хочется мне старую диссертацию на счет критериев истины продолжить.

- Это чего тебя вдруг понесло?

- Да, знаете, вот эти новые образы: дух – беспокойное начало, нарушающий всякие симметрии, первоматерия  темная – физический вакуум и прочее… Мысли зашевелилилсь! Ну, вы как хотите, а домой – за ноут сяду, наберу текстик!

- Удачи! А мы еще погуляем, а то спать совсем не хочется, как ты, Глаша?

- Я «за»!

- Ну, пока…

Юра почти вприпрыжку пошел домой. Глаша и Коля еще долго гуляли. Потом Глаша сказала:

- А пойдем вместе к Юре. Посмотрим, что он там накрапал! Интересно?!

- Пойдем!

Окошко в юрином доме светилось неугомонным светом. Они вошли в дом. Юра все еще сидел за компьютером. Он мельком взглянул на счастливую пару и произнес:

- Сейчас, еще минут пять! Я вижу, вам не терпится узнать, что у меня тут получилось?

- Не терпится!

- Ну, ладно, присаживайтесь и слушайте. Я решил написать небольшой текст о критериях истины, но не в науке, а в обыденной жизни, в поведении человека, в связи с тем, как себя вести в таких «конфликтных» ситуациях, чтобы соответствовать троичному устройству и развитию человека. А то мы все пишем диссертации, которые, как в том анекдоте про математиков, абсолютно точны и абсолютно бесполезны. Хочется, чтобы наука помогала человеку и в его повседневной жизни.

- Во как! Уже заинтриговал! Говори! – Николай шутливо пригласил Юру в центр комнаты.

- Начал я с того, что взял за основу принятую в христианстве троичность человека, как духа, души и тела. Вы в этой части имеете возражения?

- Нет!

- Ну, тогда с Богом! Я тезисно, очень коротко, с парой примеров изложу суть. Сначала охарактеризуем каждую составляющую: высшее это дух – беспокойное начало, которое во всем стремится к совершенствованию, к творчеству, новизне, не терпит застоя, «заостряет» все «углы», бескомпромиссен, целеустремлен, волевой, подвижный, выражение преимущественно мужественного начала…

- Слушай, я помню, у Гумилева Льва историка, есть такое понятие: «пассионарная» личность. Это, по-твоему, значит очень духовная? – Николай задал «исторический» вопрос.

- Ну, да, только духи-то бывают разные. Есть и падшие… ведущие в бездну. Верно я говорю, Глафира Акинфиевна?

- Верно, глаголишь, сын мой! – шутя, отвечала Глаша.

- Например, некоторые революционные вожди… Ладно, сейчас не об этом. Продолжу. Среднее по значению и положению – душа. Она относится больше к чувственному женственному началу, точнее, его сильнее собой выражает. Она хочет ровности в отношениях, дружелюбия, стабильности, равновесия,  душевного комфорта, любви, но такой взаимной комфортной, на «бытовом» что ли уровне, а не в ее крайних высоких и жгучих устремлениях. Он сглаживает все «углы», она хочет тепла, душевного тепла в отношениях между людьми, гармонии во всем. «Ребята, давайте жить дружно!» – это лозунг не только кота Леопольда, но и души. Душа очень эстетична, любит красоту, как гармоничность сочетания разных частей… Душевность и духовность довольно сильно отличаются. Вы с этим тоже согласны.

- Пожалуй, что да, – в раздумьи произнес Николай.

- А, по-моему, здесь много поклепа на «душу». Если она женственна, то вовсе не значит, что в ней не может быть стойкости! Целеустремленности! Цельности и чистоты.

- Глаша, не обижайся! Но стойкость и целеустремленность душа берет от духа – Николай, попытался внести примирительные нотки.- Это у вас, староверов: да убоится жена мужа своего, да убоится душа духа своего… - Николай хихикнул.

- А что, в этой перекличке что-то есть, в том смысле, что мужчина более выражает волевое, а, значит, духовное начало, а женщина – чувственное, то есть душевное, а так как по критериям истинности выше должны стоять интересы духовные…  – задумался Юра.

- Ну, да, вам бы все староверов критиковать, а у нас, между прочим, жизнь строгая, но чистая! 

- Не ссорьтесь! Давайте дослушаем до конца.

- Хорошо, продолжай! – Глаша «царственным» жестом «разрешила» Юре снова начать свою речь.

- Переходим к телу. Низшее из всех составляющих. Слово «тело», происходит от слова «цело» - это я у Павла Флоренского прочел в работе «Столп и утверждение истины». Действительно, во многих славянских языках звуки «т» и «ц» часто взаимозаменяемы, или звучат как одно целое, не разберешь, то ли «ц», то ли «т». В нашей группе была одна девушка из Белоруссии, так она говорила «цецрадь», вместо «тетрадь», ну и так далее. Я к чему все это, а к тому, что тело обеспечивает целостность функционирования души и духа. Это структура, которая удерживает их вместе и позволяет им согласовать свои действия. А раз это структура, то во внутреннем опыте триединства оно выражает, как ни странно, - сознание. Тело желает телесного комфорта. Оно нуждается: в пище, дыхании, движении, отдыхе. Оно желает размножаться, обладать вещами, которые облегчают ей физическое существование: одежду, кров, всякие механизмы, которые облегчают физический труд… 

После того, как даны характеристики этим частям или составляющим человеческого триединства, можно приступить к обсуждению критериев истинности.

Расставим приоритеты: на первом месте должны стоять интересы духа, как всем стало ясно из замысла Божьего – человек, прежде всего, творец, как и Сам Создатель. На втором месте интересы души, как более высшего, по сравнению с телом, отдела строения человека. И интересы тела должны быть на последнем месте при правильном духовном подходе к делу, к поведению человека. Чтобы было понятнее, к чему я клоню, давайте разберем примеры.

- Давайте, а то я пока не очень понимаю, к чему ты все это ведешь? – выразила недоуменье Глаша.

- Когда нет конфликта интересов духа, души и тела, то мы и не заморачиваемся, что нам да как выбрать в поведении, в наших действиях. Но представим такой конфликт интересов. Допустим, у двух друзей возник конфликт из-за автомобиля при разделе имущества фирмы, которой они вместе владели. У души на первом месте интерес сохранить дружбу, а у тела – завладеть автомобилем. Можно расставить критерии истины правильно: на первое место дружбу, как иерархически более высокую «вещь», а на второе – автомобиль. Тогда либо один уступит, ради дружбы, другому, либо они продадут автомобиль и разделят деньги пополам. Если интерес тела будет поставлен выше интереса души, то есть владение автомобилем выше дружбы, то это может привести к такой вражде, которая закончится катастрофой, в различных ее вариантах, в том числе и  для тела. Тут, думаю все ясно?

- И, правда, ты все так по полочкам разложил, что и не поспоришь! – воскликнула Глафира.

- Другой пример конфликта интересов и возможных вариантов его разрешения. Конфликт духа и души. Рос-рос в семье мальчик – Юра показал рукой на Глаифру, - да и вырос! – Глафира кивнула головой.

-  Его дух стремится к творчеству, к подвигам, к самосовершенствованию, для чего он выбирает путь в трудную профессию, требующую куда-то далеко и надолго уехать в опасные места. А душа матери хочет держать сыночка рядом, чтобы было комфортно, тепло, дружно, безопасно… Она не хочет его отпускать никуда. Если она настоит на своем, то есть поставит приоритет души над духом, то, скорее всего, получится следующее: мальчонка станет «маменькиным сынком», в жизни мало на что способным, жалким недомужчиной. Ну, вы поняли. Да потом еще может и попенять матери за то, что помешала сделать правильный выбор, и начать ее ненавидеть за это. То есть не только не выполнится приоритет духа, но и разрушатся душевные отношения.

- Вот так при нарушении приоритетов в критериях истины: духа, души и тела, дальнейший путь обычно оборачивается катастрофой для всех трех.  Таков мой вывод по результатам анализа наших бесед в библиотеке. Интересно?

- Интересно! Обычно вокруг таких конфликтов выстраиваются бытовые драмы, про них пишут романы, сочиняют стихи, пьесы… . А, можно, мне привести еще пример подобного конфликта интересов – Глафира вопросительно посмотрела на мужчин.

– Конечно!

- Например, конфликт тела и духа, если я все правильно поняла: тело хочет лежать на диване, а дух гонит его на пробежку…

- Ну, мать, не в бровь, а в глаз! Это укор всем нам?!

- Почему это всем, я дома регулярно физзарядку  делаю! – Николай возмутился таким обобщением. -  Так что ты зря, Юра, тут со своими критериями истины на дому!...

- Да, я, просто, попытался дать философский анализ, но с такой необычной точки зрения, какая родилась у нас, в нашем общении.

- Да, плоды интересные. Ты Михеичу покажи. Он, вероятно, оценит и придумает место в общей концепции для этого твоего эссе. – Николай встал и подошел к ноутбуку, заглянул в экран. - На мой взгляд, выводы, хотя верные, но довольно банальные. Русская и советская литература все время боролась с мещанством и пошлостью. Оказывается, они отстаивали приоритет духовного над  душевным и телесным. Что ж, не возражаю. Но это, кажется, было известно давно.

- Да, но все это было не в системе, а в «художественном» беспорядке. Ты знаешь, как художники не любят порядок. Я просто попытался привести все это в порядок, оформить в систему. Когда-то, когда я еще занимался наукой…

- Ты и сейчас ей занимаешься!

- Ну, ты сам знаешь, какой большой был перерыв. Так вот, когда-то я был штатным рецензентом комиссии по кандидатским диссертациям, были, конечно, дельные работы, но больше приходилось всякую чушь читать. Вот на что я обратил внимание: у многих гуманитариев есть такой недостаток, в одном абзаце они пишут одно, а через пару абзацев или глав пишут совершенно противоположное, при этом никакого противоречия не замечая. Потом у Выготского я прочитал такую замечательную мысль: чтобы обнаружить противоречивость суждений, нужно, чтобы они входили в одну систему. Понимаете! В систему! А у гуманитариев часто никакой системы нет. Вот всякие там хайдеггеры, попперы, сартры и подобные меня всегда раздражали, так как у них философия превращалась в говорильню, в поток сознания без системы, без «руля и ветрил». А! Так! Говорим – куда поток понесет!  Лишь бы вещать с важным и значительным видом. Вот в физике, напротив, я всегда вижу четкую систему, за что очень ее уважаю!  Иногда жалею, что не стал физиком.

- Ну, должен же кто-то и в философии систематичность отстаивать! – Коля поддержал друга. – У тебя очень хорошая и дельная диссертация, мне понравилась. И ведь, главное, материалы из нее мы положили в основу системы. Правда, пока, мне кажется, всю систему видит только Михеич, а мы так – куски разрабатываем!?

- Согласен – Юра был того же мнения, - просто у него энциклопедические познания во всех сферах, в которых мы знаем лучше только свои части.

- Но он, тут нужно отдать должное, умело руководит всем процессом «сборки» системы. А как вы думаете?

- Да, Михеич – голова! – Глаша заулыбалась – повезло нам с библиотекарем. Вот вы ребята были в разных странах, городах, общались с людьми науки, политиками, бизнесменами, но такого второго, как Михеич видели?

- Конечно, нет!  Он уникум! И,  мне кажется, под его руководством мы придем к желанной истине.  – Юра согласился с друзьями. – Давайте скажем прямо, я как верующий человек, думаю, что он посланец небес, эдакий визионер, как описано в той же «Розе Мира», которую он нам так пропагандирует. Помните главы «Миссии и судьбы» из этой книги?

- Да, они впечатляют,  и для меня, как историка, дают иной взгляд на исторических личностей, который открывает связи истории с Божественным замыслом. Вот это особенно ценно! Я часто пытаюсь донести это ученикам на уроках. Некоторые родители считают это в моем преподавании издержками староверческого происхождения, но большинство одобряет, так как дети становятся более понимающими, более уважающими родителей и послушными, добрее, в конце концов!

- По плодам их узнаете их – кивнув, произнес Юра.

- Ну, в общем, Юра, завтра к Михеичу на рецензию – Коля похлопал друга по плечу.

- Какое завтра! Посмотрите – уже рассвет! – Глаша отдернула штору на окне.

- Отдохну и к Михеичу!

Михеич внимательно изучил эссе Юры и попросил всех собраться завтра.

- Будет важный разговор на тему «Человек». Твой материал как раз туда сгодится!

На следующий день кабинет Михеича заполнился людьми. Он дал слово Юрию. Доклад Юрия был более обстоятельным, чем его разговор с Глашей и Николаем. Главное он очень понравился отцу Пахомию.

- Вот это по православному! Такой подход я поддержу. Нужно что-то будет использовать в своих проповедях. Юра, ты мне сбросишь текст на флешку?

- Хорошо!

- Теперь, если позволите, я продолжу тему составные части и строение человека – Михеич подошел к доске. Все закивали.

- Мы, конечно, говорим не об анатомическом строении физического тела, как вы все прекрасно понимаете. Мы будем говорить об так называемом энергетическом строении человека, которое и позволяет реализовывать Божий Замысел по отношению с нему. Начнем с арифметики! – Михеич сделал паузу и с лукавой улыбкой посмотрел на присутствующих. – Я запишу на доске цифры, которые мы знаем как арабские, известно, что арабы взяли их у индийцев. А индийцы… Вот тут я без особых объяснений, которые заняли бы много времени, покажу вам реконструкцию изображения цифр, до того, как они попали к арабам. Их можно найти только в очень древних индийских трактатах, которые, к сожаленью, утрачены в настоящее время, но в моей библиотеке найдется все. Степан Михеич подошел к полке и погладил по корешку какой-то старинный фолиант, по виду очень древний с незнакомой надписью, возможно на санскрите. В этом трактате написание цифр выглядит так:

-  Цифры узнаваемы?

- Да. Но кажутся стилизованными под какой-то неизвестный способ письма, возможно древнего. Какие-то здесь лишние петельки, «хвостики», «спиральки»…

- Да, и все они очень важны, как значимые символы.

- Объясните нам  - попросил Николай – и при чем тут человек?

- Ой, а я кажется вижу, цифры-то симметричные, только перевернутые!.. – воскликнула Глаша.

- Верно, если провести ось симметрии с учетом «перевернутости», то она пройдет по цифре «4». – Михеич провел пунктиром ось:

- Может быть кто-то из вас читал или где-то слышал, что в человеческом теле, с точки зрения эзотерики (но не в физическом, разумеется), есть 7 «чакр» или иначе – «энергетических» центров. Даже слово «семь-я» употреблялось когда-то не по отношению к группе родственников, а по отношению к одному человеку, в котором содержится 7 «я», относительно самостоятельных, но функционирующих вместе (хотя бывают и разлады). А вот теперь перейдем к троичности. Сейчас я покажу вам, что 7 = 3!

Все замерли с недоуменьем ожидая, какой такой фокус припасен для них у Михеича.

- В книге «Космогоническая концепция розенкрейцеров» (заметьте, как название «розенкрейцеры» перекликается с «Розой Мира») Макс Гендель пишет о том, что триединое «высшее Я» человека «отражается в его триедином «низшем Я»:         

- В-С-Н- триединая структура человека.

- Похоже на бабочку с крыльями, как психея в древнегреческой мифологии, бабочка-душа! – Глаша с широко раскрытыми глазами смотрела на картинку.

-  Эти «хвостики» внизу у трех первых цифр как раз символизируют отношение к низшему Я, «прицепление» к низшим мирам с размерностями пространства о 1 до 3. Мир четырехмерный соединяет низшее и высшее я, являясь как бы «зеркалом», для отражения. Четверка состоит из двух «хвостиков», «прицепляя» одну совокупность миров, к другой. Высшие миры с размерностями пространства от 5 до 7 – это миры, где обитает Монада – высшее триединое Я человека. Здесь «хвостики» у цифр стоят сверху – символ «прицепленности» или отношения данных тел-чакр к высшим мирам. Далее проведем еще одно дополнение – соединим симметричные цифры линиями:  

- Получили фигуру, напоминающую семисвечник – один из символов, используемых в христианстве и на гербе еврейского государства. Это символ человека в его энергетической сущности. Горящие семь свечей – это исправно работающие чакры человека. Зачем же нужна такая структура?

- Действительно, Вы нас озадачили этими симметриями, чакрами, телами и мирами с разным количеством измерений. Зачем все это.

- О тут много нюансов, но остановлюсь на главном, что имеет отношение к нашей концепции. Единица и семерка симметричны друг другу, так как они символизируют потоки восходящей и нисходящей энергии. Одномерное тело – это и есть поток, с его единственным или главным направлением. Давайте вспомним, что нам рассказывал Николай про открытые системы в физике. Там есть «исток», «сток»  и поток через открытую систему. Здесь картина чуть-чуть сложней. В открытой системе – «человек» есть сразу два потока, встречных. Один, верхний (направлен сверху вниз) т.е. «нисходящий». Он приносит информацию (негэнтропию) о божественном совершенстве. Это мощный светлый поток, в нем все совершенно и упорядоченно, а другой – снизу – поток «восходящей» энергии из матери-тьмы, который несет в себе отсутствие структур и форм  - т.е. свободен от всего, несет в себе свободу. Я даже могу добавить, что в этом тонкое различие применяемых нами терминов «воля» и «дух». Мы их чуть ли не отождествили. Но «дух» в этой модели человека – это нисходящий поток, идущий от монады из высших миров, а «воля» - это восходящий поток, который приносит свободу от уже готового в нисходящем потоке совершенства. Поэтому часто «воля» и «свобода» воспринимаются нами в нашей речи как синонимы.  Задача человека не просто провести «вниз» божественное совершенство, а создать нечто новое, более совершенное. Когда эти два потока встречаются в сердце человека (не в анатомическом органе, а в энергетическом «теле»), то старое совершенство, принесенное нисходящим потоком, как бы «разбирается» на составляющие в пространстве «свободы», принесенной восходящим потоком, а затем вновь собирается. Уже в нечто более совершенное. В сердце человека рождается новый Бог и Новая Вселенная. Сердце человека – арена творчества. Символ сердца – 

«звезда Давида», потому что в нем встречаются два потока, нисходящий (треугольник вниз) и восходящий (треугольник – вверх). Но это я рассказал вам, как должно быть в идеальном случае, когда сердце человека наполняется Богом – нисходящим потоком, наполняется любовью к Богу. В нашем мире чаще бывают всякие искажения. Но главная духовная практика христианского монашества – это погружение ума (я бы сказал) разума – в сердце. Разум, помните – это «различать умение». Он помогает сначала Божественное совершенство «разобрать» в сердце, а потом уже любящее сердце все собирает вместе заново. Эти два потока: восходящий и нисходящий скручиваются в двойную спираль, наподобие двойной спирали ДНК, или как две крылатых змеи на посохе Моисея и у современных патриархов – Михеич открыл рисунок в какой-то книге и показал всем присутствующим. – Это второй эзотерический символ человека.

Давайте вспомним стих Николая – Степан Михеич взял со стола какую-то  свернутую бумажку, развернул и стал читать, в конце стихотворения еще раз повторил рефрен «… но лучшее не повторяется…»

Николай посмотрел на Глафиру и шепотом спросил:

- Ты что, отдала Михеичу мое стихотворение?

- Ничего я никому не отдавала! – помотала головой Глаша.

- Тогда откуда?!

Глаша пожала плечами, они с Николаем еще раз убедились, что в библиотеку к Михеичу попадают разные документы неизвестным способом.

- Коля, можно, я зачитаю еще одно место из твоего дневника, как раз по поводу «лучшее не повторяется»? – в руках у Михеича оказался дневник Николая, который он сам уже дано куда-то задевал, потерял и не придавал этому никакого значения. Николай провел рукой по волосам, взглянул пристально на тетрадку. Видимо ее узнал:

- Читайте, там ничего секретного, но откуда это у Вас? Я же его сжег когда-то…

- Неважно. «Рукописи не горят…». Я прочту?

- Ага.

- «Лучшее никогда не бывает по-старому, я пытался много раз в жизни воспроизвести что-то, что мне очень нравилось: попасть в ту же обстановку, в тот же круг людей, но каждый раз убеждался, в том, что либо бывает по-иному, лучше прежнего, либо это унылое повторение старого, скучноватое и пошлое…». - Вот в этих размышлениях и стихах еще юношей Николай, по-моему, уловил  главную суть нашей концепции, еще ничего о ней не зная. Пути Господни – неисповедимы! Он ведет нас от интуитивно чувствуемых вещей к ясному пониманию основных истин. В наши души заложены многие предпосылки того, что потом мы реализуем в жизни.

- Я с этим совершенно согласен – закивал отец Пахомий – даже мой трагичный случай, раньше или позже, привел меня к Богу, а без этого, я, скорее всего, был бы просто обычным рядовым психологом.

- Я еще раз уточню про «сердце» человека, – продолжил разговор Степан Михеич, - Сердце – само название происходит от слова «середина», «серёдка». Это ласковое название середины, как слово «солнце» - ласковое название нашего светила (аналогично, окно – оконце). Но ведь, сердце, как анатомический орган находится совсем не в середине тела человека, не в центре, а слева. Значит, к нему применять это слово не очень корректно. А вот к тому, о чем я рассказывал выше – это очень даже походящее название. 

Если подводить предварительный итог, что получается, что человек одной стороной своего существа прикреплен к нижнему миру – миру первоматерии, миру первичной тьмы (над бездною которой носился Дух Божий еще в начале творения), другой стороной он прикреплен к Богу, сущему на небесах. Человек – «мост», соединяющий эти два состояния Бога: Триединого Бога старого совершенства (актуального во всех своих ипостасях) и Триединого Бога, стершего свое совершенство, пребывающего актуально только в ипостаси Матери – Божественной Женственности, ради будущего, еще лучшего совершенства.

-  Кстати, если кто-то задался вопросом, как это Бог отделил «нижние воды» от «верхних вод»  (это из книги «Бытие» Библии гл.1 ст.6 и7), гарантировав тем самым невозможность отпадения новых монад, то вот вам пример на картинке. Мир четырехмерный и соединяет, но и разделяет высшие миры и низшие. Они могут влиять друг на друга только через эту «твердь», и отпасть монады, соединившись с тьмой нижних миров, теперь уже не могут. «Твердь» не обязательно что-то сплошное и упругое или очень жесткое, она может быть и чем-то просто трудно проницаемым. Этот четырех мерный мир по терминам, принятым в эзотерике, называют «астральным». Он по своему общему фону – темный, а тела в нем светятся как звезды на ночном небе. Отсюда и название. «Астра» по-латыни «звезда». Всем этим уровням соответствуют «тела» человека: физическое, эфирное, астральное, ментальное, будхическое, атмическое… тела разных материальностей и разныого количества размерностей пространства. Но о них разговор можно будет вести позже, тем более, что это уже детали, которые напрямую ничего в общей концепции не меняют.

Николай подошел к доске, еще раз внимательно изучил рисунки и записи:

- Может, я скажу вещь не очень понятную, но все это напоминает мне из физики так называемую кварк-лептонную симметрию…

- Кварк-лептонную?!  - Глаша взглянула на Николая вопросительно-восхищенно. – Ты опять какими-то терминами сыплешь, мне совершенно непонятно.

- Да так, пришла в голову одна аналогия, но, возможно, так – ерунда!

Степан Михеич, тем временем, набросал еще одну картину на доске:

- Я не художник, но примерно так соотносятся точки расположения чакр с физическим телом человека, хотя находятся они в эфирном и других телах. На одномерное тело, как на ось нанизывается сначала тело двумерное (такой плоский «вихрь»), как круги нанизывают на ось. Затем два тела трехмерных – физическое и эфирное.  На них уже «надевается» тело астральное, как промежуточное между двумя «сакуалами» миров: мира нижнего и верхнего. А в верхнем мире у человека пока только одно более-менее сформированное тело – ментальное, пятимерное (и то, его нужно развивать), а, так называемые, «будхическое» и «атмическое» только в зачатке (как у высших животных тело ментальное). Человек, духовно развиваясь, начинает совершенствовать и эти тела. Когда он станет существом еще и духовно развитым, то у него будет полноценный набор всех семи «Я». У него будет настоящая «семья». В общем, выглядит это как игрушка - «матрешка». Эта игрушка, кстати, тоже была придумана не случайно, а как символ, который я сейчас попытался для вас расшифровать.

Михеич остановился. Ему было видно, что информация эта пока не очень укладывается в сознании его гостей. Однако радовало его и то, что какого-то резкого скепсиса или неприятия он тоже не заметил.

- Еще я хочу рассмотреть, буквально в двух- трех словах, чем отличаются «царства» природы друг от друга, в свете рассмотренных нами обстоятельств. Всем известно, что природу принято делить на: 1) «царство» минералов; 2) растительное «царство»; 3) животное «царство»; 4) наконец, человек составляет свое особое «царство».  Чем же они друг от друга отличаются внутренне?  У минералов (камней, кристаллов) есть отдельное индивидуальное физическое тело, но нет индивидуальных сознания, воли и чувственности. Хотя согласно нашей концепции и взглядам того же буддизма – сознание есть у всего. Только формы его очень разные.

1) Сознание камней проявляется в структурах кристаллических решеток, но оно видовое, общее для данного типа камней. Если попытаться «встать» на точку зрения минерала, то такое сознание переживается как в глубочайшей прострации или трансе. Какие-то мысле-образы примитивные ходят, но ни толком созерцать их, ни понимать их смысл, ни, тем более, влиять на них, управлять ими нет никакой возможности. Чувствительности тоже практически нет – или в самом общем виде по законам природы – действие порождает противодействие самый примитивный отклик согласно 3-му закону Ньютона. Воли своей индивидуальной тоже нет никакой.

2) В «царстве» растений уже проявляется индивидуальная воля – назовем ее стремлением к прорастанию. Появляется такой одномерный поток, нарушающий симметрию так, что мы видим проявление простой жизни. Этот поток заставляет растения тянуться (например, к солнцу), выстраиваться стебли, ветви… У растения есть уже не только индивидуальное физическое тело, но и т.н. тело «жизни» или эфирное. Но чувствительность у растений не индивидуальная, а общая видовая, как показано в некоторых опытах над растениями. Если как-то воздействовать на одно растения, то другие так же реагируют на это воздействие, хотя оно их непосредственно не касалось. Сознание у них тоже очень зачаточное трансовое, как в глубокой прострации. Оно даже не видовое, а скорее – всеобщее.

3) в царстве животных уже появляется индивидуальная чувственность, это в частности проявляется в существовании у них отдельных более или менее индивидуальных астральных тел (их еще называют телом эмоций). Т.е. отдельное животное чувствует боль, но не целый вид или группа. Однако сознание у животных все еще групповое, видовое. То есть стая, группа животных знает больше, чем ее отдельный представитель. Например, стая перелетных птиц знает, куда лететь на зимовку, а отдельная птица – не знает. Или стая волков ведет себя умнее, чем отдельный волк. Особенно заметна такая организация через надсознание у насекомых. У высших животных есть зачатки интеллекта, т.е. как бы прото-индивидуальные ментальные тела, но это только зачатки тел.

4) Впервые все три начала: воля, сознание и чувственность на индивидуальном уровне проявляются у человека. У человека появляется в добавок к уже названным индивидуальным телам, еще индивидуальное тело ментальное – тело мысли. Оно способно работать уже с мысле-образами, воспринимать их, менять, порождать, уничтожать, разлагать, складывать… и так далее. Как мы уже говорили выше человек своим индивидуальным внутренним триединством подобен Богу. Однако эти три начала еще слабо развиты, но, главное, еще не гармонично взаимодействуют  между собой. Нет внутренней стройности. Тем более, что мужчина создан так, чтобы у него от природы доминировала сначала именно воля. У женщины – чувственность. Но в течении жизни нужно стремиться к такому отношению этих трех начал, которое существует в Боге, полной гармонии и равнозначности, становиться внутренне стройными и по-настоящему богоподобными.

Михеич закончил записи на доске. 

- Вот поэтому я попросил Юру из его диссертации зачитать то место, где говорится о возможных нарушениях стройности, т.е. гармоничного триединства в существе человека. Юра, ты подготовил? Юра кивнул головой, вышел на середину кабинета и начал свой доклад. (моя книга из главы 5)

Искажения триединства

Очень часто наблюдаются искажения триединства, приводящие к печальным последствиям. Главной причиной искажений является отказ от любви (осознанный либо не осознанный) и попытка самоутвердиться, самовыразиться. Если тенденция к самодостаточности набирает огромную силу, если эгоизм главенствует, то вместо  того, чтобы искать дополнения себя в других и через бытие других, через утверждение не себя, а других, что именно и характерно для любви - вместо этого человек идёт через исключительное самоутверждение к самоотрицанию и саморазрушению. Напомним, что любое существо, будучи воплощённым, преимущественно выражает в этом воплощении какой-то один из аспектов триединства. И для того, чтобы развивать полноценное триединство, ему требуется искать “своё другое”, как говорит Вл. Соловьёв, т. е. дополнение себя в триединстве через тех, кто выражает преимущественно другие аспекты троичности: например, мужчина ищет дополнение через женщину, и наоборот, мать - через ребёнка, дети - через родителей, наконец, человек - через Бога и в Боге находит своё гармоничное дополнение себя миром. “Я” постепенно в любви воссоединяется с “не-Я”, исцеляя (делая целым) в себе весь мир. Т. е. человек достигает всеединства с миром без потери индивидуально-неповторимого “я”.

Если же триединство искажается, то возникают обычно следующие ситуации. Допустим, вместо поиска триединства человек утверждает себя как преимущественно сознание. Получается ситуация, когда самодовлеющий интеллект пытается всё объяснить и обосновать из себя самого, без привлечения опыта чувств и без опоры на реальную деятельность (т.е. проявление воли), без опоры на опыт. Так, например, как было в средневековье, когда главенствовала схоластика, как метод познания с помощью только «чистого разума». У людей с эгоистической доминантой рассудочности очень холодные и вялые чувства, ибо они всегда тут же ментализируются и подавляются “разжижаются” рассудком, гипертрофированной рефлексией. По той же причине очень индифферентна и слабо выражена воля, ему проще мечтать, чем делать. Тогда он начинает утопать в схоластике, отвлекаясь от чувственных ощущений, не пытаясь сверить (проверить) с практикой бытия свои рассудочные построения. Он гордо абстрагируется от “низости” бытия, от “обманчивости” чувств. Логика и только логика, рассудочность в чистом виде - вот теперь его закон. И если он последовательно идёт по этому пути, не обманывая себя, не убегая от постановки новых и новых вопросов, то вскоре убеждается, что ничего хорошего из его “чистого разума” не выходит, ибо в основном, вместо конкретных выводов, получаются бесконечные дискурсии - ряды рассуждений, которые не могут остановиться и прерваться, ибо не имеют для этого критериев. Математическая логика показывает, что без системы исходных аксиом, справедливость которой стоит вне логики, цельной теории не построишь. Но, где же их взять - эти исходные утверждения, да такие, чтобы они были верными? Как соединить их в правильную непротиворечивую систему? В самом сознании “в чистом виде” можно сделать любое(!) утверждение и его обосновать. Т. е.  рассудок, оставаясь в гордом одиночестве, не имея опоры ни в чувствах, ни в опыте (действии - как проявлении воли), может логично обосновать всё, что угодно как прямое утверждение, так и ему совершенно противоположное. Возникает недоумение, тогда где же истина? И можно ли прийти к ней чисто логическим путём, если этот путь равно ведёт в ту и в обратную сторону? Вот тут бы рассудку и понять, что нет в нём одном самом по себе взятом самодостаточности, и обратиться к триединству, утверждая не себя и не свою только логику, но утверждая то, что даётся в живом чувстве и то, что удовлетворяет действию, практике (т. е. критерию воли). А вот и нет! Он горд, и гордо заявляет, что истины просто нет! Раз я её сам по себе достигнуть не могу - то её объявлю не существующей. А поскольку чувство истины, живущее в каждом из нас, волевое устремление к её поиску - интеллект задавил в своём самоутверждении, отказавшись от триединства с чувством и волей и желая доминировать в одиночку - то рассудок оказывается в тупике. И отрицая истину, отрицает в этом себя, как инструмент познавания истины, т. е. приходит к самоотрицанию. Человек начинает ненавидеть всякое ментализирование и рассудочность с такою же силою, с какой любил это раньше. Начинает глушить интеллект разными способами (алкоголем, наркотиками, просто безумными выходками). Т. е. человек приходит к саморазрушению интеллектуального начала с тем же энтузиазмом, с которым пытался его самоутверждать. Результатом самоутверждения исключительно сознания т. о. является его самоотрицание и саморазрушение.

Такой путь прошли многие ещё многие из древнегреческих философов, став вначале скептиками, а затем, кое-кто и киниками (циниками) и агностиками. Отрицание истины стало главным выводом подобных “школ” греческой классической философии. И эта трагедия самоутверждающегося интеллекта продолжалась и в другие времена,  продолжается она для многих и сейчас. Такие исходы очень характерны особенно для нашей цивилизации европейского типа, ибо она слишком рационализирована и заментализирована. Более мягкий вариант нарушения триединства заключается в распространенном ныне типе человека, у которого игра ума стоит на первом месте. Он обычно любит строить красивые абстрактные схемы, увлекается этой игрой ума, так что его раздражает несоответствие реальности его абстракциям. Он, таким образом, становится врагом реальности, уходит в мир ментальных построений, в мир красивых безделушек рассудка, в виртуальный мир компьютерных игр и построений.  Иногда он  пытается насадить другим свои оторванные от жизни построения, не желая при этом корректировать их в соответствие с истинным положением дел, в соответствии с чувствами и желаниями других. Такие люди, увы, часто становятся руководителями различных “мозговых центров”, насаждающим свои выводы обществу. Часто, бывает так, что руководители государств или крупных фирм прислушиваются к их советам, дают им в руки бразды правления, и это может с большой степенью вероятности закончится катастрофой. Гораздо реже человек совмещает в себе сильный рассудок, сочетающийся с реалистическим взглядом на мир, т. е. сочетающийся с практическим устремлением воли, а это уже ближе к реализации более гармоничной степени триединства, однако может быть еще очень далеко от истинной гармонии.  В нынешнем информационном противостоянии России и Запада для западного обывателя и даже интеллектуала факты становятся неважными, важно становится «мейстримное», взятое как бы из «чистого разума», мнение, оно заменяет факты. Это состояние умов на Западе назвали состоянием «постправды».

Другой пример продолжим как бы из первого. Когда рассудок приходит к самоотрицанию, к пониманию невозможности из себя самого познать истину (в гордом одиночестве), то эгоистичный человек начинает (пытается) утверждаться через другое начало - волю. И опять пытается делать это в исключительном утверждении лишь этого одного из начал - такова тенденция эгоизма - утверждаться в отдельности, в исключительности (т. е. исключая всех остальных и всё остальное как ценность, которую тоже необходимо утверждать). Цинизм и есть самоутверждение воли. К нему приходят не только скептики, уставшие от пессимизма своих ментальных усилий. Просто есть люди (больше их, конечно, среди мужчин - ибо мужчина выражает преимущественно волевое начало), которые никогда не знали мучительных поисков истины, которых просто жизнь “научила”, что сила - есть закон, что право имеет тот, кто сильнее. Причем, сильнее далеко не столько в физическом, сколько в психическом смысле – силы воли. У таких людей, в силу доминирования лишь волевого начала, ум очень ограничен и подчинён лишь узким целям стремления воли, при этом разум теряет гибкость - видит лишь прямолинейно, чувственность тоже огрублена, все мешающие воле чувства подавляются в зародыше. Такой человек лишен сочувствия и жалости. Это тип “салдафона”, для которого прав тот, кто сильнее, а сила — единственный критерий истины. В силу подавления волей сознания, он часто бывает туповат. Однако иногда он бывает хитер и коварен. Это тип тирана и деспота. Скептики же говорят примерно так: раз истины нет, то нет и оправданных ею законов жизни, а, значит, я сам себе буду законом (“Раз Бога нет - то всё дозволено!”. «Тварь ли я дрожащая или право имею?!»). Самоутверждающаяся воля так же приходит к своему самоотрицанию и саморазрушению. Дело в том, что для сильного проявления воли нужны сильные желания - стимулы. Если же воля человека разрушила все препятствия на пути к какой-то конкретной цели (обычно обладание чем-либо, или власть над кем-либо), то она становится в тупик: “Достиг я высшей власти...” - а счастья нет. Она не может успокоиться, на то она и воля - активное начало, да ещё гипертрофированная. Ей подавай преодоления! И тут человек начинает чудить! Силы кипят - девать их некуда.  Он лихорадочно бросается от одного к другому делу, но если препятствия малы, то вновь неудовлетворённость - тоска, жажда влить куда-то силушку! И тут есть два конца с саморазрушением или самоотрицанием. Первый - наконец, найдёт коса на камень! В результате своего лихорадочного поиска приключений и борьбы - гибель (почти неизбежна). Или другой сценарий: человек находит более сильного и поскольку его собственный идеал - это ни чем не ограниченная сила, то в этом более сильном он видит своего кумира, своего идола. Ему он подчиняет свою волю, т. е. отрицает своеволие - т. о. волевое начало приходит к самоотрицанию. А тот (кумир - “наполеон”), т. к. для него “двуногих тварей миллионы - орудие одно”, то он бросает этого на верную смерть без сожалений и угрызений совести. Т. о. и здесь, обычно, идёт саморазрушение - смерть!

Есть ещё и третий “сценарий”, когда уставший от самоутверждения воли, разочаровавшийся в нём, т. е. отрицающий это самоутверждение с тем же упорством, с которым утверждал когда-то, бросается в поток чувственных страстей. И опять же в этом новом увлечении эгоистическая тенденция к самоутверждению приводит к попытке утвердить чувственность как нечто самоценное, исключительное, сделать её самодовлеющей. К этому пришли эпикурейцы, гедонисты... Начинается погоня за сладостью жизни. Но к этому может стремиться и человек, не прошедший искусов первых двух самоутверждений, а изначально впитавший “урок” жизни, что наслаждения, чувственное удовлетворение - превыше всего. Люди, которые утверждаются через чувственное начало в его исключительности из триединства обычно раньше или позже приходят к саморазрушению. В силу самоутверждения чувственности, сознание и воля подчинены этому лишь началу: сознание только и думает -  как и где найти более изощрённые способы наслаждений, как изобрести новые, а воля направлена только к их достижению. Тяга ко всё более изощрённым, сильным, острым ощущениям толкает к алкоголю и наркотикам, половым извращениям и иным извращённым способам удовлетворения чувственного начала. В конце концов, либо быстро наступает смерть, либо усталость, отупение чувств - т. е. их самоотрицание. Человек уже с отвращением смотрит на то, что раньше его влекло с такой силой. Уже большие дозы не дают удовлетворения чувствам. Он становится безвольным, интеллектуально жалким существом, растлившим всё лучшее в себе, ибо чувственное в нём задавило две другие ипостаси.

Т. о. видно, что эгоизм всегда приводит к нарушению отношений триединства в человеке, в следствии чего это внутреннее нарушение обязательно транслируется в мир внешних отношений. Т. е. у эгоиста нарушены внутренние отношения, прежде всего, с самим собою, а вследствие этого нарушены отношения с окружающими людьми, с окружающим миром. Одно из внутренних начал самоутверждается за счет двух других, угнетая и подавляя их собой. Как, очевидно, и здесь законы триединства играют первостепенную роль. Только гармоничное развитие триединства, идеология, требующая дополнения себя другими, требующие любви к другим, утверждения их бытия, - только это может дать импульс бесконечному развитию и совершенствованию человека, безграничному углублению его воссоединения с Богом, с миром, с самим собой.

- Получается, примирись с самим собой, примиришься и с другими. Враждуешь с собой – враждуешь с другими? Так ли я поняла тебя, Юра?!

- Ну, в самых общих чертах так. Только примирение с собой – это не прощение себе любимому своих грехов и недостатков, как обычно советуют западные психологи, а устроение себя внутри, что все три начала были в гармонии.

- Помню – вмешался Николай – построение гармонически развитой личности было одной из целью в нашем коммунистическом прошлом.

- А что тут плохого? Сейчас вон в школе дети во всем правы, им потакают, а обязанностей они не знают. И к чему мы пришли? Растут такие неженки с гипертрофированным чувственным началом, как Юра описал, а воли на самовоспитание или совершение каких-то серьезных дел, да даже просто на нормальную учебу – у них нет! – Глаша возмущенно парировала Николаю. -  И сознание, в результате, у них оказывается неразвитым. Налицо нарушение триединства!

- Смотри, Юра, твоя теория в действии… - Николай попытался пошутить.

- Знаешь, Коля, не до шуток! Это же просто национальная катастрофа приближается!

Михеич, видя, что разговор пошел не по той линии, что намечалась изначально, решил вмешаться:

- Уважаемые коллеги! Разговор об образовании мы обязательно продолжим. Но сейчас нужно остановиться. Ведь главные итоги так могут кануть в пустоту. Итак, сегодня мы говорили о человеке в контексте Божьего Замысла. Я думаю, вы много нового для себя узнали. Сейчас главное это все соединить и увидеть продолжение «красной» линии всех наших разговоров. Как бы ощутить ось, на которую «нанизывается» вся наша концепция – это ось Триединство везде и во всем! Начинает у вас складываться такое впечатление?

- Пожалуй, да – первым ответил Николай. - Целостность и «Ось» концепции я осознаю! А вы? – он обратился к остальным гостям.

На мой взгляд это все удивительно, ведь на эту ось «нанизывается не только наука, философия, но богословие – отец Пахомий, сложил вместе ладони рук, как бы символизируя то единство, которое он тоже ощущал в выстраиваемой Степаном Михеичем концепции.

- Грандиозно! Вера, разум и воля – все сложилось у меня теперь в сердце! – Глаша тоже поддержала присутствующих.

- Я рад за вас! – Михеич широко как-то по-детски улыбнулся. Тогда продолжим в другой раз?!

Все согласно закивали головами. Начали собираться по домам. Отец Пахомий подошел к доске с рисунками и обратившись к Михеичу сказал: «Что-то мне напоминает вот эта «бабочка» из высшего и низшего «я» с сердцем посередине?»

- Неужто полушария мозга человека?

- Откуда Вы Степан Михеич…? Точно, я же эту тему хотел разрабатывать по психологии давно еще, пока со мной все это не приключилось!

- Ну, так не поздно еще сейчас.

- Асимметрия полушарий мозга! Вот что у меня напрашивалось, когда нам Николай по разные асимметрии рассказывал и про дух, как вызывающее их начало.

- Замечательно! Можете Вы представить нам доклад на эту тему? Полагаю, будет интересно.

- Интересно-интересно… девки пляшут… Правда. Дайте мне дней пять.

- Да хоть и неделю. Мои консультации, если понадобятся – всегда к Вашим услугам!

- Думаю, понадобятся. Еще как понадобятся!

- Хорошо, на том и сговоримся. Пусть пока наши гости разбирают то, что уже накопилось. А мы подготовим им что-то новенькое.

На том они и порешили.



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История детского тренера по дзюдо, Учителя и Человека с большой буквы.
Сайт книги


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: