Налог на счастье

Научно-фантастическая скоморошина

 

Песенка о счастье
 

Люди желают счастья,

Ждут как зимою лета. 

Требуют действий власти

И мудрецов совета.

 

Только вдали мелькает

Птица шальной удачи. 

Бедным не помогает, 

Ждёт себе побогаче. 

 

Это несправедливо.

Только кому упрёки?

Думаешь быть счастливым –

В путь торопись далёкий.

 

Ведь под лежачий камень

Даже вода не льётся.

Счастье находим сами,

Счастье – не выдаётся.

 

Новоиспечённый глава Государева совета Константин Семёнович Верховодин направлялся к Царю, чтобы лично представить реформу налоговой системы. Предложение получилось неожиданно дерзким даже для него, заслужившего славу вольнодумца и прогрессиста, поэтому молодой царедворец шагал по дворцовому коридору не торопясь, продлевая минуты, чтобы ещё раз обдумать и взвесить свои аргументы.

Размышления Верховодина прервала Матрёна, русоволосая красавица-царевна с характером весёлым, хоть и взбалмошным. Девушка давно пришлась мужчине по сердцу. Однако выдвиженец с периферии ещё не освоился при высочайшем дворе и вольностей с барышней сознательно не допускал, оставался неизменно деловым и застёгнутым на все пуговицы.

- С заслуженным повышением, Константин Семёнович! – радостно возвестила царевна.

- Благодарю, Ваше Высочество, что находите время следить за карьерой провинциала.

- Что вы постоянно такой официальный, Константин Семёнович? – поддела чиновника девушка. – Необязательно 24 часа в сутки являться главой Госсовета и приближённым моего батюшки. Иногда стоит просто побыть человеком, порадоваться жизни. Пойдёмте играть в бадминтон?

- В настоящий момент я иду к батюшке, то есть к Царю вашему... нашему, - сконфузился Верховодин. – Чтобы сделать доклад. Срочный. Мне надо идти.

- Когда надо - лучше поспешить! - съязвила Царевна. – Чтобы не опоздать.

Верховодин припустил по коридору как ошпаренный, а Матрёна утратила напускную весёлость, нахмурилась и вздохнула.

 

Песенка о царевнах

Если девушка – царевна, это чуть не приговор. 

Напрочь все придворные притворны. 

Что улыбки, комплименты? Бесполезный вздор!

Будь собой молве наперекор!

 

Каждой девушке-царевне вот бы счастье отыскать! 

Лести лицемерной не поверив. 

И кивком высокомерным разгоняя знать, 

Суженого милого узнать. 

 

Если девушка – царевна, словно в небе журавель,

А синицей быть ей не пристало.

Добрый молодец, скачи сквозь стужу и метель.

Но наступит и апрель-капель.

 

Предложение главы Государева совета Царя изумило. Бывалый и тонкий политик даже озадачился: «Как затейливо закрутил-то! К чему же на деле стремится наш новобранец? Или без задней мысли лишь о благе народном печётся?».

Царь неизменно благоволил напористым провинциалам, продвигал, если видел способности и подлинные заслуги. Вступался при нападках столичного истеблишмента. Так пять лет назад Государь обласкал вниманием Константина Верховодина, перспективного губернатора с новаторскими идеями. Экономика региона росла как на дрожжах, конфессиональные противоречия разумно улаживались, даже мусорная проблема исподволь сошла на нет. На волне успеха Верховодина перевели в столицу, выдержали в министерстве ЖКХ и комитете по безопасности, а недавно поставили руководить Госсоветом. Тем больше озадачила первая инициатива. Не вышел бы блин комом...

- Предлагаю упразднить дань на землю, недвижимость, на прибыль, на добавленную стоимость, - докладывал Верховодин. - Установить единый налог – на счастье.

- Теперь счастье у нас будет наказуемо? - не понял Государь.

- Пора подданным и правителям отойти от старомодных представлений об уплате дани как о потере, убытке или наказании. Обложение налогом станет привилегией, признанием со стороны государства успешности человека или предприятия. С налогоплательщиком партнёры будут рады вести дела. 

- Налогоплательщик - это звучит гордо! Стоящий девиз, - согласился глава государства. - А бюджет удастся наполнить? Будет чем платить учителям, врачам, военным?

- Найдётся, Ваше Величество, - уверенно ответил глава Совета. – Как показывают социологические опросы, народ доволен правлением, так что казна не опустеет.

- А если кто бедолага из подданных, что ж его налогами тяготить? – подумал вслух Царь. – Пусть оправится немного. Почувствует, что государство о нём радеет.

- А в казну будут поступать только деньги благополучных и довольных жизнью. И вносить их станут от души, - добавил инициатор реформы.

- Хочешь сказать, что в казне всякий рубль счастливым станет? - с иронией уточнил самодержец.

– Да. А счастливый рубль двух злополучных стоит.

И молвил Царь:

- Быть по сему!

 

Песенка о деньгах

 

Деньги, деньги, деньги – это зло или добро? 

Мы на них меняем дни и годы. 

Что дороже нам решаем – злато-серебро

Иль глоток непроданной свободы. 

 

Годы, годы, годы – утекают как вода. 

Их не прикупить по предоплате. 

И считать мгновенья начинаем мы всегда, 

Лишь десятилетия растратив. 

 

Счастье к нам приходит, когда некуда спешить. 

Так зачем твердим мы: время – деньги? 

Не торгуясь, может, стоит жизнь свою прожить 

На отшибе в тихой деревеньке?

 

Немедленно отправили проект реформы в Институт энтомологии и геополитики.

Так исторически сложилось, что поведение сообществ людей и насекомых описывалось одинаковыми уравнениями – так и возник упомянутый институт. Преимущественно он занимался выявлением правил поведения пчёл, муравьёв и термитов и внедрением обнаруженных законов в юриспруденцию. Особо прославились местные академики и членкоры инициативой упразднить должности губернаторов в регионах и передать управление женщинам-матронам - аналогу маток у общественных насекомых. А исполнительную власть доверить тем, кто приглянется матронам и будет выбран ими в мужья. Законопроект подвергся оглушительной критике и его отложили до лучших времён. Но не забыли.

Глянули учёные энтомологи-геополитики на проект преобразований и призадумались:

- В каких же единицах измерять счастье? Как выяснить, кто доволен собой и жизнью, а кто нет?

- Давайте так! У кого есть дом, семья, машина, дача – тот счастлив. А у кого велосипед, съёмный угол и барышни стороной обходят – тот неудачник.

- Да ладно вам, Иван Иванович! Западный подход проталкиваете. Материально-потребительский. Только не работает он. Счастье - категория духовная. Бывает, дом полная чаша, жена-красавица, белый «мерседес» - а покоя в душе нет как нет.

- Про себя рассказываете, Пётр Петрович?

- Да хоть бы и про себя! Вы ещё фактор тёщи в описание не ввели. Обитает такая кобра в доме - кому хочешь жизнь отравит длинным языком! А иной на самокате ездит, курьером еду развозит из забегаловок – а рот до ушей, улыбка в 32 зуба.

- А ежели видеонаблюдение использовать? Камер же везде понатыкали. Если программы распознавания у человека фиксируют постоянно улыбку – делаем запись в регистре счастливых. И будьте добры - получите извещение из налоговой.

- Мысль недурственная, Иван Иванович. Только другая задумка есть: пусть люди сами заявляют – счастливы они или нет.

- А что, Пётр Петрович! Шикарная идея!

Так и прописали в законопроекте. Глава Государевой думы согласился. И Царь резолюцию наложил: «Толково! Исполнять!»

 

Песенка о науке
 

Измерено и сотни раз отрезано,

Что нам бессмертной не дано души.

Её искали скальпели и стетоскопы трезвые,

Командуя: "дыши!" и "не дыши!".

 

Просвечивали с вечера и натощак стращали,

И датчиков наставили под дых,

Но не нашли причин для радости-печали, -

И спроса никакого с них.

 

Душа электроскопа сторонится,

Стерильности чуждается в слезах.

Душа к душе потянется, чтоб прирасти-влюбиться

И светом зажигается в глазах.

 

- А-а! Так обратитесь к окулисту.

 

Разослали новый закон по губерниям и уездам – претворять в жизнь.

Заявляется мытарь в деревню, барабанит в ворота:

- Хозяева! Счастливые в доме есть?

Выходит владелец двора, мнётся у дверей, мямлит:

- Год не задался. Напряжёнка, прямо скажем, со счастьем.

Супруга из-за плеча выглядывает и давай мужика отчитывать:

- Значит, ты со мной несчастен, да? Что же ты меня позоришь перед людьми? Верка Каблукова с Олегом заявили, что счастливы.

- Десять тысяч заплатили… - хмуро вставил муж.

- Валька с Андреем Забелины - тоже на седьмом небе.

- Двенадцать им насчитали, - пробормотал хозяин.

- А тебе жалко двенадцать тысяч, чтобы любимую жену осчастливить?

Мытарь уже притерпелся к подобным сценам, оттого философски заметил:

- Вы пока разберитесь, а я на скамеечке посижу перед входом.

И за дверь вышел. Пока до скамеечки добрался, до него ещё донеслось, как супруг взметнулся:

- Не только ведь про тебя, но и про меня спрашивают – счастлив я или нет?

- А ты так весь из себя горемыка?

- А какая радость, если у тебя во вторник голова болела, муж тебе не нужен. На праздники ты переела, тебе дышать трудно. Вообще никакой личной жизни.

- Ах, никакой личной жизни?! А ну, пойдём на сеновал, разберёмся!

«Так, - заключил мытарь. – Это надолго».

Достал мобильник и доложил по начальству:

- Вы там в кабинетах мозгуете, а мы, между прочим, в поле работаем! И отсюда заметно, что дамы напрочь искажают статистику.

- А что такое? – удивилось начальство, словно женщин никогда не видело.

- В каждой особи слабого пола борется алчность со вздорностью, - доложил мытарь (он получил высшее образование по психологии – всё-таки с людьми работа). – Жадности жалко расставаться с деньгами, а вздорности надо перед приятельницами и неприятельницами выкаблучиваться. И в 90% случаев побеждает вздорность. Получается, мы с не со счастливых налог берём, а с тех, у кого жёны вздорные.

- И что вы предлагаете?

- Переносной детектор лжи. Тогда всё по правде будет.

 

Песенка о налогах

 

Под железный звон кольчуги,

На коня верхом садясь,

Не о прелестях подруги

Размышлял, как видно, князь.

 

Кабы думал о княгине,

Не собрался бы в поход,

На пуховой на перине

Провалялся целый год.

 

Понесла его в дорогу

Беспокоящая страсть:

Не успеешь взять налога –

Соберет соседний князь.

 

А останешься без дани –

Чем дружине заплатить?

И сбежит она к соседу –

Вкусно есть и сладко пить.

 

Князь-сосед тогда взъярится,

На тебя в поход пойдет,

И княгиню, и столицу,

И перину заберет.

 

От подобной перспективы

Князю по спине мороз,

Сам хотя не из пугливых,

Но решать пора вопрос.

 

Князь до ночи без обеда

Дань до крошки соберет.

Сам тогда он у соседа

Все перины заберет.

 

Много залежалых обид и конфликтов поднялось мутью в информационном поле. Бедным для счастья недоставало денег, а богатым – времени. Начальникам коробила душу нерасторопность подчинённых, а тем – самодурство вышестоящих. Детям для радости жизни не хватало велосипеда, а родителям – пятёрки по математике в сыновнем дневнике. Трудоустроенные завидовали пенсионерам, которым не надо спешить на работу, а те вздыхали, что в молодости здоровья было больше.

Вызвал Царь к себе главу Государева совета.

- Устроил ты бучу в обществе, Константин Семёнович. По телевидению третью неделю идут дебаты круче предвыборных – что такое счастье и как обойти детекторы лжи для уплаты налога. Одно хорошо – казна и в самом деле не пустует.

- Страна у нас такая, Ваше Величество…

- Какая?

– Метафизическая. Мы же всё смысл жизни ищем. И вдруг извечные вопросы счастья, денег и справедливости сошлись в одном налоге – гремучая смесь получилась. Вот и будоражит народ.

- Да ты нарочно это всё устроил, Константин Семёнович! Признайся! – прищурился Царь.

- Была такая задумка, Ваше Величество! Пора нашему народу и государству отринуть собирание сокровищ на земле и подумать о сокровищах на небесах.

- Раз ты сии волнения в населении возмутил, то тебе с этим и разбираться. Ступай к людям, иди в народ – и научи, что такое счастье, как его достичь, как близких своих облагодетельствовать.

- Откуда же мне знать?! – воскликнул глава Госсовета.

- Вот поймёшь - и нам расскажешь. Я ведь сам не соображу – положено мне платить налог на счастье или улыбка недостаточно широкая?

- Неужто вы царской долей недовольны, Ваше Величество? – удивился Верховодин.

- А как мне с помощниками навроде тебя жизни радоваться? Никаких же нервов не напасёшься! Не поверишь – ночами о тебе думаю. Больше, чем о чудачествах Матрёны.

- Не знал, что столько забот приношу! Уж простите!

- Иди! – Царь махнул рукой толи напутственно, толи в сердцах.

 

Надел глава Государева совета одеяние простолюдина и отправился в народ. Вышел на Колхозный рынок – а там воистину восточный базар. Собрались все как один мудрецы дивана да гуру онлайн-образования и устроили ток-шоу.

Оборванец (по идейным соображениям) талдычил:

- Счастье нельзя купить!

- Дай сюда деньги! Я покажу, как это делается! - кричал ему другой, просто оборванец.

Оптимист с томиком "Капитала" под мышкой спорил:

- Человек создан для счастья!

- А работать кто будет – Пушкин? - осадил его скептик, нервно тиская недельной давности "Коммерсант".

Верховодин не выдержал, вступил в разговор:

- Найди себе дело по душе и не будешь работать ни дня в жизни.

- Кто сказал?

- Конфуций.

- С Конфуцием не поспоришь.

Продавец шаурмы убедительно доказывал:

- На чужом несчастье счастье не построишь!

- Скажи это военачальникам и солдатам, - справедливо возражали шашлычники.

- Да и Генри Морган начинал пиратом, а дорос до вице-губернатора Ямайки. Теперь Морганы - богатейший банковский клан планеты.

- Так и что? Не в деньгах счастье.

Долговязый угловатый подросток огласил мнение IT-поколения:

- С-с-счастье - когда рядом есть ч-ч-человек интереснее интернета.

- Сказал как отрезал! Молодец, парень!

Батюшка прибазарной церкви изрёк:

- Счастье - когда Бога чаще благодаришь, чем просишь!

Верховодина это заинтересовало:

- А наоборот справедливо? Начни Бога благодарить за то, что у тебя есть - Он тебе даст, чего попросишь.

- Истину глаголешь, сын мой!

 

В это время во дворце разыгралась нешуточная драма. К Царю в кабинет ворвалась дочь Матрёна.

- Папа, ты зачем изгнал Константина?

- Никого я не изгонял! – запротестовал отец. – Я отправил его в народ расхлёбывать кашу, что он заварил. Пускай разберётся, что такое счастье, и всем нам расскажет. А то в стране налоговое законодательство и раньше казалось разновидностью головоломки, а теперь – полная неразбериха. Вот ты, Матрёна, уплатила налог на счастье?

- О каком счастье ты говоришь, если лично моего любимого из дворца выгнал! – вспылила девушка.

- Вот тебе и «Новости дня», и комедия «Свадьба в Малиновке»! – воскликнул царь-отец. – И когда ты успела втюриться?

- Неважно, - тихо сказала Матрёна. – Я пойду за Константином. В народ.

- Да куда ж ты пойдёшь? Он поди уже на Чукотке.

- Пойду на Чукотку! – упрямо твердила царевна.

- Что ж, это твоя страна. Ты вольна идти куда хочешь, - согласился отец. – Только ноги держи в тепле…

- Голову – в холоде, а живот – в голоде, - завершила дочь завет генералиссимуса Суворова своим чудо-богатырям.

Царевна чмокнула отца в щёку и побежала собираться в путь, но в дверях остановилась и добавила:

- Я думаю, только тогда возможно счастье, когда с кем-то можешь его разделить.

Царь подумал, что умница дочка растёт, но молодость есть молодость. И вздохнул.

 

Царевна настигла любимого на удивление легко. Для сохранения инкогнито девушка переоделась в мужскую одежду, наклеила усы, но всё-таки выглядела подростком лет 14-ти. Маскарад, впрочем, удался - в толпе базарных мыслителей Константин девушку не распознал.

«Да он и во дворце меня не замечал!» - уязвлённо подумала Матрёна.

А мистик с восточной наружностью разворачивал метафору:

- Счастье как мотылёк. Когда его ловишь - оно ускользает. Но стоит отвлечься, перенести внимание на другое, оно прилетит и незаметно сядет на плечо.

- Это правда, - согласился Верховодин. – Кто ищет счастье – тот его не имеет.

- Либо не разумеет своего счастья, - добавил мистик.

Тогда мальчик-Царевна с вызовом заявила:

- Счастье - это когда душа перестаёт просить то, чего у неё нет, и начинает радоваться тому, что есть.

- И это правда! – подтвердил Константин. – Но если люди будут всем довольны, развитие остановится. Или прогресс ускоряют несчастные?

Понял вельможа, что суждения базарных философов цветисты и разнообразны, однако не помогут решению поставленной Царём задачи. Ему нужно самому научиться быть счастливым и делиться счастьем с другими. Развернулся Верховодин и отправился дальше. Но мальчишка, который вступил в спор с мудрецами, увязался за ним.

- Куда вы идёте?

- Ищу ответ, что такое «счастье», - ответил глава Государева совета. - В общем, кому на Руси жить хорошо.

- Зачем знать, что такое счастье ? - возразила Царевна. - Достаточно найти его - своё, личное.

- Да бывает ли радость отдельная ото всех остальных? – спросил Константин. – Робинзон на необитаемом острове так ли доволен был своим одиночеством? Разве не стремится человек поделиться счастьем?

Матрёна не нашла что ответить. И попросила:

- Я тоже хочу разгадать, что такое счастье. Возьми меня с собой!

- Спутник в пути не помешает, - - согласился Константин. - Пойдём! А как тебя величают-то?

- Матр… - начала Царевна и вспомнила, что она мальчик. – Матрон!

- Что за имя чудное? – подивился Верховодин. - Калмыцкое, что ли?

- Да! – с облегчением подтвердила девушка. – У меня отец - почётный калмык. 

Это и в самом деле было так. Так что Царевна Верховодина не обманула. Но царедворец всё-таки с подозрением посмотрел на странного спутника.

 

Путники шли день, шли неделю.

- Счастье по природе духовно, - рассуждала мальчик-Царевна. - Можно ли достичь его через материальное?

Константин усмехнулся:

– Как вариант– что-то подарить. В этом действии сливаются материальное и духовное.

- Это да! – согласилась переодетая девушка. – А давай сразу испробуем! - И, не дожидаясь ответа Верховодина, обратилась к пробегавшему мимо мальчугану. - Эй, малый! Ступай сюда!

- А что сразу я-то? – насупился пацан, привычно ожидая взбучки за всплывшие проказы.

- Думаю подарить кое-что! – таинственно повела бровью Царевна.

- Что? – на лице подопытного проявилось любопытство.

- А чего бы ты пожелал?

- Водяной пистолет! Уже давно присмотрел в отделе игрушек, но у мамы зарплату задерживают.

Слава Богу, вельможам по средствам обзавестись подобным оружием, и через пару минут счастливый обладатель пистолета бегал по двору и пшикал водой на собак, кошек и детей помладше. Возникли шум и суета. Хозяева собак и сопровождающие детей возмутились.

- Откуда взялась эта брызгалка? – появилась мама мальчишки.

Благодетели разумно схоронились за углом.

- Мне дядя с тётей подарили! – показал сын. - А где они?

- Мало было на сорванца жалоб! - возмутилась мать. – Ему ещё стрелялку с барского плеча пожаловали!

- Ты же мне сама пистолет с получки обещала!

- Ничего подобного! Я тебе штаны планировала взять – у твоих уже коленки драные!

- Так ты бы не подарила мне ?! – пацан был огорчён и ошарашен взрослой коварностью.

Разоблачённая мать всплеснула руками.

- Неудачно вышло! – заметила Царевна.

- Принцип-то верный, - рассудил руководитель Госсовета. – Но счастье – материя деликатная. Дар уместен человеку знакомому, дорогому - тогда он не просто вещь получает, а твоё расположение и внимание.

- Это я виновата! – опустила голову Матрёна. - Дарить следует от души, а не для эксперимента.

Она вышла из-за угла и приблизилась к обиженным друг на друга матери с сыном:

- Извините! Это я не от большого ума натворила! Вовсе не желала вас рассорить!

- Мы не предполагали, что возникнут проблемы! – подоспел Верховодин.

- А мне нравится пистолет! – виновато вздохнул мальчуган.

Мама спросила:

- А ты поблагодарил за подарок?

- Нет! Забыл! Спасибо!

- От этого и проблемы! За дар благодарить надо, тогда он впрок пойдёт! – женщина обратилась к путникам. – Кто вы, добрые люди, и почему решили осчастливить моего невежу-сына?

- Мы идём по миру и ищем ответы на свои вопросы, - обтекаемо ответил Константин.

- А всё-таки тепло на душе от того, что есть на свете добрые люди! – улыбнулась женщина. – Спасибо вам!

Гости из дворца радостно закивали.

- Дай-ка глянуть! - попросила Матрёна у мальчика пистолет.

Всмотрелась в дворовое оружие и вдруг брызнула водой в лицо Верховодина. Тот опешил, а Матрон-Матрёна расхохоталась.

- Все вы такие, проказники! - возмутился Константин и попытался схватить обидчика.

Мальчик-Царевна взвизгнула, бросила пистолет и кинулась наутёк. Константин помчался следом и с удивлением чувствовал, что игра такая ему не то чтобы неприятна, но даже нравится.

 

- Получилось! – подпрыгивала на ходу Царевна. – Когда поступаешь по душе – это здорово!

Верховодин кивнул, но промолчал.

– А ещё говорят: «Не родись красивой, а родись счастливой!». Выходит, что счастье от роду даётся? Или его можно заслужить, заработать?

- Счастье без ума — дырявая сума: где найдёшь, там и потеряешь, - также пословицей ответил Константин. За время пути они поднаторели в цитатах и афоризмах. – Что касается «заслужить, заработать», то сознание хорошо сделанной работы и выполненного долга – тоже делает жизнь восхитительной. Рассказать тебе о самой большой радости, что я испытал?

- Расскажи!

- Отец задумал в райцентре, где возглавлял объединение "Сельхозтехника", посадить кедровую аллею . Выписал из Сибири саженцы, по осени приступил к исполнению задуманного. Мы с младшим братом ему помогали. У отца прихватило сердце - ни с того ни с сего. Он ведь крепкий, спортсмен, чемпион области по лыжам. Перенервничал, видно - реформы несуразные сверху спустили. Оказался в больнице, мы с матерью навещали его. Отец сокрушался, что саженцы пропадут и не будет в районе кедровой аллеи. А саженцев - тысяча! Хотели мы с братом продолжить начатое, но для двоих мальчишек непосильное дело оказалось. Тогда я рассказал об отцовской мечте в школе - и ребята загорелись этой идеей. Наш классный руководитель Сергей Иванович с нами на субботник вышел, и учитель биологии Игорь Анатольевич - чтобы всё правильно посадили. И даже директор школы. И дружно мы аллею за пару часов разметили и засадили. Ухаживали потом за саженцами, поливали, пока дожди не пошли. Сейчас эти кедры уже большие, шишки дают, орехи вкусные. Когда я показал фотографии субботника отцу, он прямо лицом просветлел. И за аллею радовался, и за сыновей, что характер боевой проявили. Когда он сказал: "Молодцы!", я почувствовал, что не зря живу.

- Здорово! - порадовалась за Верховодина Царевна. - Вот что такое счастье - это участие в большом деле. И корень один в словах - "часть".

- И то правда. Только смысл в них вкладывали изначально другой. Для древних людей счастье было - получить часть или долю добычи. Слова "доля-судьба" и "благодать" - всё о том же. Но нам теперь надо вложить в эти выражения другой смысл - участия в жизни страны, человечества. Того счастья уже недостаточно. Тусклое оно, частное.

- То есть частное счастье ты хочешь заменить общим? - спросила Матрёна.

- И возникнет государство, где люди в единстве  стремятся к высокой цели, где каждый человек ценен. И все рады жить рядом друг с другом.

- Я верю, что твоя мечта сбудется - так же как мечта твоего отца! – обнадёжила Константина девушка.

И вдруг ей стало стыдно, что у неё самой грёзы какие-то мелкие, девичьи – только о личном счастье. Но скоро она утешилась и подумала: «Почему же только о личном? Если я счастлива, то и мой избранник благоденствует. А если он доволен своей долей – то и страну счастливых людей создать сумеет".

 

Попутные машины останавливались, люди справлялись, не подвезти ли путников. Верховодин и Царевна принимали предложения и ехали с попутчиками, куда глядели фары автомобиля. Они не знали, где их ждут ответы на их вопросы, поэтому надеялись на удачу.

- Удача и счастье всё-таки не одно и то же, - доказывала Матрёна-Матрон. – Да, человеку везёт, но это не значит, что у него обязательно хорошо на душе. Преступникам тоже везёт до какого-то момента, но разве есть счастье в том, чтобы отнимать чужое имущество, а то и жизнь?

- Это верно! – согласился царедворец. – В чём же оно – настоящее счастье?

- А я вам расскажу! – вступил в разговор водитель машины. - В народе говорится: «Горя бояться — счастья не видать», - вещал сосед по столику в придорожной кафешке. – У меня всё было – дом добротный, должность прибыльная, жена и два сына – пристроены в лучшую гимназию в городе. А счастья не было. Отравлял жизнь страх потерять то, что имею. Не только достояние, но и семью. Я считал, их отношение к отцу и мужу на достатке держится. Не верил в любовь и всё такое. И чем дело обернулось? С должности меня попёрли – подсидели интриганы-коллеги. Дом сгорел - пришлось с семьёй переехать на съёмную квартиру. Думал, жена уйдёт от неудачника. А она – нет. Твердит – справимся, переживём, будет и на нашей улице праздник. Мальчишки даже лучше учиться стали, чтобы настроение не портить. Старший – олимпиаду по биохимии выиграл. Сейчас каких только олимпиад не придумают. И тогда дошло, что богатство настоящее – близкие люди, которые в трудную минуту не бросят, останутся рядом. И на душе полегчало. Повеселел я, признаюсь. Стал искать лучшей доли – а на ловца и зверь бежит. Коллега с прежней конторы задумал дело своё открыть. Меня он знал, что работы не боюсь, в тонкости вник. Пригласил в компаньоны – закрутилось дело бодренько, резвенько. А если не тот пожар – так и жил бы, трясясь за барахло и не доверяя близким. 

- Поучительная история,- согласился глава Госсовета и осведомился. - А как вы восприняли налог на счастье, который вызывал столько споров?

- Совершенно спокойно, – искренне ответил собеседник. – Когда в доме довольство, налог - не расстройство.  Кстати, по новой формуле я даже сэкономил. Счастливчик же!

Попрощались путники с благожелательным водителем и далее пошли своей дорогой.

- Сколько уже по стране ходим, - задумался Верховодин. - Сотни историй слышали и тысячи суждений, что такое счастье. А сами мы счастливы? Ты, Матрон, счастлив?

Царевне было в радость странствовать с любимым по городам и весям. Огорчало её только то, что Константин путешествовал не с ней, а с пареньком Матроном. И не вспоминал о Матрёне, которая осталась в далёком дворце - во всяком случае, не говорил об этом. Попытки прощупать его отношение к Царевне успеха не принесли. Беседа каждый раз двигалась по одной колее.

«Константин, а ты Царевну нашу видел?». - «Да». – «И как она тебе? Нравится?». - Верховодин отмахивался от вопросов мальчишки: «Что за глупости у тебя в голове? Рано ещё о девушках думать. А о царской дочери – тем паче». – «С чего ты взял?». – «Гордая она. Не нашего полёта птица». - Да отчего же! – возмутилась Матрёна, запамятовав, что она - Матрон. И опять Константин странно на неё посмотрел.

С другой стороны, признаться девушке сейчас в устроенном маскараде – это напрямую объявить о нежных чувствах, да ещё о том, что их стесняешься и скрываешь. Этого Матрёна допустить категорически не могла. И решила, что лучше Константину о её притворстве не знать. Когда вернётся во дворец – она встретит Верховодина как царевна.

- Ты счастлив, Матрон? – настаивал на ответе глава Госсовета.

- Да. Счастлив. – ответил мальчик-Царевна. – Хотя моё счастье неполно без любви.

 

Развить тему помешал непредвиденный случай.

На просёлке буксовал «опель», увязший в колее. Дождя не было уже неделю, но кому судьба, тот грязь найдёт. «Опель» ритмично газовал, а сзади в бампер упирался мужичонка в поношенном пальто и ленинской кепке. Верховодин молча подошёл подсобить, Царевна по девичьему обыкновению хотела остаться в стороне, но её подстегнул возглас Константина:

- Матрон! А ты чего? Айда на помощь!

Пришлось и Матрёне приложить царские ручки к вызволению машины. «Опель», натужно взревев, выполз из рытвины. Грибники на радостях предложили отпраздновать освобождение из колеи травяным чайком из термоса и бутербродами. Путешественники не отказались. И уж, конечно, Верховодин задал грибникам извечный вопрос о счастье.

- Легко понять логику Госсовета, который намеревался введением единого налога запустить общественную дискуссию о счастье и смысле жизни, - сказал долговязый грибник, водитель и владелец «опеля». – А вот Пётр Петрович огласит особое мнение. Так ведь?

- Не постесняюсь сказать, Иван Иванович - хоть здесь в лесу, хоть с высочайшей трибуны, - отозвался обладатель ленинской кепки. – Как в народе проявляется счастье? – обратился он к собеседникам.

Матрон-Царевна сообразила:

- Душа поёт!

- Вот именно – песней! – поддержал грибник.

- И ноги в пляс пускаются! – добавил Верховодин.

- Точно! Так и есть! Песня и пляска – непременные спутники счастья. Но люди же разучились телесно выражать душевные чувства! Стали зрителями, а не участниками. А счастье - в участии, в совместном бытии. Завсегдатаям соцсетей трудно подняться с дивана. Максимум на что теперь способны при положительных эмоциях – выложить фотку в Инстаграме.

- И что вы предлагаете, Пётр Петрович? – спросил напарник и давний оппонент.

- Если государство стремится к счастью народному – следует обучать детей петь и плясать. Нужны праздники, где нет зрителей, а все веселятся, хороводы водят, удаль свою показывают. Ведь как жили? Музыка зазвучала - это уже праздник. Не песня и пляска от радости, а наоборот: запел, заплясал – приманил счастье.

- А давайте приманим счастье! – предложила Царевна-мальчик.

 

Учёным по выслуге лет отплясывать не полагалось, но стремление подкрепить теорию практикой одолело. Старики с кряхтением поднялись. Иван Иванович поставил в магнитолу "опеля" диск с русскими плясовыми и хороводными. А Пётр Петрович, похоже, в молодости здорово зажигал, потому что выдал заводную пляску с притопами и прихлопами, а затем и вприсядку.

Царевна пригляделась и переняла стиль. Верховодин также присоединился, а разошедшийся Иван Иванович извлёк из багажника гармошку.

Закружился настоящий праздник, который притягивает прохожих и проезжих. Остановились ещё две машины, откуда выскользнула молодёжь. Из леса выпорхнула стайка барышень с корзинками. И с ними знакомый нам мытарь. Поначалу плясали, позже пели. Репертуар Ивана Ивановича включал уйму песен – народных, советских, современных, а у мытаря обнаружился замечательный баритон. В бардачке «опеля» отыскался сборник текстов. Все остались довольны, хотя грибов и не набрали. Обменивались адресами и телефонами.

- Так и создаётся счастье! – подмигнул Верховодину Пётр Петрович, утирая пот со лба. – Не умозрительно, а практически. – И добавил. – Может, этот праздник - лучшее, что я совершил в жизни.

- Жизнь ещё продолжается! – дружески обнял учёного Константин.

А мытарь воскликнул:

- Эх, благодать! Сколько подданных теперь, не кривя душой, заплатит сбор на счастье!

Верховодин поддержал важную для него тему:

- Считаете, что налог на счастье оказался полезным, Алексей Алексеевич?

- Не буду скрывать, что закон ещё сыроват, но чрезвычайно перспективен, - ответствовал мытарь. - Сами посудите. При подобных критериях налогообложения государству выгодно развивать то, что поднимает людям настроение. Например, пляски и песни, что сегодня продемонстрировал Пётр Петрович и Иван Иванович. Это же здорово! Вкладывай в образование, в праздники, в физкультуру, в поддержку талантов – всё вернётся сторицей.

- А вложения в деградационные потребности будут нести убытки, - отметил учёный. – Увеличится производство алкоголя – индекс счастья упадёт непременно.

- Почему упадёт? – уточнил Верховодин. – Кто-то же не мыслит жизни без возлияний.

- Мультипликативный эффект, мой молодой друг, - пояснил Пётр Петрович.

- Это что такое? – удивился мытарь.

Растолковал отложивший гармонь Иван Иванович:

– Пьющий индивид, возможно, доволен выпивкой, но его жена, дети – мучаются. Соседи, учителя неуспевающих детей – тоже среди пострадавших. Система здравоохранения тратит силы, средства, время на травмы, полученные по пьяни. На болезни, возникающие из-за употребления спиртного. А эти ресурсы лучше направить на поддержание здоровья тех, кто о нём заботится. Что в итоге перевесит – алкогольная услада одного или бедствия окружающих?

- Так что новый налог заставит во многом пересмотреть политику государства! – изрёк Пётр Петрович.

- Я учту! – подтвердил неузнанный глава Государева совета.

И вдруг…

Песенка о празднике

Протекала жизнь спокойно

От восьми и до пяти.

Могут праздники и войны

Распорядок потрясти.

 

Фейерверк оглушит разом

И толковых, и невежд.

Не удержит будний разум

Здравомыслия рубеж.

 

Грянет музыка, и ноги -

Как в атаку - в перепляс.

Хороводы окружают

Кто в серьёзности увяз.

 

Если хмурый – то сдавайся,

Шуток лупит пулемёт.

Кто угрюм – того зацепит,

Кто смеётся – тот поймёт.

 

Смехотерапию нужно

В праздник каждому пройти.

Чтобы в будни дело дружно,

Шло не шатко, не натужно

От восьми и до пяти.

 

В кустах раздалось мерное ворчание. Музыка оборвалась, отдыхающие оглянулись на опушку.

- Медведь! – уверенно заключил Пётр Петрович.

- Откуда? – возразил Иван Иванович. – Косолапых в этих местах лет тридцать не видели.

И из лесу вышел громадный бурый зверь. Гуляющие невольно попятились, мужчины старались заслонить собой девушек.

- Говорил же – медведь! – спокойно изрёк угадавший учёный.

- Не может быть! – не верил глазам вечный оппонент.

Шум праздника хозяина леса не отпугнул, а, наоборот, приманил. И быстро выяснилось почему. На спине медведя мирно спала девочка лет трёх. Кто она и как оказалась на спине лесного обитателя, оставалось непонятным. Медведь осторожно прилёг – девочка сползла на траву. Зверь выразительно посмотрел на людей. Он не боялся и не проявлял агрессии.

Верховодин отделился от группы отдыхающих и приблизился к медведю. Глаза зверя встретились с глазами человека. Константина потрясло то, сколько мудрости и спокойствия таилось в этом взгляде. Это был явно необычный медведь. Но кто? Оборотень, что ли?

«Глупости! Никакой это не оборотень, - вдруг подумал Верховодин. – Хозяин! Сам Дух леса».

Откликаясь мысли человека, бурый великан кивнул лохматой головой и неторопливо направился в чащу.

«Мы заботимся о счастье людей, - мелькнула мысль у Константина. – А человека разве можно отделить от природы, в лоне которой он рождён? Только на родине человек отдыхает душой, наполняется привычными с детства звуками и ароматами, заботится обо всём живом вокруг и получает взамен благодарность и преданность».

Девочка проснулась, но по малости лет не могла связно ответить, кто она и откуда, где её родители.

- Надо отвезти малышку в город, заявить в полицию, - предложил мытарь Алексей Алексеевич.

- Место в машине найдётся? – спросил Верховодин. – Мы поможем с полицией.

Песенка про людей и медведей

По планете мы соседи –

Люди и медведи.

Белые и бурые,

Добрые и хмурые.

 

Мишка очень любит мёд,

Почему – кто поймёт.

Осуждать не будем –

Мёд и сами любим.

 

Людям завидно, ей-богу,

Что медведь залёг в берлогу -

Зиму целую проспал,

ЖКХ в гробу видал.

 

Эх, бы людям точно так!

Мёдом смазавши кулак

И причмокивая, сны

Созерцать бы до весны.

 

Людям завидно опять,

Что с такою шкурой

Гардероб обновлять

Будут только дуры.

 

А топтыги у людей

Нахваталися затей.

И теперь по нашим сказкам

Ходят толпы медведей.

 

Вот такие мы соседи –

Люди и медведи.

 

Быстро добрались до ближайшего города. В отделении полиции глава Государева совета раскрыл инкогнито и потребовал все силы задействовать, чтобы разузнать о родных девочки. Долго не поступало никаких вестей.

- Вот ведь как складывается! – рассуждал Константин. – Девочке явно благоволит удача. Неизвестно, где её родители, но малышка выжила в лесу, приручила медведя. Это иной вид счастья. Даже трудно представить, как это – жить в мире, в котором все тебе рады и помогают, даже сам хозяин леса.

- Так ли хорошо девочке? – размышляла мальчик-Царевна. - Одна в чужом городе, с посторонними людьми.

- Для неё нет посторонних людей! – воскликнул Верховодин. – Разве мы ей чужие?

Наконец, выяснилось, что родители девочки отправились туристами в глухой лесной массив и пропали с маршрута. По месту появления медведя с девочкой эксперты предположили, где находятся родители – и вскоре нашли незадачливых туристов в далёкой сторожке без сознания с признаками лихорадки неясного происхождения. Если не девочка и её медведь – взрослые бы не выжили.

- Хорошо, что удачно закончилось, - сказал Константин.

- Хорошо.

- Только одно меня удивляет, Матрон…

- Что?

- Ты узнал, что твой спутник – царский чиновник высокого уровня. И не удивился, не надоедал с расспросами, не уговаривал посодействовать в жизни. Кто ты на самом деле, Матрон? – Константин требовательно посмотрел в глаза Царевне.

 

Девушка вздохнула и отклеила усы, сняла бейсболку с длинным козырьком, бросавшим тень на лицо.

- Царевна? Матрёна? – воскликнул мужчина. - Ваше Высочество? –– добавил уже тише. – Что вы здесь делаете?

- Не буду скрывать, – вздохнула Царевна. - Я последовала за вами, потому что люблю вас. А вы, Константин, обо мне даже ни разу не вспомнили за этот месяц! – перешла она в наступление. – Я для вас - пустое место! Так, шатается кто-то по дворцу. Не стоит обращать внимания!

- Это не так, Матрёна! – протестовал Константин. – Я к вам давно душою тянулся. Но вы -  наследница престола.

- И что? Сказок в детстве не читали? Любой дурак на печи может добиться руки и сердца царской дочери! Если проявит храбрость и настойчивость! Вы могли хотя бы со мной заговорить! Не о международном положении и видах на урожай. А о душе. О том, что мне дорого! Нет, вы сбежали в это путешествие, которому нет ни конца, ни края.

- Я могу исправить свою оплошность, Матрёна? – спросил Константин. – Вы не окончательно на меня рассердились?

- Я бы окончательно рассердилась, но вы проявили себя храбрецом в истории с медведем.

- Так вы испугались, Матрёна!

- Да, испугалась! И ещё вы проявили такую заботу об этой малышке, что я не могу на вас сердиться. Когда мы уже вернёмся домой?

- Я не выполнил приказания вашего отца. Я почти понял , в чём секрет счастья. Даже знаю, как оправдать мою налоговую реформу. Но чего-то не хватает. Какого-то важного звена!

- Отчего мужчины так глупы, когда дело касается счастья? – с облегчением рассмеялась Царевна. – Это важное звено уже в ваших руках.

- Почему вы так думаете?

- Вы сделали счастливой девушку. Меня. Значит, вы знаете, что такое счастье.

- Я не знаю, - помотал головой глава Государева совета и предположил. – Но может быть - мы знаем?

- Да, именно! – поддержала Матрёна. – Мы - знаем. Счастье не бывает уделом одиночки. Оно - между людьми. Между влюблёнными, между родителями и детьми. Вы же сами говорили, счастье – это ощущение себя частью целого. Настоящего - без трещинки, без изъяна.

- Счастье – в служении целому! – воскликнул Константин. – Вы правы, я знаю! Я был счастлив служить Отечеству, даже рисковать жизнью. А ныне я готов служить вам, Царевна.

- Не мне, - поправила девушка. – Нашей любви!

- И опять вы правы! Так значит, решение найдено!

- Да!

- И мы возвращаемся домой! – объявил Верховодин.

- Это ведь тоже счастье! – Матрёна положила руки на плечи Константина. – А ещё счастье в том, чтобы целовать любимого, когда хочется. Так ведь?

- Да! – согласился мужчина и больше уже ничего не успел добавить.

 

Песенка про сказку

Детям сказывают сказки, 

Чтобы сон спокойным был. 

Голос мамин с тихой лаской -

Ты и взрослым не забыл.

 

Не забыл ты, что царевну 

Полагается спасти. 

Чародей - проказник древний - 

Девиц ищет унести. 

 

Но теперь ты стал мудрее,

Износил сто пар сапог,

И злодея-чародея

Раскусить загадку смог.

 

Ведь царевен похищает,

Унося в ночную даль

Не Кощея сила злая -

Одиночества печаль.

 

Одиночная темница

Душу скроет под замок,

Чтоб к барышне пробиться

Добрый молодец не мог.

 

Даже кроткий нрав девицы

От печали искажён.

Изнутри хранит темницу

Раздражения дракон.

 

Нет печальней этой сказки,

Но возьми волшебный меч,

Чтобы нежностью и лаской

Дверь неверия рассечь.

 

Пусть к ногам падёт темница

И пробьётся счастья луч.

К ликованию столицы

Солнце выйдет из-за туч.

 

По законам сказки древним

Впору лишь один конец:

С добрым молодцем царевна

Отправлялась под венец.

 

Чтоб потом сынам и дочкам,

Успокаивая спать,

О хожденьи за клубочком

Снова сказку рассказать.

 

Путешественники не сразу вернулись во дворец. Сначала пришли на телевидение, чтобы поделиться с народом открытиями и унять сердечную смуту, которая продолжалась в царстве-государстве.

- То есть вы точно установили, что такое счастье? – спросил телеведущий, когда камеры заработали.

- Установили. Но также знаем, что счастье у каждого своё, - сказала Царевна.

- Люди разные, - поддержал девушку Верховодин. – И счастливы по-разному. Одному благодать - поехать на рыбалку после трудной рабочей недели. А другому – порадовать мир новой симфонией. И пусть каждый будет счастливым по-своему.

- А не получится так, что успех одного будет помехой удаче другого?

- Если так, то успехи эти – не настоящие, - возразил Константин. – Ведь счастье – то, чем хочется делиться. И то, что не убывает, когда им делишься – а становится больше.

Они про всё рассказали. И про счастье иметь родину, и про участие в большом деле, и про радость от близости близких. Остался исходный вопрос.

- И всё-таки, новый налог способствует установлению счастья? – уточнил въедливый телеведущий.

- По мнению учёных… - начал Верховодин, но Царевна попросила:

- Можно я отвечу?

- Хорошо.

- Налог на счастье – это не Верховодин придумал. Это не фантазия Госсовета, не указание царя-батюшки. Это - закон Вселенной.

На неё с удивлением посмотрели и любимый, и съёмочная группа, и зрители телеканала.

- Радость приходит, чтобы делиться ей с окружающими. Платите налог на счастье, пусть даже авансом, - настаивала Царевна. – Вы не верите в своё счастье, не чувствуете в душе. Но платите - и счастье придёт. Быть несчастным - уловка нашего разума. Выгодно быть бедняжкой, и закон Верховодина это обнажил. Горемычных жалеют, а с бодрячков и везунчиков спрос больше. Но по сути своей несчастными быть мы не можем. Разве редко случается, что человек вспомнит былое и вдруг понимает – "а ведь было тогда хорошо!".

- Вот оно что! - воскликнул Константин. - Мы по природе довольны собой и жизнью, но не готовы признаться в этом – даже себе. Человек по-настоящему несчастный - умирает. Пока живём – в нас обитает радость. Существовать – это уже радость.

- Платите налог на счастье! – принцесса не усидела в кресле гостя передачи, вскочила и протянула руки к камерам. – Пусть вы не проходите по государственным критериям, но это особый налог – его необязательно платить деньгами. Можно вносить плату улыбкой, добрым словом, взглядом, выражением поддержки. Помощью в хорошем деле, песней от души. Делитесь счастьем – и оно возрастёт. У счастья своя бухгалтерия.

 

В студию вошёл царь-отец:

- Молодец, доченька! Ты повзрослела за время путешествия. Стала мудрой. Я верю, что вы с Константином построите царство, где люди будут счастливы.

- Ты уже его построил, папа!

- Его надо строить постоянно, дочка! Теперь же, как отец, желаю вам – будьте счастливы!

- Горько! – раздался возглас, начавшийся басом, но в итоге давший петуха.

Это ведущий передачи, ошарашенный неожиданным поворотом, поплыл и отреагировал столь странным образом. Но в стране счастья даже оплошки превращаются в удачу.

Молодые переглянулись и на глазах многомиллионной аудитории поцеловались. Страна ахнула. Корреспонденты и блогеры лихорадочно бросились стучать по клавиатурам.

Царь-отец поглядел в камеры и развёл руками. А потом крикнул стране:

- Все будьте счастливы, дети мои! 

Почему-то выстрелили петарды и полетели конфетти и серпантинки. Так бывает – посреди лета наступило время Нового года и нового счастья.

Песенка о новом счастье

Счастье находим сами,

Счастья добиться надо.

Если других упрямей -

Станет успех наградой.

 

Но есть ещё отрада:

Незачем добиваться,

Всюду как воздух рядом,

Дышишь - не надышаться.

 

Радость существования,

Радость любви дарения,

Леса произрастанье,

Истины вдохновение.

 

Власти наскучат страсти,

Роскошь сто раз истлеет.

С другом беседы счастье

Душу всегда согреет.

 

Вечное не проходит,

Нет у него начала.

Быть ты собой свободен –

Разве для счастья мало?

 

Сердце покуда бьётся,

Солнце считает годы.

От роду всё даётся,

Что каждый день находим.

 


 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История детского тренера по дзюдо, Учителя и Человека с большой буквы.
Сайт книги


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: