А-арру!..

Алиюша проснулась от громкого ворчания кота. Кот ходил взад-вперед по комнате, сосредоточенно глядя прямо перед собой, и раздраженно высказывал свое мнение.

- Мм-рра!.. А-а-уу!! У-у-арр!..

Половицы под его лапами громко скрипели. Открывать глаза Алиюше не хотелось.

- М-м-рра?.. - послышалось после некоторого молчания прямо над ее ухом.

Алиюша приоткрыла правый глаз. Кот благовоспитанно сидел у ее кровати и вежливо спрашивал, когда она изволит встать. Вставать Алиюша не хотела, а потому повернулась на другой бок и сделала вид, что спит.

- А-ахх?!.

Кот был оскорблен в лучших чувствах. Он еще немного посидел, потом вскочил, сделал круг по комнате и решился на крайние меры.

- А-арру!.. - кот взлетел на кровать, перепрыгнул через по-прежнему уткнувшуюся носом в стену Алиюшу и приступил к активным действиям.

Целую минуту она делала вид, что не замечает усилий кота спихнуть ее с кровати, но тот трудился, не жалея сил: упирался в нее всеми четырьмя лапами, тыкался пушистой мордой в лицо, пытаясь сдвинуть с места, урчал и даже взвизгивал. Алиюша наконец не выдержала, захихикала, обняла и принялась обеими руками гладить и чесать урчащего на всю комнату кота. Кот на ласку не купился, позволил только немного себя почесать, потом вывернулся у Алиюши из рук, спрыгнул на пол и принялся вылизываться, бдительно на не поглядывая.

- Встаю, встаю! - ответила Алиюша на его очередное: «А-арру?!.», - и действительно встала.

 

Пока она заправляла постель, одевалась и умывалась, кот, будучи котом благовоспитанным, особо ей не мешал и под ноги не лез, а сидел у двери с видом укоряющим, но терпеливым.

- Да ладно тебе, - сказала Алиюша, влезая в огромные валенки, заворачиваясь в шаль и надевая полушубок, - мы уже идем. Завтракать будем потом.

Кот подпрыгнул, то ли мяукнул, то ли квакнул радостно и вытек в приоткрытую дверь. Алиюша вышла вслед за ним.

Кот вел ее в ежедневный утренний обход двора, сараев и всей скотины, которая в этих сараях проживала. Обход производился не слишком рано, часиков этак в девять; к этому времени скотина, накормленная, напоенная и обихоженная, с нетерпением ждала Алиюшу.

Как всегда, кот поспешил пройти мимо собачьей конуры, умудрившись не заметить здоровенную овчарку, которая, гремя цепью, скакала по крыше конуры и взлаивала, взвизгивала, даже взвывала, - короче говоря, приветствовала Алиюшу.

- Ну как тебе, киса, не стыдно? - обратилась Алиюша к коту тоном терпеливым, но укоряющим. - Ведь она же тебе рада, - вон, поздороваться хочет, а ты?..

Кот внимательно посмотрел на Алиюшу, убедился, что она и в самом деле направляется в гости к этому безобразию с клыками во всю пасть, и уселся прямо там, где стоял. Стыдно ему не было, общаться с собакой он, разумеется, не собирался, а подождать можно и тут.

Как это ни странно, собака, судя по всему, Алиюшу очень любила. Сердито и неодобрительно кот наблюдал, как эта крокодилица прижимает уши, хлещет себя хвостом по бокам и перебирает лапами от нетерпения. Как она становится меньше ростом, подползает к Алиюше на полусогнутых и тянет умильную морду поцеловать ее в щечку. Зубы крокодилица куда-то спрятала.

Кот смотрел и выражение его фигуры становилось не только недовольным, но презрительным и возмущенным. Он не считал, что кто-то еще имеет право любить Алиюшу - тем более это скачущее недоразумение. Которое к тому же слишком громко лает.

Через пятнадцать минут кот не выдержал и возмущенно застучал хвостом по земле. Потом сменил позу. Потом нервно вылизался. Алиюша заметила наконец его страдания и начала с собакой прощаться. Кот отвернулся.

Их приближение к сараю первыми, как всегда, услышали утки. Они затопотали у двери и радостно захохотали. Хохотали они хором, басовито и торжествующе, оповещая всю округу, что вон идет хозяйка, и это они ее первые заметили, и громче всех ей радуются, и сейчас она их покормит. Алиюша вошла в сарай, пропустила кота и закрыла дверь. Кот тут же взлетел на сеновал и уселся на краю, оглядывая сверху все хозяйство.

Утки с разноголосым кряканьем топтались вокруг Алиюши и клевали ее валенки.

- Наступлю ведь! - сказала Алиюша, пробираясь к бочке с зерном. Она насыпала зерна в кормушку, и утки, тут же забыв про Алиюшу, кинулись к еде и бойко застучали клювами.

- ...Эгеге?..

Алиюша оглянулась. Самая нетерпеливая коза поднялась на задние копыта, передними уперлась в деревянную перегородку, выставив белую рогатую мордашку и спрашивала, придет ли Алиюша к ним.

- А как же! - ответила девочка.

Козы выстроились в своих загончиках, как кони на параде, и тянули морды к Алиюше.

- Ко всем зайду, ко всем, - сказала та и пошла по порядку.

Первым по порядку был загон Мани Рогатой. Звали всех четверых коз одинаково - Манями, а вот фамилии были разные. Отзывались козы только на свои фамилии.

Маня Рогатая, самая нетерпеливая коза, была беленькой, пушистенькой и аккуратненькой. Она тут же принялась теребить алиюшин полушубок, обнюхивая его и облизывая.

- Давай лучше я тебя почешу, - сказала Алиюша, отнимая у козы пуговицу, которую та пыталась скусить с полушубка. Коза тут же подставила мордочку и тихо зажмурилась от алиюшиных ласк.

- Эге-ге-ге... Эге... - заплакала в соседнем загоне Маня Серая, вставая на задние копыта и царапая передними деревянную перегородку.

Эта козочка, маленькая и очень хорошенькая, плакала всегда. С совершенно одинаковым жалобным мемеканьем она стояла, лежала, гуляла и ела. Она была похожа на ослика Иа-Иа из сказки про Винни-Пуха.

- Ну что же ты так плачешь, маленькая? - Алиюша покинула Маню Рогатую, зашла в соседний загон и приняла в объятия рыдающую Маню Серую. Козочка ей не ответила, потому что ей было все равно, почему плакать.

Она обнюхала карманы Алиюши, убедилась, что хлеба ей не принесли и ушла плакать в уголок. Алиюша покачала головой ей вслед.

Из другого угла молча вышла Маня Комолая и молча ткнулась безрогим лбом в алиюшин полушубок. Маня Комолая была козой серьезной, неразговорчивой, завистливой и ревнивой. Жила она по принципу: «Мне тоже надо!!!». Вот и сейчас она подошла к Алиюше не потому, что так уж хотела поздороваться. Ласкаться она тоже не любила. Просто Маня Комолая не могла допустить, чтобы Маня Серая что-то от Алиюши получила, а она, Комолая, нет. Алиюша дала ей обнюхать карманы, продемонстрировала пустые руки, и Маня Комолая с презрительным видом ушла в свой угол.

- Э-э? - деликатно осведомилась из своего загона Маня Старая, имея в виду: «Долго мне еще ждать?».

Маня Старая была козой матерой, бывалой и много на своем веку повидавшей. Алиюшу она любила самозабвенно, трепетно и деликатно. Сейчас, дождавшись наконец своей очереди, она могла, получив Алиюшу в полное свое распоряжение, отвести душу.

Для начала она вложила морду в ладони Алиюши, чтобы та могла погладить и почесать ее по носу и вокруг глаз. Потом Маня, понимающая в жизни толк, подставила Алиюше лоб, и послушная Алиюша чесала ее вокруг рогов. Маня подставляла ей то одну, то другую часть своей довольно крупной фигуры, выгибала шею, наклоняла голову... Наконец она удовлетворилась, отошла от Алиюши и встряхнулась всем телом.

Алиюша облегченно вздохнула и посмотрела вверх. Кот развалился на краю сеновала и вылизывал переднюю лапу. Прервался, глянул на Алиюшу и спросил:

- Уа?

- Сейчас пойдем, только сена раздадим, - ответила девочка.

Кот понимающе спрыгнул вниз и отошел к двери.

Алиюша раздала сена всем четверым, попрощалась, и они с котом пошли.

Утки, уже успевшие все склевать, снова захохотали и затанцевали вокруг Алиюши, но она на провокацию не поддалась.

- Вы же сытые! Днем приду - тогда дам вам еще.

Утки остались за закрытой дверью сарая громко и разноголосо обсуждать, что и как им сказала Алиюша, а кот уже вел ее дальше.

Еще они зашли в курятник - поздороваться и угостить кур зерном. Алиюша постояла бы и посмотрела, как они клюют, но кот нетерпеливо перебирал лапами и звал ее с собой. Кур он не очень любил.

Они вышли из курятника, оглядели хозяйственным глазом двор, глубоко вдохнули морозный воздух и вернулись наконец в избу.

Алиюша раздевалась в сенях, а кот уже ходил вокруг нее, удовлетворенно ворча себе под нос.

- Ну что, киса, хорошо мы с тобой сходили? - Алиюша мыла руки, поглядывая на кота.

- А-рру? Мм-рра-у!

- Пойдем в кухню, маме расскажем!

- М-мра?

- И завтракать будем, не бойся!

Кот распушил хвост, подпрыгнул и повел Алиюшу в кухню.

Алиюшина мама, которая сама уже давным-давно позавтракала и покормила всех, кроме Алиюши, ждала их у стола. Кот обычно кушал и со всеми вместе, и с каждым по отдельности, и теперь он благовоспитанно направился к своей миске.

Мама сидела, облокотившись о стол и подперев голову рукой, с улыбкой смотрела на дочь и слушала ее рассказ. Алиюша, которая успела проголодаться за время утренних трудов, часто прерывалась и даже останавливалась, так что кот позавтракал раньше нее. Он подошел поближе, сел у ее ног и принялся умываться, иногда вставляя в алиюшин рассказ свои замечания.

- Молодцы вы у меня, ничего не скажешь! - похвалила мама помощников, выслушав подробный отчет. Алиюша допивала чай с молоком, кот сидел у ее ноги и тихонько урчал. - Можете теперь отдыхать. А вечером меня с собой возьмете. Помогу вам немного со скотиной, ладно?

- А-арру! - сказал кот.



Читайте из этой серии
 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: