Валерий Мирошников

Шутка на пути воина или Сталкинг в перепросмотре сновидения

Кастанеда и дон Хуан на третьей неделе самоизоляции

Настоящий перепросмотр позволяет творить буквально чудеса восприятия. Он позволяет перепросматривать события, которые еще только будут, которые могли бы быть и которые в принципе невозможны, но очень хочется.

Из возможной частной переписки Карлоса Кастанеды

 

 

Как-то раз из-за коронавируса дон Хуан и Карлос Кастанеда попали в самоизоляцию.

И говорит старый нагваль молодому:

- А пошли погуляем…

- Да ты, что, дон Хуан? – всполошился Кастанеда. – Нас же оштрафуют!

- Воина ведет Дух! – торжественно изрек учитель. – Он никогда не окажется в том месте, где его могут оштрафовать.

- Да? - удивился Карлос и позволил увлечь себя на улицу.

На свежем воздухе дон Хуан беззаботно слушал щебетание птичек и периодически похрустывал суставами, выполняя диковинные па какой-то невиданной физкультурной традиции.

А Кастанеда решился задать вопрос, на который давно не находил ответа:

- Дон Хуан, насколько я понимаю, в результате социализации энергетическое тело человека получает травмы. Но почему обязательно нужно доводить себя до такого состояния, а потом тратить силы и восстанавливаться. Не лучше ли сразу так воспитывать детей, чтобы эти травмы свести к нулю?

- И хочется же тебе, Карлито, в такой славный погожий денек забивать себе голову философией! Не заморачивайся, наслаждайся жизнью! Этот день уже никогда не повторится!

Кастанеда бросился уверять учителя в том, что для него этот вопрос важен именно здесь и сейчас, что он не может сохранять спокойствие духа, если что-то в голове не укладывается. Почему, в самом деле, надо столько возиться с тридцатилетними, испорченными жизнью, кандидатами в воины, если можно любого ребенка, у которого имеются естественные способности видящего, просто укрепить в них. Если нужны испытания для закалки характера, то их организовать – не проблема. Есть же термин «спартанское воспитание».

- Почему за три тысячи лет ни древние видящие, ни новые видящие не додумались до такого простого решения? – уставился на учителя Карлос.

- То, что ты называешь травмами, на самом деле формирование духа, - ответил дон Хуан. – Да, многие ломаются, даже большинство ломается и никогда не станут воинами. Но ни одна система воспитания не может заменить жизни, поскольку по жизни нас ведет Дух. И он всегда приводит нас в нужное время в нужное место. Извини, Карлито, я забегу в этот магазинчик!

Дон Хуан стремительно исчез за прозрачной дверью. Кастанеда замялся у входа, не зная, зайти ли ему вслед за нагвалем или дождаться здесь. Только он решил, что незачем переполнять тесное помещение своим грузным телом, как из-за угла панельной пятиэтажки появился патруль и сразу с видом административного рвения направился к Кастанеде. Убегать – значило вызвать еще большие подозрения. Поэтому Карлос с достоинством дождался представителей охраны правопорядка и тут же получил штраф за нарушение режима самоизоляции.

Только патруль ушел, из дверей магазина появился сияющий нагваль с двумя пакетами кефира.

- Это на вечер! – радостно известил старый индеец.

- Дон Хуан! – вскричал Кастанеда. – Ты же говорил, что воин никогда не окажется в том месте, где его могут оштрафовать! А меня только что оштрафовали!

- Значит, ты еще не воин! – философски изрек нагваль. – Меня же не оштрафовали… - он развел руками.

- Но почему ты не предупредил меня?

- Я не мог предупредить! Я не знал ничего про патруль. Я просто захотел кефира.

- Но если бы я зашел с тобой в магазин, то сэкономил бы немалую сумму, - твердил Кастанеда.

- А почему ты не зашел? – с интересом спросил дон Хуан.

- Потому, что мне ничего не надо было в этом магазине.

- Значит, тебе надо было оставаться снаружи. Встречу с патрулем организовал твой дух, и она была тебе нужна.

- Для чего? – не унимался Кастанеда.

- Если ты не понял, для чего, то дух сделает все, чтобы ты это понял. Погоди! Мне кажется сдали лишнюю сдачу.

И дон Хуан снова скрылся за дверью магазина. Кастанеда в раздражении пнул бордюр – как раз за этим занятием его и застал возвращавшийся патруль. Суровые полицейские были недовольны тем, что наложенный штраф не возымел действия и не привел к восстановлению режима самоизоляции. Поэтому второй штраф выписали на полную катушку. Это совсем вывело из себя Кастанеду.

- Дон Хуан, меня опять оштрафовали! – накинулся он на старого индейца. – Нам надо срочно возвращаться домой, на эти штрафы никаких гонораров за книги не напасешься!

- Мы можем вернуться, - сказал улыбаясь, нагваль. – Но пока ты не поймешь, зачем дух привел тебя в эту ситуацию, ты из нее не выйдешь.

- Давай поспешим, дон Хуан! – настаивал Кастанеда.

- Конечно. И если ты не против, то вернемся к теме про воспитание детей. Мы остановились на том, что ни одна искусственная система воспитания не заменит того пути, который готовит человеку Дух. Только Дух точно знает, какие у человека слабые места и через какие испытания следует ему пройти, чтобы от этих слабостей избавиться.

- Значит, бесполезно пытаться усовершенствовать мир, чтобы сделать людей добрее, счастливей, наконец?

- Тебе было бы проще представить мир в качестве селекционной лаборатории. Ученый высаживает много растений, но его задача не вырастить все, а отобрать наиболее сильные. На следующем шаге из сильных отобрать самые сильные.

- И что он будет делать с самыми-самыми сильными? – спросил Кастанеда.

- Я не знаю! – пожал плечами дон Хуан. –Ученый не рассказывает зернам о своих задумках. Да и если бы рассказал – как бы им это помогло? Как бы это повысило их всхожесть и содержание клейковины?

- Но все же, дон Хуан, ты же говорил, а я написал это в своей книге, что взрослые вводят в этот мир детей как питание для летунов – невидимых хищников, пожирающих наше осознание. И родители делают это посредством культуры, которая определяет их действия – от пения колыбельной до передачи основ, что такое хорошо и что такое плохо. Разве не стоило бы изменить культуру и оставить летунов без пищи? Может быть, тогда бы и они оставили нас в покое?

- Если так сделать, то наш ученый-селекционер останется без самых сильных растений, - заметил учитель. – Летуны – это один и факторов отбора, одно из препятствий, которые воин должен преодолеть.

- То есть те, кто стремится сделать мир лучше, они идут против воли Духа?

Вместо ответа дон Хуан проводил что-то своим взглядом, но Кастанеда не последовал за ним, настолько был увлечен своей мыслью.

- А, может, это тоже фактор, который людям надо преодолеть? Фактор сытости и благополучия. Фактор лени. Может, Духу важно отобрать людей, которые могут развиваться не подгоняемые нуждой или обстоятельствами, а следуя внутреннему зову?

- Если ты прав, то людям, которые реализуют этот проект улучшения мира, должно начать везти. Они почувствуют содействие Духа.

Кастанеда остановился и повернулся к учителю:

- Ты впервые за весь разговор не возразил, даже согласился со мной. Это удивительно!

- Просто я внимателен к языку жизненных обстоятельств! – улыбнулся нагваль.

- И что же он тебе сказал?

- Только что мимо нас прошел патруль.

- Да? – испуганно оглянулся Кастанеда.

- Но ты был так увлечен своей идеей, - продолжал нагваль, - что они не посмели тебя прервать. Это говорит о том, что в твоих словах была сила. Если продолжить нашу аналогию Духа с селекционером, то он отбирает не зерна, а, допустим, животных по каким-то качествам их поведения – допустим, по способности вступать в кооперацию, сотрудничать, совершенствовать свои отношения. Так что прошедший патруль был знаком для меня, чтобы я обратил внимание на твою мысль. А не для тебя, раз ты его вообще не заметил.

- У меня есть еще один вопрос.

- Обсудим. Кстати, вот мы и дома!

Они зашли, расположились на кухне, налили по стакану кефира.

- А вопрос такой, дон Хуан. Этот коронавирус – он как повлияет на магов?

- Никак. Каждый день воина – это вызов, это движение между жизнью и смертью. Каждый день может быть последним. И что в этом изменит коронавирус?

- Но много людей погибнет! Может, обрушиться экономика. Закроются магазины. Не будет вот этого кефира, наконец!

- Из тех, кто следует путем Духа, от коронавируса не умрет никто. А те, кто отказались от своего кубического сантиметра шанса, должны же как-то умереть.

- Но говорят, что этот вирус – рукотворный. Он же не может выражать волю Духа!

- Чтобы вылетела пулю, курок тоже спускает чья-то рука. Но человек сам приходит в то место, где встретит пулю. Того, кто следует путем Духа, пуля убить не может. Так же, как и вирус.

- Но ты только что согласился, дон Хуан, что могут быть правы те, кто хочет сделать мир лучше. А какое же это лучше, когда людей убивают миллиардами?

- Из тех, кто готов строить новый мир на основах сотрудничества – не умрет никто, как бы ни старались те, кто устроил эту пандемию. Получится, как и всегда – одни нечестивые вкушают гнев других нечестивых. Люди поставили живой мир планеты на грань исчезновения, они должны прекратить это делать. Кто-то прекратит это сам по своему осознанию, другие прекратят существовать. Дух не для того создавал эту планету, чтобы люди уничтожили на ней все живое. Вкусный кефир!

- Да! – согласился Кастанеда. - А все-таки хорошо дома! Никто тебя не оштрафует!

- Того, кто не следует Путем воина, его дух может привести к тому, что его оштрафуют и дома, - улыбнулся старый нагваль.

- Этого не может быть, дон Хуан! - запротестовал Кастанеда. - Я же ничего не нарушаю!

- Тот, кто не следует Путем воина - уже нарушает, - важно сказал учитель. - А способов оштрафовать человека придумано множество.

В это время раздался звонок дверь.

Карлос вздрогнул и посмотрел на нагваля такими глазами, что дон Хуан не выдержал и рассмеялся.

Дон Хуан

 



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: