Ой, а это что?!.

От вечернего обхода кот уклонился. Алиюша с мамой потоптались немного на крылечке, потом взялись за ведра и пошли без него.

Собака уже давно била себя хвостом по бокам, повизгивала, полаивала, подскакивала и крутилась на месте от нетерпения. Ведерко с собакиным супом сосредоточенно тащила Алиюша, и собака торопила ее, как могла.

Мама поставила свои ведра так, чтобы собака не могла их достать, взяла у Алиюши из рук ведерко и направилась к конуре.

Собака металась на цепи в волнении и нетерпении, потому что ей ужасно хотелось съесть свой суп, но не менее ужасно ей хотелось понюхать и попробовать, что там в других ведрах. А вдруг это тоже можно есть?!.

Свой суп победил, и собака запрыгала вокруг мамы, стараясь заглянуть, понюхать и успеть схватить что-нибудь из ведерка. Терпеть и ждать собака не умела вообще.

Мама остановилась у кастрюли, в которую наливала собаке суп, и сделала суровое выражение лица. Собака с трудом сдержала очередной прыжок и замерла в позе нетерпеливого вопроса. К суровому выражению лица мама добавила твердый и суровый взгляд. Собака, которая очень хорошо знала, чего от нее хотят, уселась в двух шагах от кастрюли, всей фигурой показывая, какая она приличная и воспитанная. Алиюша смотрела на нее сбоку и прекрасно видела, как приличная собака пружинит на задних лапах, метет хвостом землю и готова в любую секунду рвануть к кастрюле.

Мама налила ей супу, бросила разрешающий взгляд... и собака рванула. Мама с Алиюшей еще только брались за ведра, а собака уже азартно хлебала из кастрюли, кидая торопливые благодарные взгляды на уходящих хозяек.

Утки всполошились, захохотали и сразу же променяли Алиюшу с мамой на еду.

Клювы бодро стучали по дну кормушки, козы осведомлялись друг у друга как и что, и тут чей-то тоненький и слабенький голосок сказал:

- Мэ-э-э...
И умолк.

Алиюша удивилась. Голосок был совершенно незнакомый и уж очень слабый и неуверенный.

- ...Э-мэ-э...

Алиюша открыла было рот, чтобы спросить, но тут мама торопливо вывалила уткам в кормушку остатки еды, схватила ведра и сказала:

- Доченька, пойдем-ка скорее...

Алиюша послушно вцепилась в свое пустое ведерко и поспешила за мамой к козам.

Маня Рогатая стояла на задних копытах, выставив любопытную беленькую морду, Маня Старая наблюдала за ними из своего загончика, а мама с ведрами в руках стояла у загородки и смотрела в загон к Мане Серой и Мане Комолой.

Обстоятельная Алиюша поставила свое ведерко у стенки, взяла у мамы сначала одно ведро, потом другое и поставила их рядом со своим.

- Э-мэ-э-ээ...

Мама наконец открыла дверцу и вошла в загон.

- Ой, а это что?!. - Алиюша, отмахиваясь от Мани Серой, удивленно смотрела в уголок, где как всегда молча лежала Маня Комолая, а рядом с ней пыталось подняться на ноги что-то маленькое, мокрое, худенькое и очень несчастное.

- Э-э...- жалобно пискнуло нечто, качнулось и мягко шлепнулось на соломенную подстилку.

Маня, не вставая, изогнула шею и снисходительно это лизнула.

- Мама, мама, это ведь козленок, да? Наша Маня родила козленочка!! - Алиюша дергала маму за рукав полушубка, пританцовывая от возбуждения. - А почему ты не говорила, что у Мани будет козленочек? Ты ведь знала, да?

- Нет, не знала, - мама освободила свой рукав из алиюшиных пальцев. - Вернее, знала, но думала, что еще не скоро. А она видишь как для нас постаралась? Теперь, доченька, беги в дом, принеси полведра теплой воды, тряпку чистую - в кухне около печки висит, и бутылку с соской прихвати - в буфете на нижней полке. А я пока тут побуду.

Мама, погладив Алиюшу по щеке, подошла к Мане, но тут из-за маниной спины поднялась еще одна мокрая головка на тоненькой шейке и сказала:

- Э-э?..

- Ба, да тут у нас двойня! - обрадованная мама опустилась около козы на колени. Потом оглянулась на дочь. 

Алиюша стояла, обнявшись с Маней Серой, и восхищенно разглядывала козлят.

- Доченька, потом рассмотришь, сейчас кое-что сделать надо.

Алиюша кивнула и попятилась к выходу. Маня Серая, обидевшись, заплакала.

- Беги, Алиюша, мы тебя тут подождем.

И Алиюша побежала.

Она заскочила в дом, никому ничего не объяснила, схватила то, что велели, и еще кое-что, поискала глазами кота, не нашла и поспешила обратно. Задержалась только для того, чтобы успокоить собаку, которая только что на хвосте не скакала, чувствуя, что происходит что-то необычное.

Алиюша, пыхтя от усердия и напряжения, втащила свое ведро в сарай и поставила его около Мани Комолой. Достала из-за пазухи тряпку, вручила ее маме. Бутылка с соской торчала из левого кармана алиюшиного полушубка, а из правого она осторожно вытащила кусок хлеба с солью. Маня, которая уже не лежала, а стояла, задумчиво потянулась к хлебу.

- Кушай, кушай, Манечка! - ласкала ее Алиюша, одним глазом глядя на козу, а другим - на козлят. Они пытались встать, упираясь друг в дружку лбами, плечами, боками - чем придется! - но слабые ножки разъезжались, и козлята снова оказывались на полу.

Маня доела хлеб, вылизала детей - в утешение, наверное - и начала методично обнюхивать алиюшины карманы. Унюхала в правом хлеб, попыталась влезть туда мордой и достать - не получилось. Алиюша, хихикая, отпихивалась от Мани; потом достала-таки хлеб и скормила его понемногу козе. А тем временем мама обмыла Маню, вытерла ее, осмотрела вымя, потом взяла одного козленка и поднесла его к вымени. Козленок счастья своего не понимал, сосок брать в рот не желал, возмущался и отбрыкивался, как мог. Маня меланхолично жевала, - видно, не считала она происходящее чем-то особенным и из ряда вон выходящим. Мама боролась с козленком, который вовсю проявлял характер, Алиюша, лаская Мане морду, уговаривала и убеждала упрямца, и тут им послышались причмокивание и чавканье - спокойные и размеренные. Второй козленок, не дождавшись, как видно, своей очереди и не скандаля по этому поводу, добрался до своего соска и, не задумываясь, вцепился в него. Сосал он азартно, не обращая внимания на собственные разъезжающиеся ноги и прочие мелочи. Мама выпустила из рук своего тут же шлепнувшегося обратно на солому козленка, и они с Алиюшей прямо-таки заслушались и загляделись на его энергичного братца - или сестру.

- Я бы сказала, что это козочка, - мама любовалась самозабвенно сосущим козленком, - они как-то быстрее обычно соображают... Ты смотри - этому теперь тоже захотелось. Это, наверное, ее брат.

Предполагаемый братец дотянулся, наконец, до соска, но справиться с ним самостоятельно не смог. И то сказать - то на тебя молоко брызжет, то сосок изо рта выскальзывает, то ноги подгибаются, - попробуй тут поешь! Наконец с маминой помощью все трудности были преодолены, и чавканье зазвучало дуэтом.

Алиюша с мамой, улыбаясь друг другу и тихонько переговариваясь, помогли козлятам высосать молоко до конца, кормушку и поилку поставили прямо перед Маней Комолой в ее углу, а Маню Серую временно выселили в коридор - чтобы не мешала матери с детьми.

Маня Старая и Маня Рогатая исстрадались в своих загончиках. Ну где это видано - столько времени хозяйки в сарае, а на них ноль внимания! Будут их сегодня доить или нет?!.

Страдали и возмущались они очень громко, и, пока мама их доила, Алиюша все успокаивала коз и рассказывала им, какое великое событие случилось в их сарае.

Уходить Алиюше не хотелось, и они с мамой еще постояли у загородки и посмотрели, как козлята спят, приткнувшись к теплому животу Мани Комолой.

- Мама, а зачем нужна была бутылочка с соской? - Алиюша взяла пустое ведро и направилась к выходу.

- Соска нам, слава Аллаху, не понадобилась, - мама отогнала уток и плотно прикрыла дверь сарая, - но если бы козлята родились слабенькими, нам пришлось бы сдаивать молоко и поить их из бутылочки, понимаешь?

Алиюша важно кивнула и подумала, какая все-таки молодец у них Маня, хороших козляток родила.

Они покормили кур, пожелали собаке спокойной ночи и вернулись наконец в дом. Алиюша огляделась - кота не было.

Папа встретил их на пороге и сказал:

- Что-то вы долго, я уже начал волноваться!

И Алиюша, радостная и возбужденная, начала ему рассказывать, даже толком не раздевшись. Мама, снимая с дочери полушубок, шаль и валенки, дополняла рассказ..

Уставшая и переволновавшаяся Алиюша   лежала в постели с открытыми глазами и вспоминала козлят, когда в спальне появился кот.

Он прошелся по комнате, остановился у алиюшиного изголовья и требовательно спросил:

- М-мрру?!.

- Ой, киса, ты пришел! - обрадовалась Алиюша. - Иди ко мне, я тебе такое расскажу!

Кот запрыгнул на кровать, прошелся по одеялу и по Алиюше, залез под одеяло и вытянулся рядом с Алиюшей, чуть ли не положив голову на подушку - наверное, чтобы лучше слышать. Алиюша обняла его, улеглась поудобнее и начала рассказывать. Кот слушал и урчал, постепенно убаюкивая Алиюшу. Голос ее звучал все тише, паузы становились длиннее...

Кот прислушался, перестал урчать и удовлетворенно вздохнул. Теперь можно и поспать.



Читайте из этой серии
 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: