Поселение Ландаунов


Основатели

Годы летят стрелою,
Скоро и мы с тобою
Разом из города уйдём.
Где-то в лесу дремучем
Или на горной круче
Сами себе построим дом.
"Машина времени" 70-х
 
Хорошо было Ромулу и Рему – взяли и основали на пустом месте великий город Рим. Провели сошкой границу, а где ворота будут – сошку приподнимали. А попробуй-ка сейчас основать город – да тебя одними землеотводами и гипроземпроектами замучают, а санэпидпожарной экспертизой прихлопнут. Потому и не появляются больше великие города.
 
Хорошо было Кию, основавшему Киев, Азу, основавшему Азино, и Юду, основавшему Юдино – пришли и сели на землю. И ведь не то, чтобы земли сейчас не было, да полно её – заброшенной, травой и осиной зарастающей – отойди только от асфальта на полкилометра. Но нет – порядок есть порядок.
 
Только в самом порядке порядка нет. Потому что есть в законе норма – как можно ликвидировать поселение, если в нём никто не прописан, через какое время, и кому земли отойдут. И ничьего специального разрешения на это не надобно. А вот такой статьи в Конституции, чтобы каждый мог поселиться, где душа его пожелает, основать свою деревню или город – такой статьи нет. А ведь это первейшее право человека – до свободы слова и до свободы совести – свобода ногу свою на землю поставить, жить на земле.
 
Как сказал один специалист, если хорошенько проверить документы, то любое строение в стране - даже Московский Кремль – построено с нарушением экологических или правовых норм и подлежит сносу за счёт владельца.
 
Так думал Ландаун, ворочался с боку на бок, заснуть не мог. А потом приснился ему Юрий Долгорукий. Подскакал на белом коне и провозгласил громовым голосом:
- Внемли, Ландаун! Ты оснуешь… нет, основаешь… тьфу ты! В общем, станешь основателем…
- Города? – обрадовался Ландаун.
- Эк куда хватил! Деревни.
Ландаун погрустнел, и князь торопливо добавил:
- Но не простой. А деревни будущего. Необыкновенной.
- А что мне для этого нужно сделать?
- Может, мне ещё и название за тебя придумать и свет подвести?
У князей тоже есть чувство юмора.


Обновка и бюрократ

Мы будем жить с тобой
в маленькой хижине
На берегу очень тихой реки.
Nautilus Pompilius 90-х
 
Проснулся Ландаун и стал искать ногой под кроватью тапочки, а там стоят три пары башмаков железных.
"Это что за намёк? – подумал Ландаун. – Неужто все три пары мне придётся стоптать по инстанциям, чтобы достигнуть своей мечты?"
"Ищи новый путь!" – раздался в сознании голос Долгорукого.
И вот под Новый год явился Ландаун в администрацию со своим проектом:
- Земля это заброшенная, желающие поселиться собраны. Пруд нам бобры соорудят. Я уже договорился…
- С бобрами? – насмешливо улыбнулся чиновник.
- Да, - не заметил насмешки Ландаун. – Наша задача – создать в каждом поместье микромодель биосферы – кусочки тайги, степи, сада. Щелочной опад берёзы нейтрализует кислоту елового. Пруд сгладит колебания температуры, восстановится плодородие почвы. Экологически чистые продукты обеспечат экономическое процветание поселения…
Чиновник перебил его:
- У нас нет средств на подведение электричества, поэтому ваш гениальный проект неосуществим.
- А мы ветряк поставим, вот чертёж. И не будем зависеть от Чубайса.
- У вас на всё есть ответ! – чиновник мрачно поднялся, - Но если вы даже Чубайса бояться не будете, как же мы вами будем управлять?
- А зачем нами управлять? – встал напротив Ландаун.
- А потому что положено так!
"Башмак!" – подсказал Долгорукий.
Ландаун снял железный башмак и рявкнув:
- Я вам покажу кузькину мать! – с грохотом обрушил его на стол.
Башмак проломил стол, бетонный пол и обрушил люстру на нижнем этаже.
- Ого! – удивился чиновник. – Так вот она какая знаменитая Кузькина мать, о которой столько говорили большевики. А можно я её у вас возьму – друзьям покажу, начальству…
- Я вам башмак, вы нам - землю, - Ландаун протянул чиновнику руку.
- Идёт! - чиновник не обратил внимания на руку, а схватил и прижал к груди Кузькину мать.
 
- И ты отдал ему такой козырь? – ахнули друзья-соратники-поселенцы.
- Отдал. Да у меня ещё две пары остались. Побольше.


Сотворение забора

И если хочешь о себе
Оставить память на земле -
Да-да, построй ещё один забор!
"Машина времени"
 
"Бог создал берёзу, - думал Ландаун. - Он рассчитал каждый изгиб, переход полутонов, звуковую гамму листьев – чтобы всё радовало глаз и услаждало слух. И так же куст шиповника, былинку ковыля, кривизну холма, журчание ручья. Как же весь этот пейзаж и симфонию я испорчу скрипучим рукотворным забором? А гектар огородить – ни много ни мало четыреста метров елок-палок ".
Подошла жена и подумала: "А через пять лет это всё гнить и разваливаться начнёт, и детям нашим, и внукам забот столько доставит, что проклинать они нас будут за такое благоустройство".
"И что же делать? – спросил Долгорукий. – Без забора ведь нельзя. От животных ограда нужна, просто от любопытных глаз…"
- А вот что мы сделаем! – сказал Ландаун.
И посадил по всему периметру деревья – берёзы на востоке, сосны на западе, яблони на юге, ели на севере.
- Такие столбы не сгниют, не будут ухода требовать, - с гордостью заявил он, - а будут глаз радовать и даже кормить своего хозяина.
"Но ведь дырки остались", - засомневался князь.
- А мы вот что сделаем! – сказала жена Ландауна и посадила в промежутках между деревьями кусты барабариса с пятисантиметровыми колючками, от одного вида которых ноги подкашивались.
"А что, здорово!" – обрадовался князь и, чтобы не нервировать прохожих колючками, быстро обсадил всё смородиной, рябиной, сиренью, черёмухой.
- Тебе как это удалось? – удивился Ландаун. – У тебя же рук нет!
"Как это нет? – рассмеялся Долгорукий. – У меня руки длинные. Птицы – мои руки. Птичка клюёт по зёрнышку, а сажает… э-э… ну, неважно".
И перенёс Юрий Долгорукий чету Ландаунов (точнее их астральные проекции) на двадцать лет в будущее, и узрели они свой забор в расцвете творческих сил. От весны до осени менялся его цвет и аромат – от нежной зелени первых листочков к ликующему цветению лета и по-матерински скромной гордости плодоносной осени. Более того – забор пел! Из берёзовой рощи звучали дрозды, дубки облюбовали соловьи, а жаворонки подпевали из поднебесья.
И Ландаун запел:
- Наш ковёр – цветочная поляна,
Наши стены – сосны-великаны.
Наша крыша…


Живой дом


 
И тут они увидели дом.
- Это мы такой дом построили? Не может быть!
- Здесь не обошлось без чьей-то длинной направляющей руки.
Они посмотрели на князя. Хоть и невидимый, тот заметно смутился, и даже по голосу чувствовалось, что покраснел:
"Ну, если честно, я в прошлой жизни был главой строительной фирмы и собирал экологические и недорогие технологии возведения домов".
- И ты решил, что мы, как этот… Наф-наф… должны жить в домике из соломы?
"Это прессованная солома. Она в шесть раз лучше сберегает тепло, чем кирпичная стенка той же толщины. – И как последний аргумент добавил. – Я это у финнов подсмотрел на выставке в Петербурге".
- Ладно. Пусть у финнов. Но крыша из камыша пожароопасна!
"Ничего подобного. Если сбрызнуть её специальным раствором, даже просто глиняным".
- Тоже у финнов подсмотрел?
"У венгров. Кстати, у них камышовая крыша считается престижной, самые богатые люди делают себе камышовые крыши на кирпичных домах. Разумеется, они теплее шиферных. Печку в таком доме достаточно топить раз в неделю. Весь дом вместе с деревянным каркасом и застеклённой южной стеной обошёлся в 10 тыс. руб."
- Посмотрим, что внутри, - предложила жена Ландауна.
"Только не волнуйся. И сразу предупреждаю – это не я всё придумал".
- А кто?
"Твой муж".
В доме на полу… росла трава. Стены были увиты плющом и огурцами и даже в уголке пригрелся кустик земляники.
- Так… - только и смогла вымолвить женщина, будущая хозяйка дома.
- Я объясню, - скороговоркой выпалил Ландаун. – Упадёт крошка хлебная на пол – грех и убирать приходится. А так – пол не подметать, не мыть – полил и ходи босичком.
- Холодно же зимой!
- А в том-то и секрет. Весь строительный мусор – щепки, опилки – сложен под дёрн, от воды он преет и градуса на 3-4 поднимает температуру.
- А берёза в доме зачем?
- Это старинный славянский обычай. Сначала сажали берёзу (берегиню), а вокруг неё строили дом. Когда дерево подрастало, его выпускали над крышей. А дом был живым и растущим.
"Ну, а теперь вы увидите главное!" – вступил князь.
- Что?
"Детей!"


Дети и счастье

 
Движенья твои очень скоро станут плавными,
Походка и жесты осторожны и легки.
Никто и никогда не вспомнит самого главного
У безмятежной и медленной реки.
Nautilus Pompilius
 
- Боже мой, неужели это наш сын? – воскликнула жена Ландауна. - Какой богатырь! Как сияют его глаза! Мне кажется, он счастлив.
- Конечно, счастлив! Посмотри, какая у него жена. Она же светится от любви, и всё вокруг светится ей в ответ.
- Смотри-смотри, а вон внуки, купаются в пруду. Осень, а от них пар валит на морозце. Какая силища в них, какой жар!
- А там у забора малышка сидит, а к ней подходит… нет, это не коза… это же олень!! Она залезла на него и катается! А олень как гордится своей ношей, как голову поднял.
- Это просто рай какой-то! Этого не может быть!
"Почему же не может? – прервал Долгорукий поросячьи взвизги родителей. – Как щенок вырастает вместе с человеком верным другом и защитником, так и олень нуждается в любви и ласке человека. И готов служить ему за это".
- И где же детей всему этому научили?
"А этому нигде не учат, - ответил князь. - Ни в одной школе не учат быть счастливыми. Поэтому дети теперь и не ходят в школу. А до всего додумываются сами".
- Но их же не примут на работу без образования, - беспокоилась женщина.
- А зачем им работать? – Ландаун всегда был пофигистом. - Полгектара занимает лес – там грибы-ягоды. В саду яблони, вишни и - ого! - абрикосы амурские. На грядках – укроп, морковь, петрушка. Да в этом месте от запаха сыт человек!
- А как же культура? Музеи, театры. Телевидение, наконец? Сейчас уж, наверное, идёт "Дом-22".
- Неужели девочка, которая ездит на олене, станет смотреть убогих, которые без пикалки двух слов связать не могут?
- И то правда. Но постой… А где же мы?
 

Где мы и где Буш?


Сын Ландаунов, словно услышав, спросил жену:
- От родителей известия были?
Молодая женщина выдвинула из соломенной стены ноутбук:
- Подъезжают к Хабаровску. Лошадку перековали, теперь до океана дотянут. 33-й караван бардов встречают цветами. Да, они песню новую сочинили к рождению внучки.
- Она же ещё не родилась!
- Но уже всё понимает. И песня ей понравится. Послушай сам.
Муж приник к её животу ухом, а женщина запела:
- Мы давно тебя ждём, приходи к нам скорей,
И сиянием глаз наши души согрей.
Тебя ждут даже листья и даже трава,
Топни ножкой, услышав ты эти слова.
- Топнула, ей Богу, топнула! – засмеялся Ландаун-младший.
- Слушай, ещё одно письмо. Из Америки.
- Опять Буш, что ли? Объясни ты ему, что хоть их баксы такие же зелёные как наши домашние солёненькие огурчики, но в огурцы-то труд и душа вложены, а что с ихними баксами делать? Даже на удобрения вместо листьев не годятся.
- Ему не огурцы нужны. Прислал заказ на миллион косовороток, вышитых руками наших мастериц. Самая комфортная и модная одежда теперь на Западе. Осилим?
- Да осилить-то осилим. И обереги по подолу здоровья американцам прибавят – святое дело. Но деньгами итак все сараи забиты… Напиши Бушу – на эти средства мы выкупим у них ядерный центр в Алабаме и разберём по кирпичику. Пусть готовят технику и дезактивацию… А потом возьмёмся за авиакосмический комплекс.
 

Президент спешит на помощь

С чего начинается Родина?
С той песни, что пела мне мать.
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.
М.Матусовский
Жена Ландауна-старшего шёпотом спросила:
- Что это мы всё про американского президента. А где же наш?
И опять в ответ её мыслям Ландаун-младший включил телевизор и усадил детей перед экраном:
- Сейчас про дедушку передача будет!
 
Весной 2005 года Владимир Владимирович Путин затребовал к себе Ландауна-старшего – отца хорошо всем знакомого Ландауна-младшего – и спросил:
- Какие средства необходимо вложить, чтобы преобразовать Россию на основе таких родовых поместий?
- А какие деньги были вложены в развитие дачного движения? Да никаких. Надо просто разрешить. Но так разрешить, чтобы не повадно запрещать было.
- Садись. Пиши, – Президент продиктовал. - Указ о немедленном и повсеместном распространении Родовых поместий.
Президент поставил подпись в конце листа.
- Остальное допишешь сам.
Ландаун, не долго думая (долго думать вообще вредно), написал: «Родина, или Родовое поместье, размером не менее 1-го и не более 3-х га является такой же неотъемлемой частью человека, как сердце, печень и совесть. А потому не может быть отторгнута от человека ни постановлением суда, ни законом, ни за долги – вообще никак. Право на Родину является приоритетным по отношению к праву на хозяйствование и всем прочим правам, поэтому для закрепления за собой пришедшейся по нраву земли (если она не занята другим Родовым поместьем) достаточно вбить в неё колышек со своим именем. Доступ на территорию Родового поместья для проверяющих организаций и других чужих людей запрещён. Продукция, произведённая в поместье, никакими налогами не облагается – будь это продукция растениеводства или программное обеспечение. Разумеется, невозможно в Родовом поместье убийство живых существ, ибо это всё равно, что вонзить нож себе в сердце…»
Президент ознакомился с проектом и приписал:
Пусть всегда сияет Солнце над зелёною планетой.
Пусть водою животворной над землёй идут дожди.
И всегда мечтой творящей льются звонкие куплеты,
И растут в садах прекрасных молодильные плоды.
Кстати, так оно и получилось - после выхода Указа во время дождя всегда светит Солнышко – потому что таким Указам даже природа подчиняется с удовольствием, и не надо для их исполнения милиции, прокуратуры, администрации, кнута, пряника и пиара.
Все население бросилось обустраивать свои кусочки Родины, все хотели жить в ладу и радости – и никто не хотел становиться Президентом, сидеть в душном кабинете, общаться с лживыми политиками, нудными военными, жадными олигархами. И следующие трое выборов просто не состоялись по причине занятости избирателей. Пришлось Владимиру Владимировичу тянуть эту лямку ещё срок, и ещё.
Впрочем, это было уже не так тягостно, потому что проблема Чечни решилась сама собой, ибо никогда в истории народ не выступал против государства, давшего ему землю. Исчезла безработица, сошли на нет проституция и образование. На новую Россию с вниманием и надеждой смотрел весь мир, запутавшийся в паутине права и технологии. Но это уже тема для следующей передачи.
 

Возвращение башмака


Смеркалось.
"Пора возвращаться, - напомнил князь, - мои возможности удерживать вас вне времени не беспредельны".
- Жаль! – вздохнула жена Ландауна. – Так хочется остаться в этом саду навсегда.
- А ты в нём и останешься. Но если мы не создадим рай в своём времени, откуда же он возьмётся в этом?
- Но мне интересно – там, в центре деревни, стоит постамент, а памятника нет, только башмак…
- Боже мой! Это же тот самый железный левый башмак! – воскликнул Ландаун. – Но он ведь остался у главы администрации.
"А глава тоже живёт здесь по соседству, - сообщил князь. - И башмак он вернул, когда понял, что счастье важнее силы. Теперь в поселении стоит памятник Башмаку Просветления".
Памятник и прекрасный сад растворились в воздухе. Путешественники оказались на своём участке у только посаженного забора.
- Знаете, - сказала жена Ландауна, - а мне кажется, что прекрасный сад уже здесь. Я его чувствую.
- Конечно, он здесь. Ведь он есть в наших мечтах, а мысль материальна.
"Чему я непосредственное доказательство!" – отметил князь.
- Извините, - раздался вдруг знакомый голос. – Я тут у вас ботинок брал.
- Очень, очень рад вас видеть! – ответил Ландаун.
Глава администрации вздохнул и прошептал:
- Дом мой, сад мой!
А Ландаун взял аккорд F#m и закончил строчку:
- Лучше всех богатств на свете!
И они вместе продолжили:
- Дом мой, сад мой! Снятся мне давно.
Им откликнулось эхо:
- Дом мой, сад мой! Сотворю я на планете!
А последнюю строчку подхватила сама Земля:
- Дом мой, сад мой! Будут всё равно!

См. также: Владимир Мегре, серия книг "Звенящие кедры России".

Журнал Top builder: Образ будущего страны создается сегодня

Рассмотрение приоритетного Национального проекта «Доступное и комфортное жилье» с учетом новой народной инициативы, выраженной в движении за создание родовых поместий. Читать…

 Песни Каравана Солнечных бардов, песня "Дом мой, сад мой"



 
В издательстве "Ридеро" выпустил двумя томами "Жизнь и смех вольного философа Ландауна". Теперь книги можно приобрести как в электронном, так и в бумажном (подарочном) вариантах.
    

В этой книге вы не найдете шуток ниже пояса, потому что самое смешное, как и самое трагичное, у людей находится в голове. "Смех - это внутренняя свобода", - сказано в мудрой книжке нашего детства. Именно это изречение древних ведет по жизни вольного философа Ландауна. Я надеюсь, что и вас тоже.
 
Приглашаю посетить сайт книги (том 1том 2), где можно посмотреть видео, ей посвященное, прочитать отзывы и фрагменты книги. Если понравится, то приобрести и порекомендовать друзьям.

)


Читайте из этой серии
 

Рассылка про Ландауна

Подписаться на рассылку "Жизнь и смех вольного философа Ландауна" на content.mail.ru.
Mail.Ru



Тартария_1


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: