Философско-художественный роман с элементами мистики и физики.

Глава 5. Картошка в полете.

Николай и Юра на следующий день после занятий встретились возле университетской библиотеки. Юра почти сходу задал вопрос:

- Помнишь? Ты мне хотел про какую-то «жесть» мистическую рассказать. Изложишь?

- Да, пожалуй, ты в праве мне не верить, но мне теперь уж как-то не боязно говорить после наших «открытий». Ты по наш оперотряд знаешь? Я в нем уже год состою. Мы участковому помогаем, в основном шпану местную гоняем, знаешь, чтобы свое место знала, а то к студентам приставать начнут. Мы сделали, в смысле, наш оперотряд сделал, за два года так, что они студентов стороной обходят. Иногда, конечно, рыба и покрупней попадалась – задерживали особо опасных преступников, которые в розыске. Прикинь, приходим к одному на адрес (он из тюряги сбежал) с проверкой. Участковый говорит матери, где сын? Она – сидит он. Он говорит: не сидит уже -  сбежал! Дома не появлялся? Нет, слыхом не слыхивала. Капитан наш говорит, разрешите –поверим.  Заходим мы, осматриваемся по комнатам, шарим по шкафам. И, опаньки, ноги из под стола на кухне торчат! Он оказался. Сдался без боя. Такой весь теплый расслабленный… Кстати, это мы потом узнали, что он опасный и в розыске. А так наш капитан Любимов сказал, пойдем ребята, один адресок проверить нужно. Да, ладно, я не о том!

- Однажды участковый, где-то в начале лета, говорит, мол, ребята тут такая история, просто научная загадка… Заинтриговал нас. Говорит, ночью нужно подежурить в одном доме, где чудеса происходят. Поможете! Я, мол, думаю, что просто кто-то гадит, но так, что не придерёшься, концов не найти. А вы с научной точки зрения должны все разоблачить!

- Хорошо, говорим, товарищ капитан! Мы на страже науки и социалистической законности завсегда!

- Тут на Кашириных в одном частном домике происходит настоящая чертовщина. У бабушки с внучкой посуда и картошка летают, бумага сама загорается…

- Наверно, внучка так над бабулей прикалывается – скептически произнес  кто-то из оперотрядовцев.

- Да все не так просто – участковый поднял указательный палец, наклонив голову на бок, – это был его излюбленный жест. – Понимаете, когда все это началось, бабуля к нам в милицию заяву накатала. Мы сначала прочли. Подумали: у бабушки деменция началась, чуть в психушку  не упекли, но бабка плакала, жалко ее стало, решили проверить. Пришли, сели: и внучка, и бабка за столом, тамошний участковый лейтенант протокол составляет. Вдруг ему по башке сзади картошка прилетела. Он вскочил, кричит: «Вы чего тут беспредельничаете! Всех посажу!». А ему алюминиевая миска с другой стороны,  прямо с полки прилетела. Он-то думал, что сообщники в него картошкой, но с полки-то, он же сам видел, что никто ее не бросал! А прилетело в лоб спереди кокретно. Он сел, глазами и башкой крутит. А бабка опять ревет-причитает! А внучка сидит вся бледная, видно, что тоже боится. Провели расследование. Думали, что друзья внучки так развлекаются, или злые бабкины недоброжелательницы. Но дом-то частный. Стоит далеко от дорог и других домов. Спрятаться вблизи почти невозможно, в доме – тем более. Дальше – хуже. Тамошний участковый, ну лейтенант зеленый этот, видно, где-то в кампании рассказал про все. Народ стал собираться, чтобы на бесплатный «цирк» посмотреть. Бабка заяву уже на участкового написала высшему начальству, мол, примите меры. Скандальчик нарисовался. А картошка и посуда все летает! Прикиньте! Пришлось пост милиции поставить, чтобы народ не пускать, да и возможных злоумышленников выследить. Вот мой брательник там через сутки дежурит. Говорит, помощь очень нужна. Народу шляются толпы. А своих людей, чтобы по комнатам, на кухню, вокруг дома расставить, не хватает. Выследить надо этих гадов! Как они умудряются даже опытных оперативников за нос водить.

- Ну, что, пойдете, подежурите?

- Сходим. Когда?

- Завтра с вечера и до утра. Только поесть с собой возьмите.

- А что, пошли!

Назавтра вечером они собрались, вооружились фонариками.

- Учтите, могут быть небольшие травмы, – предупредил капитан, - бабка с внучкой даже спят в мотоциклетных шлемах, а то все головы у них были в шишках да синяках.

Приехали поздно вечером, благо до улицы «Братьев Кашириных» было рукой подать – четыре остановки. У калитки стояла пара милиционеров, а забор осаждала небольшая толпа любопытных. Когда к милиционерам подошли наши студенты, то один из них, старший сержант, поздоровался с капитаном.

- Ну, вот привел. Это исследователи аномальных явлений из нашего универа. Проведи их, братуха! Они просто посидят, понаблюдают, померяют. – это была «легенда» для любопытствующей толпы.

Оперотрядовцы договорились, что для солидности возьмут с собой лабораторные амперметры и вольтметры. Ведь никто их не спросит, что за аппаратура. Они показали сержанту коробочки с приборами, и торчащими из них проводками, тот солидно кивнул и повел их через калитку в дом. Толпа заволновалась:

- А мы…, а нас пустите…

- Это ученые-исследователи – солидно произнес сержант. Студенты помахали коробочками с приборами. Волнение в толпе угомонилось.

- Днем их тут раз в пять больше бывает – проворчал сержант, - сейчас просто схлынули, поздно уже. Но многие, сволочи, остаются на ночь, чтобы пробраться в дом. Приходится усиливать наряд. Сейчас еще трое наших подъедут.  И че, вам не страшно?! – криво улыбаясь, спросил сержант. По его лицу было видно, что он им оставаться здесь на ночь не советовал бы.

Вошли в дом и увидели внучку и бабушку, правда, в мотоциклетных шлемах. Студенты заулыбались, а хозяйки смурно поздоровались. Сержант представил оперотрядовцев как исследователей, мол, может, что и определят, какие такие причины. Бабка махнула рукой, прикрыла рот ладонью и запричитала:

- Ой! Сынки! Чертовщина тут у нас! Али злодеи какие. Нихто не пойметь! Може вы пособите?

Слезы катились по впалым щекам. «Исследователям» стало слегка не по себе. Вообще-то, в душе они надеялись, что все это замаскированный «цирк», что тут весело и прикольно. Но слезы старой женщины начали менять их настроение. Внучка смотрела на бабкины слезы как-то привычно, но очень невесело, а на студентов устало и затравлено. На том женщины ушли в другую комнату спать, Туда посадили одного милиционера. Другой и «исследователи» остались  на кухне, приготовившись коротать тут всю ночь.

- Блин, а вдруг ничего не увидим? Хорошо, что завтра с утра не на пары. Нафига притащились! – с досадой подумал Николай, садясь за грязноватый кухонный стол вместе со всей компанией.

- Мужики, обратите внимание. Посуда тут только алюминиевая да деревянная осталась. Остальная вся побита. Картошку всю по родне развезли. Так ведь все равно найдет «эта гадость» что-нибудь бросить.

- Извините, а «эта гадость», что такое? – уточнил Вадим, тоже физик, сосед Николая по комнате.

- Да кто его знает? Схватить бы эту нечисть. Я бы ее! Третью неделю здесь дежурим. Никого не засекли, а полеты, блин, продолжаются!

Сержант достал папиросы. Подошел к буфету, взял там какую-то алюминиевую мисочку, чтобы, видимо, использовать ее как пепельницу. Сели за стол. Сержант закурил. Начал рассказывать подробности. Перевалило уже далеко за полночь. Ничего не происходило. Николая сильно клонило в сон. Вадим мило беседовал с милиционером уже не о проделках «шумного духа», а о борьбе с преступностью.  Еще один оперотрядовец Витя пытался не закрывать глаза, хотя они стали слипаться. Сержант все смолил, в мисочке уже было полно окурков и пепла, и Николай тупо уставился на эту мисочку, уже почти ни о чем не думая, а мечтая где-нибудь прилечь. Вдруг мисочка как-то странно задрожала. Сильнее и сильнее. Коля широко раскрыл глаза. Дрожание перешло в сильнейшую вибрацию и даже гудение, и тут миска сорвалась с места и, проскользнув по столу, на большой скорости врезалась в ближайшую стену, затем упала вниз, на пол. Пепел и окурки рассыпались, на стене остался отчетливый след удара, а миска сильно погнулась с одной стороны. Милиционер и студенты соскочили, подбежали к месту падения мисочки, подняли ее (горячущая, блин! Аж дым идет!) и стали рассматривать. Сержант сдвинул фуражку на макушку.

- Во, блин, на.. видали! Такое уж не первый раз!

Дверь на кухню открылась, из-за нее высунулись две бледные испуганные физиономии женщин, фигуры их были завернуты в одеяла. Видимо их разбудил резкий звук удара. Сержант взял портативную рацию:

- Второй, как у тебя?

- Ничего, все нормально – ответил сквозь помехи голос одного из дежуривших на улице.

- А у нас, блин опять!.. Тарелки летающие…

- Чтоб их, на…! А кто бросил, видели?

- Да никто не бросил, само оно…, вон мужики подтвердят, рядом сидели, все видели – сержант посмотрел на «мужиков», те быстро закивали головами.

- Нам страшно – всхлипнула внучка, выглянув на шум из спальни - посидите хоть кто-нибудь с нами!

- Ладно, - сказал Николай – сейчас, мы идем.

Его сон уже как рукой смахнуло. Но мысли пока в порядок не пришли. Слишком все было ошеломляющим, как будто происходило не  с ним и не в реальности. Они с Вадимом прошли в соседнюю с кухней комнату. Там стояли две кровати. Внучка пристроились на одной, подогнув ноги, а старушка, охая, прилегла на другую. Николай осмотрел помещение. Старая простая мебель. Вот шкаф с книгами. Он стал читать название по корешкам. Нашел учебник физики, вероятно, по нему училась внучка, на вид она была лет четырнадцати. Он подумал: «Надо занять их каким-нибудь разговором. Может с внучкой об учебе поговорить». Он подошел поближе к шкафу, вдруг стеклянная дверца со скрипом резко распахнулась, и учебник физики упал на пол. Все присутствующие встрепенулись. Николай нагнулся, чтобы подобрать его и увидел, что книга разбилась (!) вдребезги! Да-да! На полу лежали именно осколки учебника физики, и откуда-то появилась вода. Николай коснулся лужицы. Вода была холодной, а на осколках учебника он увидел иней и наледь (!). Лед, самый настоящий! От осколков исходил холодный пар. Учебник, очевидно, успел охладиться настолько, что стал твердым и хрупким, и  при ударе об пол разбился, как будто его перед этим ненадолго погрузили в жидкий азот. Но как? Николай ощупал место, откуда упал учебник и соседние книги. Они были нормальной комнатной температуры! Значит, учебник успел охладиться, пока падал, так резко!

Вадим стоял рядом, держа в руках небольшой осколочек книги, который уже успел стать мокрым и мягким. Оба смотрели друг на друга обалдевшим взглядом. Вадим пытался улыбнуться. Но как-то одной стороной лица. Кривенькой  вышла улыбка. Внучка уже суетилась с веником и совком, подметая осколки бывшего учебника.

- Вадим, пошли домой! Четыре часа ночи!

- А как же мы?! – внучка стояла с совком в руках, умоляюще глядя на «мужчин».

Они просидели еще пару часов, пили чай из алюминиевого чайника и  таких же кружек. Внучка хлопотала у стола, предлагая пряники и сахар. Ребята ни о чем не говорили между собой, отвечая только на любопытствующие вопросы внучки. Видно они ей понравились. С ними было как-то надежно и спокойно. Бабушка давно уснула. Остаток дежурства прошел без приключений.

Вернувшись в общагу, они долго ничего не могли рассказать Шурику, третьему соседу по комнате. Он понял, что с ними произошло нечто «из ряд вон». Хорошо, что шла зачетная неделя, на пары  сутра идти не нужно.

Они немного поспали. Потом молча сели на кровати.

- С этим надо как-то жить дальше – сказал после долгой паузы Николай, - теперь нельзя все списать на «происки», шарлатанство и мракобесие.

- Меня волнует, можно ли это как-то совместить с физикой? – спросил риторически Вадим.

- Вот так, Юрок, я столкнулся с мистикой. Стал искать по книжкам объяснение. Нашел похожие случаи и описания в основном дореволюционные, там есть такой немецкий термин «полтергейст» - «шумный дух».  Это, мол, его проделки. Теперь полагаю, что из «четвертого измерения» такие штучки проделать можно. А ты как думаешь?

Юра пожал плечами.

- Если бы не ты рассказывал, ни в жисть бы не поверил! Чертовщина, да и только…



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: