2045-й. Медицина добра

В окне поезда «Лиссабон – Владивосток» мелькали домики, расположившиеся по сенью деревьев, которыми оброс каждый российский мегаполис в рамках проекта «Одноэтажная Россия». На скорости 450 км/ч сосредоточиться на ближних рядах домов было трудно, но дальние рассматривать было увлекательно – для этого у проводника можно было взять бинокль. Взгляд иностранца, занимавшего одно из удобных откидных кресел полупустого современного вагона, привлекла девушка, скачущая на коне по дороге среди плодовых садов - низкорослых с интенсивной технологией и капельным поливом. Только благодаря низкорослости яблонь было видно девушку, которая неслась во весь опор - и она, и конь явно наслаждались движением, скоростью, молодостью, простором.

Иностранец одобрительно усмехнулся и заговорил с собеседником, отвечая на его предыдущий вопрос. Заговорил на хорошем русском языке.

Иностранец: Я думаю, не стоит снова возрождать гражданскую авиацию. Скоростных поездов вполне достаточно. Да и зачем людям летать куда-то далеко? Всё, что они не видели на своей родине, им покажет телевидение.

Сосед: Вот и видно, что вы иностранец. А как без самолётов в России с её бескрайними просторами?

Иностранец: В России есть поговорка «Где родился – там и пригодился!». А всё это туристическое желание «посмотреть мир» - от лукавого. Бесполезная растрата ресурсов.

Сосед: А кто вы по профессии?

Иностранец: Консультант.

Сосед: Консультант в какой сфере?

Консультант: В целом.

Сосед: А кого вы консультируете?

Консультант: Тех, кому пригождаются мои знания. Извините, я уже выхожу. Счастливого пути!

Поезд мягко тормозил, останавливаясь. Консультант поднялся, взял небольшой саквояж и вышел.

Сосед: Странный тип!

Луч утреннего солнца заполз на подушку и коснулся щеки молодого человека. Ярослав поморщился, потом улыбнулся и перевернулся на другой бок. У его изголовья будильник, который показывает 5 часов 58 минут и уже изготовился к звонку (колокольчик мигает всё более быстро).

Камера видеонаблюдения показывает спящего Ярослава, на внутреннем экране Искусственного интеллекта комнаты (ИИК) бегут сообщения, которые зрителю зачитывает голос.

Подушка: Частота дыхания – 12 в минуту. Продолжительность сна – 7 часов 15 минут. Длительность фазы быстрого сна – до нормы ещё не хватает 10 минут. Отключите будильник, дайте мальчику поспать!

Будильник: Подушка всегда выгораживает этого лентяя. Будить его пора! Зарядку делать!

ИИК: Мы не можем нарушать свободу воли Ярослава. Он сам поставил будильник на 6 часов.

Подушка: Может, хотя бы убавить громкость?

ИИК: На 30%.

На часах время меняется с 5.59 на 6.00. Будильник сразу же бросается звонить.

Подушка: Злорадствуешь!

Будильник: Нас так программируют – не на сюсюканье, а на дисциплину. Это тоже забота!

Ярослав поднимает голову и выключает будильник. Солнечный луч играет на его лице. Юноша улыбается. В юности каждое утро обещает радость и приятные неожиданности.

ИИК: Доброе утро!

Ярослав: Воистину доброе!

Первая радость – сходить в туалет. Когда за юношей закрывается дверь, ИИК получает сообщение.

Интеллектуальный унитаз: Содержание мочевины и сахара в норме. Второй раз за месяц – слегка повышенное содержание лейкоцитов.

ИИК: Хорошо, что с этого года в общежитии установили интеллектуальную сантехнику – ежедневного снятия параметров мне всегда не хватало.

Ярослав появляется, вытирая лицо полотенцем.

ИИК: Какую музыку поставить для зарядки? Вчера остались не потраченными 68 килокалорий. Рекомендуется усиленный комплекс упражнений.

Ярослав: Поставь что-нибудь лёгкое из классики. Но приглуши. И параллельно лекцию по цифровой модели пациента. Зачёт скоро.

ИИК: Ставлю

Ярослав выполняет комплекс упражнений системы целостного волнового движения и слушает лекцию.

Лектор: Последние 25 лет развития медицины были связаны с цифровизацией, со сбором всех возможных данных о человеке с помощью различных носимых и стационарных приборов и датчиков. Современные технологии позволяют получать всё больше данных о строении человека: геномика – о наследственных факторах, протеомика - о белках, кирпичиках нашего организма, метаболомика – о продуктах жизнедеятельности, лекарственных препаратах и продуктах их распада. По сути мы создаём с рождения цифровую модель каждого пациента с точки зрения множества технологий, буквально раскладывая его на клетки и молекулы. Причём этот портрет не статичен, как фотография, он в динамике и во взаимосвязи различных параметров, которые образуют характерные паттерны.

Когда Ярослав говорит, ИИК предусмотрительно останавливает воспроизведение лекции, затем снова включает.

Ярослав: На завтрак – омлет из двух яиц с рукколой. И цикорий с молоком, овсяное печенье.

ИИК: В суточном рационе не хватает витамина D, рекомендую добавить 20 грамм сёмги.

Ярослав: А по финансам мы можем себе это позволить?

ИИК: Если не ходить с Мариной на выставку монументального искусства, то можем.

Ярослав: Не надо сёмги. А что подешевле?

ИИК: Поливитамины в капсуле.

Ярослав: Обожаю поливитамины.

Ярослав продолжает выполнять комплекс упражнений.

Лектор: Ещё одним направлением развития стала телемедицина. Пациенту теперь не обязательно приходить на приём к врачу. Многое можно сделать дистанционно, что позволяет людям гораздо оперативнее получать медицинскую помощь. Вместе с тем дистанционные технологии хороши для решения рутинных задач: например, вовремя обнаружить что начался насморк или какой-нибудь covid-2030. Но для получения серьёзного лечения всё равно следует обратиться в клинику, где есть высокотехнологичное медицинское оборудование. Держать у себя в доме компьютерный томограф всё равно никто не сможет. Применять сильнодействующие лекарственные препараты нужно под наблюдением врача. Хирургическая помощь - тоже удел стационаров. Снижение рутинной нагрузки как на пациента, так и на врача, позволило больше заниматься медициной здоровья, а если человек всё же пришёл в клинику - оказывать медицинскую помощь на более высоком уровне – индивидуальном, персонифицированном. Вплоть до разработки индивидуальных лекарств.

Ярослав заканчивает зарядку и отправляется в душ. ИИК сообщает ему вслед.

ИИК: Анализ характера движения показывает отклонение от норм видовой грациозности. Зажаты мышцы шеи – это говорит о переутомлении от занятий и напряжённости в отношениях с противоположным полом.

Ярослав: Будешь мне намекать на противоположный пол – выключу звук.

ИИК: Это неразумно. Мои советы согласованы с Единой интеллектуальной системой и рекомендациями Минздрава.

Ярослав: Да знаю я, знаю!

Вестибюль медицинского университета. Студенты собираются на лекцию известного профессора.

1-й студент: Развитие онлайн-образования позволяет общаться с учёными из любой части света. Какой смысл в очном присутствии в аудитории?

2-й студент: Есть эффект личного контакта «глаза в глаза». Даже в формате лекции. Эффект синхронизации мыслей. Эта настройка на мышление серьёзного учёного даже важнее материала, о котором он рассказывает.

1-й студент: Увидим.

Ярослав доказывает другу Ильдару.

Ярослав: Я понимаю, технология big data, сотни тысяч параметров, ни один врач этого не проанализирует, только компьютер. Но неужели роль врача сведётся к тому, чтобы поставить штампик, утверждая решение компьютера? Не может такого быть!

Ильдар: Конечно, нет! Анализируя большой массив данных, искусственный интеллект способен осуществить раннюю и сверхраннюю диагностику многих заболеваний – этого не отнять. Но принимать решение он способен только в стандартных ситуациях, только следуя протоколам, которые создают люди – врачи, учёные. И всегда будут случаи, не укладывающиеся ни в какую схему. Ты должен быть рад – компьютер освободил тебя от рутины, чтобы ты мог заниматься исследованием, творчеством.

На лекции по физиологии профессор опровергал устоявшиеся со школы понятия:

Профессор: Нельзя всех измерять одним мерилом, вводить некую усреднённую статистическую норму. Это устаревший подход. Сейчас актуально понятие индивидуальной нормы. Для кого-то нормальное давление 120 на 80, а для кого-то 130 на 90 или 110 на 70. Усреднённость приводит к избыточно широкому диапазону как бы нормальных значений. Если в справочнике написано, что какой-то параметр может у человека меняться от 1 до 10, то терапевт смотрит – значение параметра 2, это норма. А в другой раз – 8, снова норма. Но что-то произошло с человеком, параметр изменился в 4 раза! Поэтому важно знать нормальное и пороговое значение параметра именно для данного человека.

Ярослав (поднимает руку): Профессор, но если мы вводим понятие индивидуальной нормы, то и лечить всех больных одной таблеткой как-то неправильно!

Профессор: Очень хорошее замечание, молодой человек! И сегодняшний тренд в медицине – это создание индивидуальных лекарственных препаратов. Научно-клинический центр нашего университета уже более 30 лет разрабатывает генно-терапевтические лекарственные препараты для лечения редких, так называемых орфанных, заболеваний. Многие из этих препаратов получили международное признание, а регион стал центром медицинского туризма. Люди со всего мира приезжают к нам, чтобы участвовать в клинических исследованиях по лечению ранее неизлечимых болезней. Так же, как мы справились с лечением болезни Тея-Сакса, спинальной мышечной атрофии, сейчас мы подступаем к метахроматической лейкодистрофии, лямеллярному врождённому ихтиозу.

 

На самом деле профессор прибыл в университете не только для чтения лекции студентам. Его ждала важная встреча. Он должен был встретиться с министром здравоохранения, который тоже приехал в регион, и обсудить вопросы по финансированию своей программы. И тут ещё ко встрече примкнул какой-то консультант. Консультант профессору сразу не понравился, что-то в нём было излишне воспитанное, неискреннее, фальшивое. Но пока ждали министра, приходилось поддерживать беседу.

Консультант: Значит, профессор, вы полагаете, что развитие медицины – это развитие технологий?

Профессор: Несомненно! Всё больше узнавая о человеке вообще и своём пациенте в частности, мы можем прогнозировать состояние его здоровья и заранее нейтрализовать имеющиеся риски развития патологий.

Консультант: А у вашего подхода нет своего рода «слепого пятна» – области, которую в его рамках невозможно увидеть?

Профессор: Возможности науки ничем не ограничены.

Консультант: Науки – да, не ограничены. А вот возможности учёных могут быть ограничены их заблуждениями, в том числе заблуждениями, которые они получили от своих учителей, которые стали в науке общепризнаны, но от этого не перестали быть заблуждениями.

Профессор: Какие заблуждения вы имеете в виду? Приведите примеры!

Консультант: Я подхожу в общем. Разве в истории медицины было мало примеров, когда представления о природе болезней были неверны, но маститые учёные обучали будущих врачей методам лечения заведомо бесполезным и опасным? Я же говорю не о точности ваших приборов, а о природе человека как существа социального.

Профессор: То есть может ли учёный настаивать на своих воззрениях из корыстных соображений вопреки истине? Мне трудно это представить.

Консультант: Тем не менее учёные…

Входит министр.

Министр: Здравствуйте, товарищи!

Консультант оборачивается к нему.

Консультант: Министр, вы пришли в интереснейший момент нашей дискуссии. Профессор утверждает, что у сегодняшней медицины нет «слепых пятен». А я хочу спросить: люди тысячи лет были уверены, что у человека есть душа, и именно пороки души вызывают заболевания тела. Можно ли отвергать тысячелетнюю мудрость?

Профессор: Я много раз оперировал людей, но не нашёл в них души.

Консультант: Но ведь и совести вы не нашли! Можно ли сказать, что её нет?

Профессор молчит, но видно, что он готовит ответный выпад.

Министр: Европейская медицинская традиция при том, что врач может принадлежать любой конфессии, в практике своей атеистична. Психология – это наука не о душе, а об эмоциях, поскольку не затрагивает аспектов отношений души с Богом, которые издревле считались главными.

Консультант: Да-да! Именно про это я и хочу сказать! Если болезни от грехов, то лечить тело, не исцеляя души – это способствовать дальнейшему грехопадению.

Профессор: Я знаком с этой точкой зрения. Ещё когда в начале века вводили процедуру экстракорпорального оплодотворения –зачатия в пробирке – то находились оппоненты, утверждавшие, что если супругам Бог не даёт детей, то на это есть причины. Что так мы породим гитлеров, маньяков, людей без души. С тех пор выросло два поколения «младенцев из пробирки» - и нет среди них статистики роста правонарушений. Наоборот, пары, которые уже отчаялись завести детей и обрётшие их благодаря чудесам науки, давали им больше любви и внимания, способствовали развитию и воспитанию.

Министр: Можете ли вы утверждать, профессор, что болезни – не от греха, не от пороков души?

Профессор: Болезни от греха – в смысле от образа жизни. Если человек безответственно относится к своему здоровью, мало движется, переедает, не бывает на свежем воздухе – у него повышается риск заболеть. Но не от библейских грехов. Нет такой статистики «не прелюбодействуй, а то заболеешь». Люди со свободной сексуальной моралью имеют меньше психических проблем, а вследствие этого и меньше физических. Психосоматику никто не отменял.

Консультант: Но проблемы с воспроизводством населения в популяции растут. Или вы не отмечаете здесь связи?

Профессор: Таких исследований не проводилось.

Консультант (протягивая визитку): Профессор, я бы хотел с вами связаться, когда вернусь в штаб-квартиру нашей организации и поговорю с учредителями. Профессионалы подобного уровня нуждаются в поддержке, в расширении своих исследований.

Профессор (удивлённо смотрит на консультанта, затем на министра): Спасибо! Не ожидал. Будет приятно посотрудничать.

После занятий Ярослав стоял в очереди в столовой университета с Ильдаром и Мариной. Ильдар философствовал, а Марина, как всегда, подначивала Ярослава. На этот раз тему ей подсказала лекция по физиологии, где профессор упомянул о генетических паспортах, которые обязаны себе сделать все мало-мальски мыслящие люди, и о Банке биологических материалов, который накапливали в Научно-клиническом центре.

Ильдар: Генетический паспорт – это уже классика. Расшифровка генома даёт возможность оценить риски многих заболеваний, сформировать свой индивидуальный тип здорового образа жизни, избегать провоцирующих факторов. Но Биобанк, по-моему, утопическая затея. (роботу-раздатчику) Мне, пожалуйста, капусту с рыбой. (Ярославу с Мариной) На Западе услуги Биобанка доступны только богатым. У нас - формально всем, но мощностей хватает только потому, что тема ещё не стала модной.

Марина (иронично улыбаясь): А ты, Ярослав, не воспользовался услугами Биобанка? Может, сдавал половые клетки? (роботу-раздатчику) Омлет с грибами! И сметаной полейте!

Ярослав (нарочито не замечая подначки): Есть такая поговорка: «Когда надо посадить яблоню?» - Ответ: «Двадцать лет назад. Или сейчас». То же самое со здоровьем. Мама при моём рождении сдала в Биобанк пуповинную кровь. Тогда эта услуга была недешёвой. Но это запас прочности для здоровья. Ведь гемопоэтические стволовые клетки бывают незаменимы при лечении некоторых заболеваний. Что касается половых клеток… (смотрит на Марину) Я думаю, их надо сдать, пока мы молоды, пока здоровы. Жизнь часто непредсказуема. Были же данные о влиянии COVID-19 на репродуктивную функцию. А коронавирус никуда не исчез из популяции. Я предлагаю над этим серьёзно подумать.

Марина (серьёзно): Я подумаю.

Марина глазами показывает Ярославу, что очередь ждёт и надо делать заказ.

Ярослав (торопливо, роботу-раздатчику): Картошку с котлетой и подливкой.

Робот-раздатчик (узнаваемым голосов ярославова ИИК): Превышение суточной нормы калорий и недостаток витамина А.

Девушка в очереди прыскает от смеха. Затем вся очередь хохочет.

Ярослав (всплёскивая руками): Нет, вы посмотрите на этот ИИК! Даже здесь он меня достал!

Девушка: Вы из экспериментального ЗОЖ-кампуса?

Ярослав: Да! Так-то хорошая штука, но иногда приходится повеселить людей. (роботу-раздатчику). Половинную порцию картошки.

Робот-раздатчик: И морковный салат?

Ярослав: Давайте!

Когда троица уселась за стол, Ильдар сказал.

Ильдар (Ярославу): Сегодня в «Университетском вестнике» вышла твоя статья.

Марина: О чём статья?

Ильдар: Насколько я понял, Ярик ставит под сомнение фундаментальные основы европейской медицинской традиции.

Ярослав: Ну, это слишком громко сказано!

Ильдар: Почему же? (обращаясь к Марине) Он утверждает, что у разных типов людей разные основы здоровья: у добрых и злых, у материальных и духовных, у деятельных и впечатлительных - здоровье устроено по-разному. Нет, у всех так же одно сердце и эритроциты красные. Но разные мировоззрения приводят к тому, что – как это говорилось? – что русскому хорошо, то немцу смерть.

Ярослав: На самом деле, чтобы хорошо себя чувствовать и быть здоровым, человек должен быть доволен собой.

Марина: С этим не поспоришь!

Ярослав: Но разные типы мировоззрения дают разные основы довольства собой. Женщине важно чувствовать себя красивой, а мужчине – сильным. Если женщина недовольна своей внешностью, а тем более если её окружение это акцентирует – подавленное состояние способно вызвать болезнь. Если в семье неурядицы, женщина подсознательно не хочет иметь детей – вот и проблемы с половой сферой, от молочницы до онкологии. И толку травить химией этот рак, если мышление и ситуация останутся теми же самыми?

Ильдар: Бывает, что сама болезнь способствует изменению мышления, мировоззрения и ценностей. Тогда рак не возвращается. Или даже сам проходит.

Ярослав: Это как раз показывает, какой должна быть медицина на самом деле. Бог же попускает болезнь не для наказания, а для размышления. Даже и слово «наказание» – от наказ, наставление, повеление.

Марина: То есть ты считаешь, что врач, который не уделяет внимание душе человека, а лечит только его тело – занимается богоборчеством?

Ярослав: Фактически, да.

У Ярослава зазвонил телефон.

Ярослав: Да… Да, это моя статья… Конечно, могу… Через полчаса – в 14.20. Буду. (убирает мобильник и обращается к друзьям) Приглашают в ректорат. Какой-то иностранец хочет побеседовать о моей статье. Я даже не знаю, где у нас ректорат.

Ильдар: Да знаешь ты. Разволновался просто. За библиотекой!

Ярослав: Точно!

Консультант поднялся навстречу Ярославу с лёгкостью, которая выдавала отменное здоровье и прекрасную физическую форму. Протянул руку для рукопожатия. Вслед за ним протянул руку профессор.

Профессор: Присаживайтесь, коллега! Вы, кажется, были на моей лекции и задавали интересные вопросы!

Ярослав: Да, был! Лекция была замечательная!

Консультант: А мне очень любопытной показалась ваша статья, молодой человек. Особенно место, где вы рассуждаете о людях духовных и людях материальных, что у них разные критерии довольства жизнью. Что одним для радости нужны материальные приобретения, а другие чахнут без свежих идей и ощущений.

Ярослав: Я просто рассмотрел общеизвестные вещи с медицинской точки зрения. Если корни болезни – в неудовольствии жизнью, то даже жестоко вылечить тело человека и бросить его снова в ситуацию тех же неразрешимых для него проблем.

Консультант: Но что же делать, если проблемы со здоровьем вызвал недостаток материальных приобретений? Неужели давать людям деньги за то, что они заболели? Это же получится социальный шантаж.

Ярослав: Это в условиях капитализма ощущение достатка связано со величиной банковского счёта. А при социализме человеку надо только по-настоящему оценить то, что ему доступно благодаря общественным фондам потребления – бесплатное жилье, образование, здравоохранение. Стабильные цены на ЖКХ и продукты питания. По большому счету до́роги только предметы роскоши и ложно понятого престижа. И эти ожидания можно поправить.

Консультант: То есть прежде чем сделать операцию на желудке, надо сделать операцию на мировоззрении – вырезать ложные ценности и имплантировать новые?

Ярослав: Не совсем так. Я бы предложил другую метафору – протереть очки. И тогда будет видно, что нужны человеку не столько предметы престижа, сколько уважение окружающих, а для этого у него есть все возможности – можно получить любую профессию, стать полезным членом общества и пользоваться уважением. И это не имплантация новых чуждых ценностей, это свежий взгляд на то, что реально есть.

Профессор: Но при этом разделение на материально-ориентированных людей и духовных все же сохранится?

Ярослав: Эти позиции будут сближаться, они не противоположны. Нет ничего более духовного, чем содействие торжеству и расцвету материальной жизни. Духовное здоровье – основа физического благополучия. Но да, преодоление неких надуманных различий требует времени.

Консультант: Говоря о людях духовных и материальных вы не доходили до введения терминов «медицина духовных» и «медицина материальных». Но вы вели термины «медицина добра» и «медицина зла». Это настолько различные сферы?

 

Марина и Ильдар ждали Ярослава на скамеечке перед входом главного здания университета. Рядом с ними робот-газировщик продавал и раздавал детишкам с родителями газированную воду.

Марина: Не нравятся мне эти беседы с иностранными консультантами. Тем более для студента третьего курса. Как-то рано они его в оборот берут.

Ильдар: Тебе это напомнило беседу Д’Артаньяна и кардинала Ришелье?

Марина: Это было бы полбеды.

Ильдар: Даже так?

Марина: Ришелье хотел перетянуть удачливого гасконца на свою сторону. Купить. Запугать.

Ильдар: Здесь может быть хуже?

Марина: Я не видела этого консультанта, но моему внутреннему взору он предстаёт… Мне кажется у него один глаз искусственный, из камня.

Ильдар: Может, ты и права в своём беспокойстве. Значительная часть статьи Ярослава посвящена влиянию на здоровье сил добра и сил зла.

Марина: Расскажи подробней!

Ильдар: Что рассказывать? Вот газета. Вот его статья.

Марина хватает газету, разворачивает на нужной странице, углубляется в чтение. Вместе с ней читает Ильдар.

Мы видим газету. В ней написано.

У злых другое реагирование на стрессовые факторы. Добрым не нужен стресс, чтобы хорошо себя чувствовать. Злым нужно взбодриться, нужен адреналин, тестостерон. Гормональный фон другой, выражение лица, напряжение мимических мышц, которые тоже связаны с настроением и железами внутренней секреции. Доброму для хорошего настроения нужно кому-то помочь, совместно сделать что-то полезное и достойное. Злому для настроения нужно кого-то унизить и тем самому возвыситься.

Ильдар: Фактически, Ярослав подходит к тому, что должна быть отдельная медицина для злых и отдельная для добрых. Здравоохранение сегодняшнего дня даже у нас, в социалистическом государстве, более подходит для злых. Это им выгодно, чтобы лечили тело, не обращая внимания на душу, на её пороки. Это им выгодна богоборческая медицина. Чтобы вырезал или заглотал пилюлями то, что дал тебе Всевышний для вразумления, и дальше пошёл куролесить.

Робот-газировщик: Не желаете водички газированной?

Марина: Я бы не отказалась.

Ильдар: Два стакана «Байкала». Мой счёт…

Робот-газировщик: Я знаю, Ильдар Газимович!

Марина (отпивая глоток, показывает в газету): Вот смотри, что я нашла! Вот из-за этого его вызвали!

Злым здоровье даётся от тьмы. У тьмы есть свои ресурсы для укрепления здоровья своих служителей. Если верно служишь – хозяин награждает. Даёт энергию, силы или показывает, как их собрать. Недаром основатели сект любят назначать праздник секты на день своего рождения. Сайентологи празднуют день рождения Рона Хаббарда, анастасиевцы – день рождения Владимира Мегре. Если создать хороший поток жизненной силы – можно помечтать и о бессмертии.

Ильдар: Мы с Ярославом обсуждали этот момент. Здесь речь не о том, что есть какая-то особая жизненная сила, а в том, что человек как бы прикрывается интересами общества. Он сам может быть уже исчерпал свой жизненный ресурс и попущение Божие, но в общественном сознании связывается с некоторой идеей, которая важна, поэтому жизнь его продлевается своего рода Божественной интенсивной терапией. Да вот же Ярослав об этом в сноске пишет.

Марина (показывая в статью): А вот это уже опасно. Тут он очень серьёзные темы поднимает.

Но секты – это самодеятельность, хотя она и выдаёт некоторые секреты. Разумеется, те, кто претендует на роль «хозяев мира», используют этот механизм в куда больших масштабах. Было бы интересно подумать, куда уходит энергия, собираемая во время всемирных празднеств типа Рождества или Пасхи. А также в дни таких мероприятий как Олимпиада или Чемпионат мира по футболу.

Ильдар: Да, это опасно!

Марина: Может, позвонить в КГБ и пусть они скрутят этого консультанта?

Ильдар: Ну, что ты! Он же не будет взрывать мосты или стрелять из-за угла. Это для мелко плавающих. Он – птица высокого полёта. Спецслужбам ему предъявить нечего. Он здесь для диверсии даже не идеологической, а методологической. Здесь можно только превзойти его в понимании общественных процессов.

Робот-газировщик: Вы имеете в виду того иностранца, что встречался сегодня с министром здравоохранения? Очень странный тип.

Ильдар: Почему странный?

Робот-газировщик: Я же ещё и портал Единой информационной системы…

Марина: Мы знаем! Сразу к делу.

Робот-газировщик: Я посмотрел расписание встреч этого господина и был очень удивлён.

Ильдар: Выведи на дисплей!

На дисплее робота прокручивается список.

Выступление на телеканале «Новый век».

Встреча с садоводами общества «Луч».

Участие в дискуссии об экономике социализма в Общественной палате

Посещение университета. Встреча с ректором и министром здравоохранения.

Дискуссионный молодёжный клуб.

Встреча с деятелями искусств

Встреча с активистами общества «Рыболов-охотник»

Марина: Это реально программа его визита?

Робот-газировщик: Это официальная информация. Чем он занимается неофициально – неизвестно.

Ильдар: Известно! На студентов мединститута охотится!

 

Консультант: Но вы вели термины «медицина добра» и «медицина зла». Это настолько различные сферы?

В это время у Ярослава пикнул телефон. Он автоматически, хоть это и было невежливо, вытащил его и посмотрел на экран. Сообщение было от Марины.

Марина: Будь осторожней с консультантом! Потом расскажем.

Ярослав (прячет телефон): Извините! Так вот о «медицине добра». С ней всё просто. Тем, кто на Земле исполняет Промысел Божий, Всевышний помогает, в том числе способствуя их здоровью. Тем, кто плутает в Божьем попущении, но не безнадёжен, медицина должна помогать не только избавиться от последствий своего невежества и порочности в виде болезней тела, но и помочь обрести другую нравственность. Великие врачи древности делали это за счёт своей личности. Пациенты их буквально боготворили, но сама мысль о том, что этот великий человек тратил время и силы на исцеление «меня грешного» способствовала переосмыслению своих заблуждений. Технологическая медицина современности не оставляет пациентам этой возможности – хоть на западе, хоть в странах социализма. Заплатил – вылечили, и даже благодарным быть некому. Не испытываем же мы благодарности к роботу-газировщику.

Профессор: Это всё очень интересно, молодой человек, но вы исходите из недоказуемых утверждений о существовании души и Бога.

Консультант: И всё же, профессор, давайте до конца выслушаем коллегу. Итак, мы вплотную подошли к «медицине зла».

Ярослав: Существование Бога доказуемо. Доказательство даёт Бог каждому лично - и оно носит нравственно-этический характер. Но это отдельный большой вопрос. Высокотехнологичная медицина сегодняшнего дня – это почти уже «медицина зла» по степени своего богоборчества. Но есть и специфика малоизвестная. Рассказывают, что в начале века в регистратурах поликлиник и в офисах ЖКХ сидели такие женщины, которым доставляло удовольствие вывести человека из себя. Их специально набирали таких, чтобы «отшивать» посетителей. А по сути – они вызывали постоянное выделение негативных эмоций для подпитки ими своих эгрегореальных хозяев и земных служителей эгрегора. Это и есть один из механизмов «медицины зла». Суть зла – это паразитизм. Но как и в преступном мире «лихих 90-х» есть беспредельщики, а есть организованная иерархия «преступного закона». И то, что удалось нарэкетировать исполнителям с нижних этажей, они обязаны частью передать создателям и высшим управленцам иерархии.

Профессор: Ваша фантазия безгранична, молодой человек!

Консультант: Иными словами, Ярослав, высшие чины иерархии зла сами не творят ничего предосудительного со стороны Всевышнего и неподсудны Ему.

Ярослав: Да, они предоставляют отвечать по вселенским законам исполнителям нижних этажей, а сами получают бонусы в виде жизненной энергии, продлевающей их жизнь до невообразимых пределов. То есть сама паразитическая пирамида имеет терапевтическое назначение поддержания их жизни. Она и есть истинная «медицина зла».

Консультант: Очень любопытно, юноша! А если бы вы встретили на улице или на научной конференции такого «управителя мира», смогли бы его узнать?

Ярослав: Возможно, и смог бы. Это, безусловно, человек владеющий собой, своими эмоциями. Располагающий к себе. При отсутствии формальных должностей имеющий весомый авторитет. Его власть – это власть идеи, такой идеи, на которую падко человеческое сознание. А потом уже приверженцы идеи сами делают то, что ему было нужно. И даже не помнят, кто им предложил эту идею.

Консультант: Думаю, у вас будет возможность проверить свою теорию. Я хочу вас пригласить на конференцию молодых учёных в Рочестере.

Ярослав: Клиника Мэйо?

Консультант: Именно. Если предполагаемые вами «хозяева мира» подбирают себе талантливую молодёжь – то они это делают именно на таких конференциях. Конечно, вряд ли разумно выходить на международной уровень с работой не вполне научной. Но, надеюсь, наш многоуважаемый профессор поможет вам сделать доклад на чисто научную тему. Что-нибудь типа метрологической состоятельности диагностики в персонифицированной медицине. (профессору) Это интересная тема, профессор?

Профессор: Я думаю, это будет востребовано.

Консультант (Ярославу): Значит, договорились?

Ярослав: Давайте, я подумаю.

Когда студент, попрощавшись, вышел из комнаты, иностранец тихонько сказал профессору.

Консультант: Талантливый юноша, самостоятельно мыслящий. Но растрачивает свои способности на фантазии. Его нужно опекать и направлять в сторону настоящей науки. Согласны, профессор?

Профессор: Согласен.

Друзья встретились на скамейке.

Ильдар (подвигаясь): Садись!

Ярослав: Не могу сидеть. Ноги несут куда-то. Пройдёмся?

Марина (встаёт): Пройдёмся. Мы с Ильдаром тоже засиделись. Так что там было с иностранцем?

Ильдар: Мы уж думали спасать тебя из Бастилии.

Ярослав: Из Бастилии меня спасать ещё рано. Но в Рочестер меня уже пригласили. Консультант этот с большими возможностями. И зачем он сюда приехал – это вопрос. Уж точно не из-за моей статьи и не из-за программы профессора. Вы мне что-то о нём хотели рассказать.

Марина: Мы тоже пришли к выводу, что дяденька непростой. Думаю, его роль – роль позитрона в камере Вильсона.

Ильдар: Мы врачи, а не физики. Какую-то попроще аналогию надо.

Марина: Это несложная аналогия. В инверсной среде переохлаждённого пара даже одна частица высокой энергии способна сталкиваясь с молекулами, создать много центров конденсации капель – отчего мы и видим её след. Сама частица ничтожно мала, ни в один микроскоп её не увидишь. А вот след её вполне заметен.

Ильдар: То есть он приехал оставить след?

Марина: Да. Он даже не особенно придерживается программы, импровизирует по ходу возникающих обстоятельств. Он разбрасывает семена, которые прорастут.

Ярослав: И что же это за семена?

 

Консультант, наконец, смог пообщаться с министром в спокойной обстановке, один на один.

Министр: Получили вы от визита то, что хотели?

Консультант: Я получил многое, но хотел бы с вами обсудить ещё один вопрос. Он касается медицинского образования.

Министр: Я слушаю.

Консультант: Интеллектуальному клубу, который я представляю, выпала возможность одарить человечество новыми технологиями. Но, конечно, для внедрения их нужны молодые перспективные кадры. Мы бы хотели обсудить возможность совместного образовательного проекта на базе нескольких медицинских университетов и института повышения квалификации врачей.

Министр: Новые технологии – это, конечно, хорошо. Но чему, собственно, вы собираетесь учить наших врачей и студентов?

Консультант: Никакой политики, никакой идеологии. Только помощь людям.

Министр: Не в политике дело. Можно дать врачам неадекватные знания, они будут лечить людей и даже не поймут, почему пациенты умирают – это будет укладываться в рамки преподнесённой им теории.

Консультант: Зачем это нам?

Министр: А кто-то отменил гибридную войну и концепцию «золотого миллиарда»?

Консультант: Вы же и отменили. Новый Евразийский союз, новый Варшавский Договор. Куда уж нам до вас? Вас все на планете любят, смотрят с надеждой и верой.

Министр: И за 15 лет реализации новой русской политики вы отбросили свои тысячелетние планы? Что-то слабо верится!

Консультант: А может мы тоже хотим войти в человечность?

Министр: Может или хотите?

Консультант: Хотим. Вы же знаете – слова мы не нарушаем. Это против Вселенского закона.

Министр: Можно подумать, что сокращение населения с 7 миллиардов до 2 соответствовала Вселенскому закону.

Консультант: Можете не верить, но ни один закон Мироздания этим планом не был нарушен. Люди приняли его добровольно и сами взялись реализовывать. Не очень-то они жалели 5 миллиардов своих ближних. Но ваш план оказался более привлекательным. И мы до сих пор не можем понять почему. Может быть, мы не столько учить вас собираемся, сколько учиться!

Министр: Что ж, учитесь! Но присмотр за вами будет строгий.

Консультант: По рукам!

 

Ярослав вернулся в общежитие усталый, а надо было ещё готовиться к зачёту.

Позвонила Марина. ИИК перераспределил звонок на экран телевизора.

Марина: Ещё не спишь?

Ярослав: Какое спать? Завтра зачёт. Консультант много времени отнял. Придётся ночью навёрстывать.

ИИК: Для лучшего восстановления организма необходимо лечь спать в 9 часов 30 минут. В крайнем случае, в 10 часов.

Ярослав: Видишь, знаем, как правильно, наука всё рассчитала. А жизнь ставит перед выбором: здоровый сон или зачёт с первого раза.

Марина: Может, лучше здоровый сон? Не убежит от тебя зачёт.

Ярослав: На расхолаживай меня! Я и так устал!

Марина: Тем более! Я скажу завтра доценту Дюбанову, что у тебя чрезвычайная ситуация.

Ярослав: Посмотрим. А ты что сама не спишь? Что-то сказать хотела?

Марина: По поводу того предложения, что сделал тебе консультант…

Ярослав: Да, слушаю.

Марина: Помнишь выходили на кафедру биофизики университета с предложением по искусственным тканям для трансплантации?

Ярослав: Помню!

Марина: Они согласились и приглашают начать.

Ярослав: Именно в один день два предложения о будущем. Одно неожиданное, будто случайное, будоражит своей ажиотажностью, невиданным размахом, взлётной полосой успеха. Другое обещает большой труд, но оно твоё собственное, выношенное. Какое из них от Всевышнего?

Марина: А ты как думаешь?

Ярослав: Знаешь, что я скажу?

Марина: Ну!

Ярослав: Утро вечера мудренее!

Марина (подумав): Наверно, я должна была испытать некоторое разочарование от твоего ответа. Но на самом деле я не разочарована. Я уверена, что ты сделаешь правильный выбор. Каким бы он ни был. Спокойной ночи!

Ярослав: Спокойной ночи!

Экран телевизора переключился на новости.

Диктор: Сегодня Министерство здравоохранения России и Международный фонд современных технологий заключили соглашение о подготовке кадров для нового проекта.

Консультант: Предназначение нашего Фонда – содействовать здоровью людей через развитие новой медицины. Я бы назвал её «медициной добра». Это не услуга для избранных, а технология, которая будет доступна всем.

 

Министр: Мы не отказываемся от сотрудничества с любыми странами и корпорациями, выступаем за широкий обмен как технологиями, так и культурой человечности.

Ярослав посмотрел на лицо консультанта, которое на экране было гораздо больше обычных размеров, стараясь угадать, что же внутри у этого человека?

Ярослав: Медицина добра, говоришь? Посмотрим, посмотрим.

Он придвинул к себе учебник и обратился к искусственному интеллекту.

Ярослав: Час ко мне не пристаёшь! Понял?

ИИК: Но потом спать?

Ярослав: Потом спать!

И он погрузился в чтение.

Ещё в этой серии:

Из отзывов

Интересно очень. Читается хорошо, приятно, есть ощущение захватывающей детективной истории. Понравилось построение сюжета - сцены меняются, а их истории при этом не замещаются одна другой, а переплетаются, и от этого появляется один красивый образ, одна большая история. И темы из текущих событий (ИИ, ковид), как раз те, что сегодня обсуждается - появляется интересная связь с сегодняшним днём.

 

Абсолютно со всем согласна! Мне понравился образ будущего. Многое узнаваемо. Это действительно большой труд - создать образ будущего. И чтобы понравился всем, чтобы каждый мог себя представить. У каждого должен быть образ своего будущего. И описывать, наверное, надо свой, родной, любимый, иначе не почувствуют люди честность и не откликнется. Ведь, если писать для всех, то ни для кого, а если для себя - то для всех. Думаю, у Вас получилось. Это необходимый сейчас труд. Не обсуждать чужое, а строить свое. Причём, эти образы у нас были в литературе и фильмах, но мало сейчас подпитываются. Поддерживаю!!!

Для обсуждения: mir007@rambler.ru 



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: