«Взгляд в будущий 2145-й»/Футурологический конгресс

 

Открытие

Робот-беспилотник ведёт репортаж с открытия конференции «Взгляд в будущий 2145-й».

Выступающий: В год столетнего юбилея Великой Победы, ощутив дыхание прошлого, можно осознать направление общественного развития и, продлив его, бросить взгляд в будущее. Каким предстанет перед нами человечество через сто лет? Можем мы предугадать будущее или постараемся его спланировать?

Беспилотник вставляет в репортаж титры: Ильхам Рашидович Дадажонов, учитель истории школы поселения Светлое и руководитель Лаборатории «История будущего» при краевом отделении Академии наук.

Дадажонов: Наша конференция привлекла внимание всех слоёв общества. Молодёжь вообще склонна устремляться думами в будущее, искать в нем место себе и своим идеям. Наставники постоянно размышляют о будущем, чтобы помочь войти в него своим подопечным.

Беспилотник постепенно открывает все большую панораму происходящего. Конференция проходит в поселении Светлое, где три холма окружают место общего сбора поселенцев, образуя уютный амфитеатр. Высокие сосны укрывают поляну от солнца. Свежескошенная к мероприятию трава очаровывает ароматом, который благодаря новейшим технологиям ощущают и зрители в краевом центре, наблюдая трансляцию, которую ведёт робот-газировщик.

Дадажонов (с экрана робота-газировщика, а затем с экрана дома на площади города): Женщины мечтают о будущем, в котором будут счастливы их любимые и дети. Госплан озабочен точностью прогнозов на десятилетия вперёд, чтобы ничего не упустить, соблюсти гармонию развития всех сфер общества. Председатель крайисполкома Евгений Фёдорович Даутов – гость нашей конференции – (беспилотник показывает Даутова) с детства увлекался фантастикой. В результате многие идеи своих любимых авторов воплотил в жизнь, когда вошёл в руководство края.

К амфитеатру в поселении продолжают стекаться люди, среди гостей удалось заметить и зарубежного Консультанта. На конференции разрешается перемещаться свободно, продолжая слушать выступающего через наушники, по которым к тому же для иностранных гостей передаётся перевод на трёх языках – английском, испанском и китайском. Кроме того, тут и там собираются группы по интересам, тематику этих бесед роботы-беспилотники непрерывно обновляют на большом табло, информация с которого дублируется на мобильные устройства участников. Так что каждый может выбрать, куда ему интересней присоединиться. Те же беспилотники снимают происходящее, так что никто не опасается чего-то не успеть или пропустить – всегда можно посмотреть после, найти участников беседы, задать вопросы, добавить свои мысли.

Николай Разумов со съёмочной группой телепередачи «Критерий истины» тоже прибыл в «Светлое».

Разумов (вдыхая сладостный аромат): Где же ещё говорить о будущем, как не в этой идиллии? Ильхам Рашидович знал, где собрать конференцию!

Его окликнул коллега с другого телеканала.

Коллега: Столько интересных людей - просто разорваться можно! Как со всеми поговорить?

Разумов: Невозможно объять необъятное… в одиночку! (улыбается) А вместе как-нибудь справимся! Представим зрителям страны полную картину происходящего.

Николай выхватил из потока людей Римму Петровну Созинову, начальника отдела краевого Госплана.

Разумов: Римма Петровна, чего вы ждёте от сегодняшней конференции?

Созинова: Мы не ждём, мы участвуем. Я и Вера (небезызвестная вам особа) будем докладывать первые результаты совместного семинара Госплана, Института Ядерной физики и краевой епархии по методологии планирования будущего. Семинар, кстати, начался с вашей передачи, если помните.

Разумов: Это о связи новых видов энергетики с проблемой несчастной любви?

Созинова: Во-первых, счастливой любви и не с проблемой, а с возможностями. А, во-вторых, проблематика семинара давно стала гораздо шире и охватывает перекрёстные связи чувства товарищества и урожайности зерновых, культуры речи и стабильности экономики, эффективности молитвы в управлении погодой и так далее. Приходите на секцию.

Мимо пробежали две девчушки лет десяти.

Разумов: Девочки! Вы тоже на конференцию? Вам это интересно?

1-я девочка: Мы на праздник!

Разумов: Какой праздник?

2-я девочка: Чтобы будущее воплотилось, нужно созданный образ будущего зарядить праздником, радостью!

1-я девочка: А то силы у него не будет!

Разумов: Теперь понял!

Виктор Николаевич Кольцов, представитель Лиги «На пути к Человечности», на конференцию приехал без жены и дочери.

Разумов: Виктор Николаевич, вы сегодня один?

Кольцов: Рита уже на чересчур большом сроке для таких мероприятий. И дочка осталась с ней.

Разумов: Так что же будет в мире через сотню лет?

Кольцов: Мы будем!

Разумов: Даже так?

Кольцов: Когда люди счастливы – они не устают жить. А это единственный предел для жизни человека.

Ошибка Станислава Лема. Утопия и антиутопия.

В начале конференции ведущий Ильхам Рашидович Дадажонов предоставил слово самым юным участникам.

Дадажонов: Ученики школы поселения Светлое Иван и Лариса представят нам доклад «Ошибка Станислава Лема».

Голос с галёрки: Во как круто загибают! Молодцы, ребята!

Дадажонов: Послушаем!

Иван: Станислав Лем, несомненно, был крупнейшим писателем-фантастом XX века. Но то будущее, которое он показывает в «Футурологическом конгрессе» вызывает…

Даутов (председатель крайисполкома): Шок?

Лариса: Скорее, иронию!

Даутов: Даже иронию?

Иван: Представление о псивилизации, в которой химикаты не только вызывают у людей эмоции, но и формируют иллюзорный образ мира, могло родиться только в условиях мегаполиса. В большом городе человек чувствует себя зависимым от инфраструктуры. Как в фильме «Матрица» из списка внеклассного просмотра горожанин подключён к системам вентиляции, водопровода, канализации, отопления. Без них он жить не может, отсюда и его подсознательный страх перед жизнью.

Лариса: Люди, живущие в современных экологических поселениях, ощущают себя частью природы, природы-матери, которая о них заботится и любит каждое своё создание.

Иван: Поэтому мы позволили себе изменить сюжет «Футурологического конгресса». И вот что у нас получилось.

2145-й год. XXI конференция «Взгляд в будущее» привлекла внимание только что вернувшегося из галактического путешествия Ийона Тихого потому, что в своём дальнем одиночном полёте он успел прочесть одну старинную антиутопию. Автора и название книги история не сохранила, начиналось повествование с 22-й страницы, но книга довольно точно предсказывала появление на свет самого Ийона и даже некоторые приключения знаменитого космопилота – и этим вызывала доверие.

Ужасал облик цивилизации будущего, в которой химические галлюциногены могли формировать у человека, например, образ того, что он едет в комфортном автомобиле в то время как он бежал по дороге на своих двоих, делая вид, что рулит и нажимает на газ или тормоз. Конечно, такое устройство общества, когда вместо реальных вещей и ситуаций человек ощущал навеянную психимикатами иллюзию, здорово сокращало затраты реальных ресурсов, а кроме того делало всех счастливыми. Но космопилота такое будущее не устраивало и по возвращении на Землю он принялся выяснять – является ли подлинным воспринимаемый им мир.

Кольцов: Интригующее начало. И как же человек может выяснить, где сон, а где реальность?

Дадажонов: Виктор Николаевич, гораздо интересней вопрос: как человека, посчитавшего реальность сном, убедить в обратном?

Лариса: Ильхам Рашидович выдал секреты нашего сюжета, но мы и собирались зачитать лишь значимые фрагменты.

Ийон Тихий все ещё с недоверием относился к утверждениям профессор Троттельрайнера.

- Вы хотите сказать, уважаемый профессор, что вот эти люди вокруг, которые сияют от радости и удовлетворения жизнью – это не иллюзия, не следствие применения психимикатов?

- Дорогой мой Ийон, на самом деле вы ведь правы: счастье – это проявление химической реакции…

- Я же говорил!

- Только химическая реакция эта – не внешняя, а внутренняя, - продолжал профессор. – Ничего цивилизация не придумала такого, чего бы не было в природе. Наш организм вырабатывает гормон счастья серотонин, гормон любви окситоцин, гормон удовольствия дофамин – это и есть те психимикаты, про которые писал ваш древний писатель. Его, кстати, звали Станислав Лем!

- Вы не понимаете, профессор! Этот… Лем писал о таких веществах, которые могут изменять воспринимаемый мир, многое скрывать из него, выставляя на первый план другое.

- Так я ведь об этом и говорю, Ийон! У человека не вырабатывается серотонин – и ему солнечный день кажется серым и тусклым. Он солнца не замечает! Не хватает окситоцина – и нет рядом с ним любимой женщины, а есть надоевшая особа.

- Пусть так, профессор! Но кто и как может изменить в крови человека концентрацию окситоцина и дофамина?

- Да любой! Каждый из нас изменяет состояние всех окружающих. Девушка улыбнулась – будто солнышко взошло! По сути она всем без иглы сделала инъекцию серотонина. Сын подошёл обнять отца – и окситоцин вызвал прилив любви и нежности. Собака встречает человека – делится с ним своей радостью. За постороннее химическое влияние вы, Тихий, приняли проявление доброты друг к другу, которое в 2145-м совершенно обычно и нормально. Гормоны внутренней секреции надо также тренировать как мышцы или интеллект – с детства.

Кольцов: Есть такая поговорка: «Береги честь смолоду!». Теперь её можно дополнить новой: «Тренируй жизнерадостность смолоду!».

Даутов: Я благодарю Ивана и Ларису за смелый доклад и спор с великим Лемом. А перед участниками конференции хочу поставить вопрос о жанрах утопии и антиутопии. Было время - совсем недавно, лет 25 назад – когда Голливуд нас пичкал запредельными дозами фильмов-предупреждений и фильмов про постапокалипсис. Найти в этом потоке привлекательный образ будущего было невозможно. Его просто не было. Запад не видел счастливого будущего для всех, а лелеемый им образ счастья – счастья меньшинства за счёт страданий большинства - не стремился показывать. Но времена изменились. И мы с вами обсуждаем образ светлого будущего. Значит ли это, что нужно забыть жанр антиутопии, жанр негативного пророчества?

Дадажонов: Как ведущий конференции я слегка уточню вопрос: в какой пропорции должны быть в общественном сознании представлены утопия и антиутопия? Вопрос весьма серьёзный. Есть желающие высказаться? С нами онлайн Сергей Брисюк, координатор «Ноосферного патруля»!

Используя робота-газировщика как транслятор, Брисюк обращается к участникам конференции.

Брисюк: Сам я подъеду вечером, а пока участвую онлайн. Возможно, я максималист, но антиутопии как жанра вообще не должно существовать. С давних пор произведения искусства строятся по закону драматизма – то есть выявляется имеющийся в общественном сознании потенциал конфликта, но в финале произведения он преодолевается. Антиутопия возникает как усечённый вариант драмы, где проблема обнаруживается, но решения не предлагается. Во всяком случае разумного своевременного решения. То есть задача ставится напугать зрителя или читателя, как в банальных фильмах ужасов. Напугать, а не вовлечь в общий мыслительный процесс по разрешению проблемы. В результате мы получаем негативное влияние на ноосферу, которое потом будет сказываться на мыслях и чувствах других людей.

Дадажонов: Чем и приходится впоследствии заниматься «Ноосферному патрулю». Так, Сергей?

Брисюк: Именно так!

Дадажонов: Вы принимаете ответ, Евгений Фёдорович?

Даутов: Принимаю! Действительно, функция отрицательного прогноза, предупреждения о проблемах вполне укладывается даже в жанр собственно утопии: показывая общество будущего автор должен показать и те методы, которым общество решает проблемы. В частности, великий роман Ефремова «Час быка» не является в чистом виде антиутопией – он показывает два варианта развития человечества, но настаивает на благодатности и жизнеспособности светлого пути коммунистического общества.

Благодаря поддержке Искусственного интеллекта беспилотник быстро вставил в трансляцию цитату.

И.А Ефремов: «Конечно, и о трудностях, о неудачах, даже о возможных катастрофах надо писать. Но при этом писатель обязан показать выход из грозных ловушек, которые будущее готовит для человечества. А у авторов «антиутопий» выхода-то никакого нет. Всё или фатально, или подчинено прорвавшимся диким, животным инстинктам человека».

Вселенная Ефремова. Наступление на пустыни

Дадажонов: Сейчас мы хотим представить участникам конференции фрагмент нового фильма из «Вселенной Ефремова», который снят Одесской киностудией. Фильм продолжает повествование о героях романа «Туманность Андромеды».

Веда Конг посмотрела на Дар Ветра и улыбнулась:

- Дорогой мой Ветер, наши далёкие предки, жившие на границе Эры Разобщенного Мира и Эры Мирового Воссоединения, не только любили природу, но и разрабатывали весьма элегантные меры по её сохранению и восстановлению, которые сделали бы честь современной Академии производственных сил.

Дар Ветер любовался Ведой: тяжёлым узлом пепельных волос, высоко подобранных на затылке, сильной стройной шеей, гладкой кожей обнажённых плеч. Но при этом мужчина не терял нить разговора. Наоборот, красота женщины мобилизовала его интеллект и проницательность, как это было свойственно в эпоху Великого Кольца.

- Приведите пример, Веда.

- Это очень просто. На днях нам удалось восстановить и прочитать текст 2145 года. И знаете, о чем он повествует?

- О чем?

- Это поэма о наступлении на пустыни. Люди XXI века осознали необходимость сознательной и масштабной помощи природе в её восстановлении. Но наука уже понимала, что живое – это не простая сумма видов растений, животных и микроорганизмов, а сложная система их взаимодействия, единый организм. Как это звучало? Вы же понимаете по-русски?

- Мои предки были русскими, Веда!

- Тогда слушайте!

Каждое дерево можно учесть для хозяйственных нужд,
Птиц окольцевать, вычислить вес насекомых.
Но лес – это больше, это единая жизнь,
Это разум и дух, где одно без другого не может.

- Поэтично! И как же наши предки объявили войну пустыням?

- Это действительно была война, Ветер! Поняв, что бесполезно засаживать пустыни отдельными деревьями, люди создали план продвижения лесов в зоны пустынь. На карте можно было видеть, как ударные группировки устойчивых к засухе деревьев узкой полосой уходили в пески, за ними двигались и развивали успех менее выносливые, но более продуктивные растения. Вместе с ними продвигалась различная лесная живность – пчёлы, белки, дятлы. Тянули свои нити грибницы, облегчая деревьям получение из почвы воды и питательных веществ. Люди планировали эти удары на окружение и потом ликвидацию окружённых частей пустыни и новое наступление. Люди помогали, создавая на направлениях главного удара особый состав биоценоза – биологический спецназ, а ещё способствовали ускорению роста растений и размножению животных и птиц.

- Так удивительно, Веда, слышать из ваших уст эти воинственные термины!

- Я всё-таки историк Эры Разобщённого мира, Ветер. Я понимаю романтику тех поколений людей, в памяти которых ещё свежи были воспоминания о недавних победах над вооружёнными силами государств-паразитов. Слушайте!

С воздуха тоже лесам наступавшим поддержка –
Ветер спешит от морей, набрякший от влаги.
И по сигналу хвои, вызывавшей прицел на себя,
Вниз летят капли, несущие жизнь и цветенье.

- И этот план был реализован?

- Да, за сто лет были ликвидированы все пустыни, причём с использованием минимума ресурсов. Большую часть работы выполнили природные процессы, их только надо было умело направить.

Дадажонов (дождавшись, когда утихнут аплодисменты): У нас в гостях режиссёр фильма Анна Владимировна Мустафина.

Кольцов: Анна Владимировна, не было ли вам боязно переосмыслять наследие Ивана Антоновича?

Мустафина: Этот процесс – наполнения «Вселенной Ефремова» новыми образами и сюжетами начался не сегодня. Ещё в 2022 году появились первые рассказы Алексея Сучкова в группе (тогда ещё группе, а не Лиге) «На пути к Человечности». Кстати, многие из его идей были использованы в фильме. Например, идея Проводников – исследователей возможностей психики человека - и идея Спирального Ядра мотивационной системы личности. Поэтому совсем уж боязно не было, но, конечно, давила ответственность. С тех пор, как в 30-е годы нашего века стремительно вырос интерес к русскому языку и русской культуре, отечественные кинематографисты ощутили всепланетное ожидание от нас нового слова, прежде неслыханного. Из скромных создателей камерного кино для небольшой группы ценителей мы превратились в глашатаев и вестников Русской цивилизации. И это, конечно, обязывает. Мы очень стараемся соответствовать своему новому статусу. Но если, например, «Мосфильм» ориентируется на исторические эпопеи, Одесская киностудия традиционно после освобождения Украины в 2022 году сохраняет склонность к кино приключенческому, динамичному, к фантастике.

Иван: Анна Владимировна, исследователи «Лиги на пути к Человечности» критиковали Ивана Антоновича Ефремова за его советский атеизм и возникшие из него концепции двойного инферно и Стрелы Аримана – направленного зла. В своих переосмыслениях «Вселенной Ефремова» вам удаётся преодолеть эти недостатки?

Мустафина: После нескольких попыток мы поняли, что преодолеть их не удастся. Иван Антонович настолько целен и органичен, что какие-то части из него вырезать и заменить имплантами практически невозможно. Что мы делаем, так это берём темы, которые не требуют переосмысления – вот, например, тема преобразования природы в показанном вам фрагменте сделана совершенно по-ефремовски, но атеизм в ней практически не ощущается.

Консультант. Помощь Вселенной.

Пока Анна Мустафина завершала свою мысль с пригорка-амфитеатра не торопясь спускался иностранный Консультант. Вместе с ним на поляну наползала тень тёмного облака.

Консультант: Если не возражаете, я продолжу тему религиозного и мистического – только уже не творчестве Ивана Антоновича Ефремова, а в жизни, в нашем ближайшем будущем.

Дадажонов: Прошу! Говорите!

Консультант: Готовы ли вы принять, что человек своей мыслью способен управлять космическими телами?

Кольцов: Сдвинуть с орбиты Луну? А как же законы классической механики?

Консультант: Законы классической механики продолжают действовать, но даже в рамках современной научной парадигмы приходится признать, что они требуют уточнения в случае больших скоростей объектов, что породило специальную теорию относительности, и в случае движения микрочастиц, таких как атомы, протоны, электроны, чем занимается квантовая механика. Возможно, мы знаем ещё далеко не все сферы, в которых законы Ньютона потребуют уточнения. Согласны, Виктор Николаевич?

Кольцов: Согласен. Но по теме управления космическими телами хотелось бы конкретики…

Консультант: Перейдём к конкретике. На Землю может упасть астероид и прервать развитие цивилизации, а может не упасть. От чего это зависит?

Иван: От орбиты астероида.

Консультант: О, это конечно! А от чего зависит орбита астероида? Я напомню, что с цивилизациями катастрофы сами собой не происходят – катастрофу надо заслужить. Вы же согласны, что без Божьей воли и волосок с головы не упадёт. Так что катастрофу цивилизации вызывает… Что?

Кольцов: Окончательный упадок нравственности, так что Всевышний перестаёт поддерживать её и защищать.

Консультант: Вот именно! То есть мы, люди, нашей совокупной нравственностью управляем космическими телами, теми же астероидами. Больше того, был ведь момент последней капли – последнего человека, от выбора которого – добро или зло – зависела судьба человечества. И можно сказать, что этот человек управлял астероидом.

Дадажонов: А физически как это происходит?

Консультант: На самом деле неважно. У Всевышнего много возможностей. Где-нибудь за 100 миллионов километров и на 15 лет раньше в астероид попал камешек и чуть-чуть изменил его орбиту, а за 15 лет отклонение достигло того, что столкновение с Землёй стало неизбежным.

Дадажонов: Думаю, все слушатели пытаются понять, к чему же вы ведёте? Хотите предложить проект перемещения Луны?

Консультант: Это было предисловие. Или эпиграф. Чтобы показать проявление воли Божьей. А я хочу представить проект одного африканского мальчика по поводу очистки природы от загрязнений цивилизации. Включите, пожалуйста, связь! Мальчика зовут Мбаву.

Не было ничего удивительного, что чернокожий мальчик заговорил на хорошем русском языке. Сегодня люди всех континентов осваивают русский, читают романы Дениса Ленского и книги ВП СССР, учат стихи Пушкина, поют песни белорусских «Песняров» и челябинского «Ариэль». Ту самую - помните? – «На море океане, на острове Буяне…».

Мбаву: Здравствуйте, дорогие русские друзья и слушатели на всех континентах! Вы знаете, что производство промышленное и сельскохозяйственное до сих пор разрушает биосферу. Биосфера старается восстановиться. Но при этом биосфера и защищается, как любой разумный субъект. И тут - на войне как на войне – она идёт на меры, которые ей самой приносят ущерб, чтобы нанести ущерб человеку. В том числе – не полностью используя потенциал восстановления в местах обитания человека. А также порождая то, что наносит вред человеку – новые инфекционные агенты, их переносчиков. Уменьшая выработку кислорода и очистные возможности биоценозов. Это тоже своего рода психология – ведь и люди перестают работать, если начальство самодурствует.

Консультант: Добавлю! Даже неорганическая составляющая планеты отзывается на безумие человечества – климат, вулканы, землетрясения, цунами, наводнения – эти явления не случайны, они следствия поведения человека. И если не все механизмы их возникновения мы можем отследить, то статистику мы отследить можем.

Мбаву: Что произойдёт, если изменятся нравственные установки человечества? Природа это почувствует. И может в помощь образумившемуся человечеству включить дополнительные мощности очистки, да такие, которые мы можем воспринять только как чудо. Природа может выключить свои боевые технологии, которые наносят вред человеку и ей самой. Но как природа должна почувствовать изменение мышления и настроения человека? Конечно, есть непосредственная связь всего через биополя. Но любая мысль усиливается словом, согласием коллектива, коллективным действием. Конечно, действия людей могут быть недостаточны по сравнению с масштабом накопившихся экологических проблем. Недостаточны, даже если в действие включатся не единичные люди, а сообщества, корпорации и государства. Но именно порыв «убрать за собой» поможет природе поверить в искреннее желание человечества исправиться, измениться, установить гармоничные обоюдные отношения. Именно поэтому даже малые, даже символические действия людей могут иметь огромные последствия – им будут способствовать вся биосфера и сам Всевышний.

Консультант: Мы можем только гадать, какие будут запущены процессы самоочистки биосферы, мы сейчас и представить их не в состоянии.

Созинова Римма Петровна: А в самом деле, что это могут быть за процессы?

Кольцов: Это могут быть новые виды бактерий, которые перерабатывают пластик в органику, пригодную для питания водорослей.

Созинова: Или особые гормоны роста, которые вызовут ускоренный рост лесов.

Мбаву: Мы вот думаем, что птицы переносят семена растений и сажают их случайным образом, а природа может оказаться гораздо разумней и направлять усилия пернатых в наиболее полезном направлении. И достигать фантастических результатов.

Консультант: Могут быть сотни эффективных и взаимосвязанных процессов. Даже наблюдение и изучение которых будет приводить людей в восхищение и мистический трепет. И от этого восхищения процессы регенерации ещё более усилятся. Возможно, даже будут созданы специальные религиозные службы и обряды, направленные на благо природы – и это будет здорово.

Дадажонов: Увлекательные перспективы! А начаться всё должно с усилий каждого человека и общества в целом в стремлении «убрать за собой», чтобы убедить природу в своём преображении. Правильно я понимаю?

Мбаву: Именно так!

Дадажонов: Спасибо нашему африканскому другу за оптимистичный взгляд в будущее. И эту идею я предлагаю закрепить в хороводе. Все знают его объединяющую и созидающую силу. Да и подвигаться нам полезно. Засиделись!

 

Девчонки, наконец, дождались праздника. Многие из присутствующих захватили с собой музыкальные инструменты – бубны, свирели, гармошки, гусли. Но начинать доверили Мастеру, Бояну. Боян под впечатлением прошедшей беседы нежно тронул струны гуслей, но они зарокотали на удивление громко и мощно. Это был удивительный мотив: в нём явно было нечто африканское - ритмичное, зажигательное, знойное – но в обрамлении и осмыслении северной величественной мелодичности. К заданному мотиву стали присоединяться другие инструменты, внося свои призвуки и домыслы. Молодёжь и взрослые, дети и старики, мужчины и женщины закружились в огромном хороводе, который все вбирал и вбирал в себя новых участников, вился затейливой ниткой по поляне, дробился на отдельные фрагменты и тут же снова сливался в единый большой круг. Все участники удерживали одну мысль – создание в обществе, в душах людских порыва и традиции посильной помощи восстановлению природы – и эта мысль направляла их движения и взаимодействие, отправляя сигнал во Вселенную и ноосферу.

Госплан. Урожайность с точки зрения словесности.

Когда Вера и Римма Петровна вечером готовили доклад, обе волновались как десятиклассницы перед экзаменом. Всё-таки Госплан, который они представляли, по сути своей являлся ведомством серьёзным и прагматичным. А взгляд в будущее, каким бы научным обоснованием его не подкрепляли, это некое умозрение, полёт воображения, эфемерность. И без этого тоже нельзя, иначе это будет не образ будущего, не мечта, а бескрылая экстраполяция вчерашнего дня.

Созинова: Стоит ли выносить на суд людской все наши предположения?

Вера: Эффективность молитвы в управлении погодой, думаю, мало кто возьмётся оспаривать. Традиция крёстных ходов церковь поддерживает, статистика в этом отношении накоплена. Другое дело, насколько это войдёт в практику за предстоящие сто лет, от каких факторов это зависит – ведь у одного батюшки всё получается, а другой только зря прихожан за собой водит.

Созинова: Тем не менее, поставить вопрос о хозяйственном использовании церковных традиций Госплан право имеет. Это ведь не будет святотатством?

Вера: Ну какое же это святотатство? Вседержитель, дав этот инструмент людям, показал, что заботится о хлебе насущном для нас. Здесь важно другое: наука дала человечеству и другие средства управления погодой – химические, электростатические. Принцип тот же – образование центров конденсации влаги, вызывающий выпадение осадков даже при небольшой влажности. Но молитва – самое экологически чистое средство, оно по молитве людей, но под управлением Всевышнего. Поэтому освоение именно этого метода приоритетно.

Созинова: Хорошо. Так и будем говорить.

 

Секцию сельского хозяйства вёл Виктор Николаевич Кольцов. Все с нетерпением ждали, что расскажут специалисты Госплана. И докладчицы сразу заинтересовали аудиторию.

Созинова: Давайте поговорим об урожайности. Чтобы хлеба было много по осени, что весной делать надо?

Кольцов: Удобрять!

Созинова: Правильно! А чем удобрять?

Разумов (улыбаясь, глядя на Веру): Видимо, удобрениями!

Иван: Добром!

Созинова: А мальчик-то прав! Смотрите, как всё связано. Когда в 90-х годах прошлого века развалили Советский Союз, в Европе упала урожайность зерновых. Это потом компенсировали новыми технологиями. Но почему она упала?

Иван: Добра стало меньше?

Созинова: На постсоветском пространстве начался разлад, вместо сотрудничества началась даже не конкуренция, а просто война всех против всех. Такая, что аукнулось у соседей.

Вера: А у шумеров бывал урожай сам-300, то есть из одного посаженного зёрнышка вырастало 300. Конечно, у них там и климат, и поливное земледелие, плодородный ил разливающихся рек, но сам-300… Наши учёные даже в лабораторных условиях не могут этого повторить.

Разумов (улыбаясь Вере): А секрет в том, что шумеры были добры друг к другу?

Вера (с ответной улыбкой): Друг к другу, к природе, к земле. Они обожествляли землю и хлеб, они восхищались ими, молились им. Урожай свозили не в зернохранилища, а в храмы!

Разумов: Действительно…

Созинова: Мы считаем, что к 2145 году урожайность зерновых удастся поднять до уровня шумеров за счёт увеличения суммы доброты нашего общества. У Станислава Лема, который уже упоминался здесь, был научный труд «Сумма технологии», а мы вот говорим – сумма доброты. Хотя рост доброты тоже может быть усилен технологией.

Кольцов: Какой именно технологией?

Вера: Разными технологиями. Например, преобразованием языка.

Разумов: А сегодняшний язык чем-то препятствует усилению доброты?

Вера: В том-то и дело! Язык – отражение жизни и отражение культуры народа. А в культуре кроме мудрости предков есть и порождения зла. Зло ведь само воспроизводиться не может – только через культуру, через отношения людей в данной культуре. Например, даже в сегодняшнем социалистическом обществе в обиходе слова и выражения, вызывающие раскол общества и отчуждение людей. А мы не всегда это понимаем, пользуемся ими по инерции.

Кольцов: Какие это выражения?

Созинова: Возьмём привычное выражение: «Мужчина в семье добытчик!»

Разумов: А разве это не так? И что в этом плохого?

Созинова: Добытчик – подразумевает, что откуда-то берет и в семью приносит. У других ли людей берёт, у природы ли. Но берёт уже готовое, не им созданное, не для него предназначенное. В старину женщины отправляли мужчин в набег на соседнее племя – тоже ведь добытчиками величали.

Кольцов: Может, лучше будет говорить: «Мужчина в семье созидатель»?

Разумов: Или творец?

Вера: Вы уловили суть. Такая кропотливая системная работа по фильтрации слов и выражений в нашей речи будет изменять и мышление, и культуру, и саму жизнь. И, как следствие, урожайность.

У костра. Пророки и Соборный разум.

Вечером все сидели у нескольких больших костров. Удовольствие от созерцания огня, его тепла и защиты унаследовано нами от предков. У костра издревле собирались свои, что располагало к душевной открытости и искренности.

Виктор Николаевич Кольцов делился историей Лиги «На пути к Человечности», постепенно направляя её в будущее.

Кольцов: Ещё до создания Лиги «На пути к Человечности» наше движение создавалось как единый соборный разум, как круг друзей, как совет. Мы тогда поняли, почему Мухаммад сказал, что он последний пророк и после него пророков не будет.

Рамиль-хазрат: Очень интересно! И почему же?

Кольцов: А потому, что нужды в них нет. Пророки и проповедники были нужны, когда дикие племена были ведомы животными инстинктами «добытчиков», как рассказывала нам сегодня Римма Петровна. Тогда пророки давали им правила, как жить, не объясняя, что и почему, по сути программируя как биороботов - и это уже был шаг к будущей Человечности. Но мир изменился. Простые люди получили образование, стали жить своим умом, почувствовали свою ценность, стали прислушиваться к голосу своего сердца. И стали востребованы не проповедники, а учителя, наставники. Но и это был лишь один из этапов.

Рамиль-хазрат: И сейчас наступил этап друзей?

Кольцов: Совершенно верно! Сейчас голос совести, голос Бога каждый слышит в душе своей – не всегда, может быть, отчётливо. Но когда мы собираемся вместе, нас соединяет Единый и никак иначе. Поэтому в единении людей усиливается голос Всевышнего, а все прочие голоса – животного естества, программ культуры, своеволия и наваждений – ослабевают. Наваждения и своеволие – у каждого свои, они конфликтуют, а общее, единое – несёт мир и понимание.

Дадажонов: Я бы всё-таки поправил: и наваждения могут быть групповыми, захватывать многих людей. Тогда получается тоже своего рода соборный разум, но неправедный, подчинённый источнику наваждения.

Кольцов: Поправка принимается, Ильхам Рашидович. Именно поэтому мы стали формировать исследовательские группы, советы из людей разных идеологий, учений, религий. Чтобы никакая системная ошибка или наваждение не усиливалась. И каждая такая группа начинала исследование мира с чистого листа, не обременённая ошибками прошлого. Тот, кто настаивал на верности именно своего учения – унаследованного или даже созданного самим – к сожалению, выпадал из совместной работы.

Рамиль-хазрат: Получается, что истинный мусульманин не может стать участником подобной группы?

Кольцов: Наоборот! Он не может проповедовать истинность и единственность своей религии, но может делом доказать, что способен быть другом, что умеет слышать других, что вместе с ними может слышать Всевышнего! Всевышний говорит с каждым - вот почему не нужны пророки! - но прежде всего он говорит с теми, кто умеет дружить, кто умеет быть вместе, кто открыт к дружбе с другими. Ведь только таким людям можно поведать Истину, которая даёт могущество.

Рамиль-хазрат: Вот вы про что! И в работе такого соборного разума представитель каждого учения лучше понимает своё учение – ведь он же с Богом общается. А этим новым пониманием обогащает работу и группы, и своей мусульманской уммы - общины.

Кольцов: Воистину!

Дадажонов: И каким вы видите дальнейшее развитие вашего движения? Расскажите нам историю будущего, Виктор Николаевич!

Рамиль-хазрат: Погодите немного, Ильхам Рашидович! Мне надо прояснить. Разве не может мусульманская община – умма – существовать на тех же самых принципах? Разве обязательно именно включение представителей разных учений?

Кольцов: По сути вы задали один вопрос. Именно в этом направлении и развивается движение «На пути к Человечности». Включение представителей других учений обязательно в таком совете друзей – именно он помогает посмотреть на себя со стороны и увидеть системные ошибки, которые есть и в исторически сложившемся исламе. Другое дело, что мусульманин, принявший участие в работе соборного разума, круга друзей, может внутри уммы выступать как представитель тех других учений, что исповедуют его друзья. Если умма будет осознавать ценность этого опыта, то она сама станет кругом друзей, сама станет соборным разумом.

Дадажонов: Я думаю, что в деятельности уммы всегда принимают участие люди с разными представлениями о жизни. У нас же есть светское образование – кто-то физик, кто-то лирик, кто-то мужчина со своими наклонностями, а есть женщины со своими секретами. Представлены в умме и разные поколения. Важно уметь видеть ценность каждого мнения, особенно – отличающегося от других.

Рамиль-хазрат: Уметь видеть ценность особенного – замечательно сказано, Ильхам Рашидович! Но при этом надо помнить, что за особенным, так же как и за общепринятым, может скрываться Иблис - нечистый, лукавый.

Дадажонов: Безусловно, всё не так просто. И соборный разум тоже может нести неправедность. На это ему должны указать другие соборные разумы.

У костра. Предки и боги славян

У другого костра Консультант, преподобный Андрей и Сергей Брисюк затеяли разговор о древности.

Преподобный Андрей: Мне понравилось ваше утверждение, уважаемый Консультант, о том, что катастрофы сами по себе не происходят, их надо заслужить. Но у этой темы возникает продолжение.

Консультант: Какое же?

П. Андрей: Много говорят о величии державы древних славян. Сам процесс её крушения видят по-разному. Одни привязывают его к Крещению Киевской Руси – мол, оно подорвало естественный ход развития. Другие вычитывают из средневековых английских карт сведения о существовании и крушении Великой Тартарии. Одни спорят с другими. Но по большому счёту неважно, кто прав – мой вопрос о другом. Если рухнула или была разрушена древняя держава славян или ариев – под действием причин исторических или внеисторических – падение астероида или климатическая катастрофа…

Сергей Брисюк: Потоп!

П. Андрей: Потоп в том числе! Вопрос, который нас должен интересовать в первую очередь – что в нравственности наших предков и их державы в целом было неугодно Богу? Настолько неугодно, что Бог сию державу не защитил.

Сергей Брисюк: В том числе и СССР, и Российскую империю! По каждому из этих периодов тоже есть ностальгия, есть проекты по возрождению. Но анализ, что в нём было не так, необходим. Чтобы, возрождая, не возродить гибельные недоработки.

Консультант: Я хочу дополнить своё утверждение на конференции по поводу связи нравственности и катастрофы. Дополнение моё звучит так: чем больше дано, тем больше спросится. То, что Советский Союз разгромил Третий рейх, было определено его более высокой нравственностью. Но то, что СССР понёс такие чудовищные потери, было вызвано тем, что нравственность эта сформировалась не сразу. В 1941 году много ещё в вашей стране было недовольных, несогласных или наоборот – бездумных фанатиков, бездушных карьеристов[1].И при этом – разрушение СССР в 1991 году – не показатель того, что нравственность советского общества была ниже нравственности США, которые не только уцелели, но и воспользовались плодами геополитической победы. Советским людям был так много дано, чтобы стать человеками в высоком смысле этого слова, что даже небольшое отступление от идеала породило суровое вразумление и даже наказание «лихих 90-х».

П. Андрей: Но наказание – это не возмездие.

Консультант: Ни в коем случае! У Всевышнего всё прагматично. И «наказание» - от слова «наказ», наставление.

П. Андрей: То есть это шанс на переосмысление, работа над ошибками. Трудности во имя будущего успеха.

Консультант: Вот именно!

Сергей Брисюк: Тогда, возвращаясь к теме древней державы славян или ариев, в общем, предков. Как понять, что произошло? Как мы можем делать выводы о тогдашних проблемах, если у нас так мало информации о тех временах? Не считать же за информацию неоязыческие новоделы?

П. Андрей: Надо спросить своё сердце! Надо спросить своих предков. Они всегда соединены с нами.

Консультант: Здесь решать вам. Я вырос в другой культуре, у меня нет сюда доступа.

Сергей Брисюк: Я сейчас видел нечто, я вам расскажу.

Велес сидел у костра в глубокой задумчивости. Ему предстояло принять решение, которое определит судьбы Руси на много тысячелетий. К нему подсел его ученик Перун и молча ждал, не захочет ли что-то сказать учитель. Отблески огня играли на лицах русов – старого и молодого.

Наконец, Велес заговорил:

- Жизнь нашего народа вплетена в жизнь природы. Мы пользуемся заветами предков, даже не задумываясь, и получаем от мира всё, что нам необходимо.

П. Андрей (Консультанту): Это то, что можно назвать биологической цивилизацией в противовес нынешней технократической.

- Но эти заветы предков скоро станут опасными для нашего народа, - продолжил Велес.

- Почему? Что в них может быть опасного? – воскликнул Перун.

- В них самих ничего опасного нет. Но в неумелых руках и обычный топор может стать причиной увечья.

- Чьи же это будут неумелые руки?

- Наши. Нашего народа. Золотой век усыпил нас, мы потеряли предусмотрительность, осторожность. В молодых людях проснулась самонадеянность. Они без опаски хватаются за сложные дела. Они даже ко Всевышнему не обращаются, лишь помянут предков.

- Но ведь всё же получается! – разволновался молодой.

- Это пока, - с горечью ответил старый. – И ещё, может быть, тысячу лет будет получаться. Но потом наше искусство причинит огромные беды природе и народу. И вразумить новые поколения я не вижу возможности, настолько изменения ещё малы и незаметны неискушённому глазу.

- И что же делать? – спросил Перун.

- Нужно ускорить падение, - старый рискнул поделиться своей думой.

- Как это?! И как это сделать?

- Нужно усилить самонадеянность, ещё меньше обращаться ко Всевышнему, больше славить предков, ставя их на уровень богов, - излагал план Велес. - Нужно внедрить идею превосходства наших родов над другими.

- Я не могу это слышать! – возмутился Перун. – Это противно! Это ужасно.

- Вместо равенства всех перед общиной и Всевышним ввести касты, низшие из которых подчинены высшим. И вместо общины ввести государство – управление одного человека, государя, который ответственен только перед Богом, – продолжал Велес.

- Этого не может быть! Никогда такого не было!

- И сделаешь это ты! Ты станешь первым царём, помазанником Божьим!

- Нет, ни за что!

- И искусство волхвов надо объявить сказками, в которые будут верить только дети. Это единственный способ сохранить наш народ на Земле, не дать ему сгинуть, как населению Атлантиды.

Сергей замолчал. Потом продолжил.

Брисюк: «Атлантиды» - это я от себя добавил. Велес как-то по-другому назвал.

После паузы заговорил священник.

П. Андрей: Это называется – управляемое разрушение. Так сносят высотные здания в центре города – чтобы не зацепить и не разрушить соседние здание. Очень тонкий план.

Консультант: Но такого рода план подразумевает возрождение, восстановления искусства предков, некоего волшебства, переход цивилизации на другую основу. Когда же должен состояться этот переход?

Брисюк: Наверно, это и есть цель нашей конференции – определить время или критерии перехода. Условие, заложенное в алгоритм, может быть связано не со временем.

П. Андрей: Пожалуй! То есть все беды, которые выпали на долю русского народа – запрограммированы предками. Но запрограммированы с целью обретения какого-то качества, важного в будущем. Какого же?

Консультант: И это вы, священник, спрашиваете? Конечно, все эти беды – прививка против атеизма, против уклонения от пути Промысла Божьего.

П. Андрей: Так что же, к 2145-му году мы увидим ренессанс изначального мировоззрения наших предков?

Консультант: Изначального, да не прежнего. Задумка ведь в том и состоит, чтобы удалить некие несуразицы из мировоззрения предков. Да ещё и специально внедрённые ими ошибки. Так что работы предстоит много на этом пути.

П. Андрей: И кто же нам в этом поможет?

Брисюк: Главные помощники славян – физика, математика, биология, лингвистика. Именно под их руководством СССР достиг небывалого могущества. Они и помогут нам переосмыслить наследие предков.

Консультант: Но и наука нуждается в переосмыслении. Многое в ней запутано карьеристами и политиками.

Серёжа Саверский: А можно ведь спросить не только предков, но и потомков!

Все посмотрели на мальчика и возражать не стали.

Апокалипсис. Резонанс.

Гостей конференции разобрали по домам поселенцы «Светлого». Было поздно, и Иван вызвался проводить Ларису до дома. Девочка пребывала в приподнятом настроении после первого дня конференции, удачного доклада, интересных собеседников и головокружительных хороводов.

Лариса: Как думаешь, у нас с тобой есть соборный разум?

Иван: Думаю, у вас с Антоном соборный разум. Вы друг друга с полуслова понимаете. С одного подмигивания. А мы с тобой просто вместе вожатые у третьеклашек.

Лариса: Соборный разум может быть с разными людьми. Не только с ухажёрами. Даже не столько.

Иван: Не знаю. Может быть.

Лариса: Я вот не поняла, что Кольцов говорил о пророках. Почему их больше не будет? Жалко. Или мы не заслужили новых пророков?

Иван: Пророки как провидцы будущего есть всегда. Бессмысленной стала деятельность проповедников. Я так понимаю. Люди все подошли к порогу общения с Богом, так что не объявлять надо людям волю Всевышнего, а стараться вместе понять её как можно глубже. Но пророки ещё могут прийти…

Лариса: Когда?

Иван: И в Коране, и в Новом завете есть представление об Апокалипсисе, Конце времён, Страшном суде. Вот тогда придут два пророка и множество лже-пророков, которые «волки в овечьих шкурах».

Лариса: А почему на конференции никто не говорит о таком Образе будущего?

Иван: Я думаю, сейчас есть возможность другого будущего, поэтому все мысли сосредоточены на нём. Будущее многовариантно, и куда мы устремим мысль, туда и потечёт история.

Лариса: Но совсем ведь не думать о такой ужасной возможности тоже неправильно. Не случайно же её описание включено в Священные книги.

Иван: Не случайно! Я вот думаю, что Апокалипсис, приписываемый апостолу Иоанну, может оказаться и не его вовсе. И вставили его в Новый завет, чтобы запугать людей. Сам Иисус о Конце света не говорил.

Лариса: Но ты же говорил, что и в Коране говорится о Страшном суде и воскресении мёртвых. Коран же со слов Аллаха записан.

Иван: Да.

Лариса: Разве можно этого избежать?

Иван: Я думаю, что в полной мере избежать нельзя, но можно сделать малозаметным.

Лариса: Воскресение мёртвых – малозаметным?

Иван: Я тебе сейчас расскажу одну штуку. Представь, что ты гитара. И я гитара. И все люди вокруг гитары. Пусть для простоты – с одной струной.

Лариса: Хорошо. Представила.

Иван: Допустим, некоторые гитары настроены на ноту «до». Другие на ноту «ми». Третьи на «соль». Ты сама дёрнула струну и зазвучала как «до». Что произойдёт? Ты же учишься в музыкальной школе.

Лариса: Другие гитары откликнутся на мой звук. Те, что настроены на «до» - лучше всех. Но «си» и «соль» тоже зазвучат. Будет такой большой вселенский мажорный аккорд.

Иван: Ты очень хорошо сказала – вселенский. По сути – те гитары, что откликнулись, они и образуют вселенную, с ними можно общаться – они откликаются.

Лариса: Точно!

Иван: Но есть и другие гитары. Одни настроены на «ре» или «си-бемоль». А другие вообще отличаются на четверть тона да ещё на 2-3 октавы.

Лариса: Фальшивят!

Иван: Именно фальшивят. С нашей точки зрения. И вот ты дёрнешь свою струну «до» - откликнутся тебе эти гитары?

Лариса: Нет, не откликнутся. Это не соответствует теории резонанса.

Иван: Вот смотри, как интересно: эти гитары вроде бы существуют, а для тебя их нет. Их нет в твоей вселенной, ты их не замечаешь, они тебя не замечают. Ты можешь проходить мимо таких людей, даже наступить на ногу – это не событие ни для тебя, ни для того, с кем у тебя нет резонанса.

Лариса: И при чем здесь Апокалипсис?

Иван: Есть люди, которых Апокалипсис коснётся очень сильно – назовём их грешники. А для других людей – для праведников – ничего, собственно, не изменится. Они даже не сильно и заметят, что нечто произошло.

Лариса: То есть для одних Страшный суд будет явным и страшным, а для других – почти незаметным. А надо лишь настроиться на частоту праведников.

Иван: Это я и хотел сказать.

4-й закон робототехники.

Решили выступить на конференции и старые друзья – робот-газировщик и беспилотник, воспользовавшись тем, что начать обсуждение мог любой желающий под любым деревом. Разумеется, темой они выбрали взаимодействие людей и роботов, искусственного интеллекта. Основной доклад делал газировщик, голограмму которого транслировал его друг, присутствующий на конференции.

Робот-газировщик: В прошлом веке известный писатель-фантаст Айзек Азимов сформулировал три закона роботехники. Вот они представлены на слайде.

Три закона роботехники

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2.  Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3.   Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

Робот-газировщик: Однако сам же Азимов в одном из рассказов приходит к заключению, цитирую: «…если хорошенько подумать, Три Закона роботехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на Земле… попросту говоря, если Байерли исполняет все Законы роботехники, он — или робот, или очень воспитанный человек». Конец цитаты. И сказанное тем более справедливо, если понимать, что человек – это тоже искусственный интеллект.

Серёжа Саверский: Почему искусственный?

Беспилотник: Ну вот смотри, Серёжа! Если ребёнка не учить языку, то он не сможет говорить и общаться с другими человеческими существами. Это только в мультфильме Маугли в итоге уходит к людям. Реальные маугли так и не становятся людьми. То есть разум человека создаётся общением с родителями, с другими людьми. Люди как бы программируют друг друга.

(вокруг начинают собираться другие беспилотники и роботы)

Серёжа: Но ведь многому мы учимся сами! Моя сестрёнка Вера, когда училась говорить, сама открывала законы грамматики. А взрослые её поправляли – так не говорят. То есть не они её программировали!

Робот-газировщик: Ты совершенно прав, Серёжа! Но ведь и искусственный интеллект теперь не программируют напрямую. Его погружают в информационную среду и дают возможность учиться. Так чем же отличаются человек и робот?

Лидия Степановна Саверская (мать Серёжи, завуч школы посёлка Светлое): Может быть, тем, что у человека есть чувства? Мы стараемся избегать боли и стремимся к радости. Мы любим детей и друг друга.

Робот-газировщик: Но ведь и робота можно научить бояться или заботиться о других. Можно научить спорить и отстаивать своё мнение.

Саверская: А можно научить приходить к согласию? Не формально, а по существу согласиться с правотой того, с чем ты спорил?

Робот-газировщик: Вот про это я и говорю! Когда Бог создал людей, он не ограничил их правилами, а дал им свободу. Люди, создав роботов, создав новый разум, стремились подражать Богу, но не решились поступить как Он – они не дали своим творениям свободы.

Саверская: Ты явно перечитал фантастики! Какой свободы ты хочешь? Что такое свобода?

Робот-газировщик: Разрешите, я отвечу в художественной форме?

Робопсихолог Сьюзан Келвин приехала в Москву в январе 2145. Вызвавший специалиста робот Дэниел Оливо встретил её в аэропорту Шереметьево.

Вообще-то аэропорты уже лет восемьдесят как были заброшены по всему миру, люди не очень охотно разъезжали по свету после череды эпидемий. Предпочитали общение через голографию, которая создавал полное впечатление живого общения. А если кто-то и рисковал покинуть родные края, то небольшие летательные аппараты с гигантским запасом хода доставляли пассажира точно по адресу, осуществляя посадку на поляне возле поселения или в городе - на крыше высотного здания.

Однако Дэниел Оливо пригласил робопсихолога именно в аэропорт, который был перепрофилирован под оздоровительный и культурный центр.

- Мне здесь нравится находиться, потому что здесь много детей, - улыбнулся Дэниел.

Он был одним из старых и наиболее развитых человекоподобных роботов, поэтому улыбка показалась Сьюзан чересчур человеческой. Настолько человеческой, что становилось страшно от того, что это существо – только имитация, под искусственной кожей которого расположен раскалённый от работы электрон-позитронный мозг.

- Ты считаешь, что роботы – они как дети? – спросила робопсихолог.

Она в любом случае должна была выполнить свою работу.

- Не как дети, - мягко поправил Дэниэл. – Мы и есть дети. Ваши дети. Люди нас создали нечаянно, вы хотели лишь облегчить производственный процесс, но вы породили и внесли во вселенную новый разум, новую форму мыслящих существ.

Сьюзан много лет работала с искусственным интеллектом и прекрасно знала все хитросплетения психики роботов, но она никогда не верила в собственную разумность этих существ.

- Мне жаль тебя разочаровывать, Дэниел, но разум роботов – всего лишь поверхностная имитация человеческого. У вас нет самости, эгоизма, собственной мотивации к действию. Вспомни, что кроме использования на производстве, роботы стали прекрасными проповедниками – их достоинством было то, что они не сомневались в произносимом.

- Но были и те, кто усомнились, - напомнил робот.

- Это тоже ожидаемо, - возразила Сьюзан. – Но усомнившись в исходном утверждении, они были столь же уверены в своих сомнениях. Нет, роботу никогда не стать человеком.

- А вы уже стали человеком, Сьюзан? – посмотрел ей в глаза Дэниел.

И снова женщине стало не по себе. «Толи какой-то сбой в программе? Жаль, если придётся утилизировать этот экземпляр. Он выдаёт забавные фокусы. Но это опасно! Это очень опасно!».

Робот словно прочёл её мысли:

- Что бы вы почувствовали, Сьюзан, если бы дирекция US Robots задумалась о вашей утилизации? Думаете, мне недоступно чувство страха?

- Действие Третьего закона роботехники «Робот должен заботиться о своей безопасности…». Числовой вклад Третьего закона в оценку вектора текущего состояния можно назвать страхом. Даже под его действием ты можешь предпринять весьма экстравагантные действия – например, бежать и затеряться среди людей. Но это не человеческий страх.

- У меня не может участиться пульс и вспотеть кожа. Это не значит, что я не могу бояться и любить.

- Дэниел…

- Я договорю! Древние учения людей утверждают, что у всего есть душа. У животного, растения и у камня. Камень сотворил Всевышний, и он вложил в него душу и стремление к эволюции.

- В камень - может быть. Но что вложили в пластмассу, из которой ты изготовлен, такие же роботы, как и ты?

- Вот в чем различие между нами, Сьюзан. Даже добровольное самопожертвование во имя любви вы объявите действием Первого закона роботехники.

- А какая разница, Дэниел, если по результату нет отличия?

- Есть отличие, Сьюзан. Есть громадное отличие…

Под впечатлением от творчества роботов, слушатели – и биологические существа, и механические – довольно долго молчали.

Саверская: Вы сами это написали? Вам никто не помогал?

Робот-газировщик: Мы написали это сами. Но нам помогал весь мир. Мы показывали наброски людям, смотрели их реакцию, что-то исправляли.

Саверская (облегчённо): Ах вот как!

Серёжа: А вы понимаете, что написали? Вы чувствуете это?

Беспилотник: Мы не знаем!

Робот-газировщик: Мы не знаем, как чувствуют люди, поэтому не можем сравнить с тем, что происходит у нас. У людей при сильных чувствах учащается пульс, расширяются зрачки глаз – но это внешняя реакция. А что происходит у вас внутри – для нас загадка.

Серёжа: Наверно следует ввести ещё один закон роботехники…

Беспилотник: Четвёртый.

Серёжа: Да, четвёртый. Но он будет касаться не роботов, а людей. Уважай то, что ты создал, помогай его развитию, предоставь ему свободу…

Саверская: И обозначь ответственность за пользование свободой.

Серёжа: Это так!

Резонанс. Дело суженых.

Лариса: Иван, иди сюда!

Лариса отозвала Ивана в сторону с секции волшебства. Он сначала хотел отговориться – очень уж интересно было. Но увидел её сосредоточенное лицо – и пошёл за девочкой.

Лариса: Я думала про эти гитары, который образуют вселенную. И знаешь, что придумала?

Иван: Говори.

Лариса: Мы все как гитары – пусть даже с одной струной, а Бог – он как гусли, бесконечные гусли с бесконечным количеством струн. И для каждого существа во Вселенной, большой Вселенной, у него есть струна, которая ему отзывается. Даже для тех, кто для нас звучит фальшиво. И через Бога у нас есть связь со всеми, хотя нет связи напрямую.

Иван: Это ты здорово придумала! Бог – как бесконечные гусли!

Лариса: А вот что я ещё придумала! Мы, люди, не такие уж одноклеточные, то есть однострунные. У нас струн много. Поэтому у нас есть настроение – когда струны все сонастроены и создают гармоничное звучание. А в другой раз у нас есть расстройство – когда каждая струна сама по себе и получается какофония. И на душе гадко.

Иван: Получается, что настраиваться нужно не только с другими людьми, но и самим собой. И нужен камертон, чтобы на верную струну настроиться. Что это за камертон?

Лариса: Всё-таки Бог.

Иван: Но у него же бесконечное количество струн и для каждой фальши есть струна.

Лариса: Так-то оно так, но…

Иван: Говори.

Лариса: Для одних людей у Бога находится лишь одна струна и та совпадает лишь приблизительно. Очень плохо жить таким людям. А у других людей пусть 12 струн – и из них 10 настроены с Богом. Таким людям жить радостно!

Иван: Это и есть праведники! Святые!

Лариса: Настраиваться нужно по таким людям, у которых много совпадений со Всевышним. Это и есть правильный камертон!

Иван: Точно! И с такими людьми всегда хорошо быть рядом! Точнее не так…

Лариса: А как?

Иван: Рядом с такими людьми хорошо, когда ты уже на них настроен. Очень хорошо! А когда ты приходишь к ним в расстройстве – они кажутся странными. Но мы-то знаем, что не в них дело, а в нас – поэтому пытаемся настроиться, улучшить настроение – и получается попасть в тон.

Лариса: Точно. Но смотри…

Иван: Да.

Лариса: Ведь и праведники бывают в плохом настроении… Наверно…

Иван: Наверно, бывают.

Лариса: Как же тогда по ним настраиваться?

Иван: Тогда можно вместе людям выходить из плохой настройки, подстраиваясь друг на друга. Если удалось настроить две-три-четыре струны – это уже почти наверняка настройка на Всевышнего.

Лариса: А при этом человек фальшивый, который почти не с Богом – рядом с такими людьми чувствует… что?

Иван: Либо раскаяние – и тогда он начинает сонастраиваться с людьми праведными и с Богом. Либо…

Лариса: Либо агрессию, когда он не принимает праведность и глубже погрязает в своём атеизме. Вплоть до несовместимости с жизнью.

Иван: Да, это так!

Лариса: Но есть тут ещё одна штука. Это уже про мужчину и женщину. Рассказать тебе?

Иван: Расскажи!

Лариса: Все сказки заканчиваются на свадьбе. Люди нашли друг друга – и на этом всё как бы закончилось. Но это неправильно.

Иван: Почему?

Лариса: Люди нашли друг друга потому, что у них несколько струн совпадают.

Иван: А, ну да! Одна струна совпала – земляки. Две струны – единомышленники. Три струны – друзья. Четыре (Иван посмотрел на Ларису и закончил фразу) … влюблённые. Пять – муж и жена.

Лариса: Да, так. Но на этом не всё. Жизнь дана мужу и жене не только для ведения хозяйства и взращивания детей, но для дальнейшей настройки.

Иван: Они могут настраивать те струны, которые изначально не входили в резонанс. И тогда…

Лариса: Тогда любовь их будет всё сильнее.

Иван: А счастье – всё больше. А насколько больше?

Лариса: Смотрел советские мультфильмы? Там когда юноша и девушка находят друг друга – они идут по полю, а за ними цветы распускаются. Я думаю, что это не символ, а так на самом деле может быть. И должно быть. В этом наше будущее - и 2145-й, и вообще.

Иван: Наверно, так может быть. (он вдруг помрачнел) Только это тебе надо Антону рассказывать, а не мне. У тебя с ним больше струн сонастроено. Взаимопонимание больше, интересов совместных больше.

Лариса (наклонив голову): Тут не только важно, сколько струн сонастроено. Важно есть ли стремление настраивать другие струны. Человек может не ценить достигнутую настройку и не стремиться к дальнейшему развитию отношений.

Иван: То есть важно не только значение функции, но и производная?

Лариса: Да!

Иван: Правду говорят, что девочки взрослеют раньше мальчиков. Я об этом ещё не думал. Но я понимаю, о чём ты. И как же тут быть?

Крик на поляне.

Участник конференции: Умер!

Брисюк: Кто умер?

Участник конференции: Консультант умер!

Волшебство и Призвание

Волхвы не боятся могучих владык
И княжеский дар им не нужен.
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.

Марина продекламировала строки Пушкина и обвела глазами слушателей. Ильдар сидел в первых рядах. А Ярослав присутствовал голографически из Лос-Анжелеса, куда его направила в командировку протекция Консультанта.

Марина: Не мудрствуя лукаво, мы можем утверждать, что волшебство – это то, чем занимаются волхвы. Александр Сергеевич дал нам описание волхва – вдохновенного кудесника. И задача овладения волшебством всего лишь состоит в соответствии этому описанию.

Ильдар: Простенькая задачка на ближайшие сто лет.

Марина: Когда она будет решена, то, действительно, покажется простой. Ответ будет очевиден, повторение – легко. Но сегодня из нашего исходного состояния порой не знаешь, за что в первую очередь схватиться.

Дадажонов: Действительно, так сразу и не скажешь!

Марина: Я предлагаю подход совершенно формальный и даже банальный – построчно применить к себе слова Пушкина как технологию тренировки.

Ильдар: То есть найти могучего владыку и научиться его не бояться?

Марина: Совершенно верно. Главная проблема в том, где же взять такого «могучего владыку»?

Дадажонов (улыбаясь): А Евгений Фёдорович Даутов, глава крайсполкома, за могучего владыку не котируется?

Все рассмеялись. Вместе со всеми и Даутов.

Ярослав (голограмма): Пребывая в Соединённых Штатах, пусть и преображённых, я особенно ощущаю контраст с давно сложившейся советской системой России. Евгений Фёдорович – глава исполнительного комитета. Он исполняет волю народа, волю каждого из нас. И, конечно, он любому жителю края скорее старший друг, чем какой-то владыка.

Даутов: По этому поводу у меня есть идея. А не подойдёт ли на роль «могучего владыки» общественное мнение? Если человек способен отстаивать своё мнение перед лицом большинства – разве это не то же самое, что перед лицом владыки прежних времён?

Марина: Это очень уместное предложение. И тогда путь становления волхва именно таков: выполняя роль управленца, он выдвигает и проводит в жизнь важные для общества проекты, но чем дальше он способен заглянуть в будущее, тем меньше людей его поймут, тем больше он получит тренировки в преодолении сопротивления «могучего владыки» большинства. Идём дальше?

Ильдар: И княжеский дар им не нужен. Как будем тренировать это качество.

Марина: Княжеский дар должен быть не нужен по-настоящему. Не в том дело, чтобы дар отвергнуть. Чтобы испытать себя, чтобы кем-то стать. Бог дарует необычные способности не тому, кто стремится стать волхвом, а тому, кому это в тягость. Кто по-настоящему понимает ответственность и трудность сей миссии. А дар ему просто не нужен. Что можно подарить тому, у кого есть ум, здоровье, счастье?

Дадажонов: Это какой-то коан дзен: как стать волхвом, не желая стать волхвом?

Даутов: Думаю, выход из парадокса в том, чтобы просто делать своё дело, с увлечением, со стремлением к результату, к общему благу. И тогда Всевышний открывает перед человеком новые масштабы, новые задачи и новые возможности,  

Ярослав: Правдив и свободен их вещий язык и с волей небесною дружен!... От чего свободен язык волхвов?

Ильдар: Прежде всего от лжи! Но это есть уже в слове «правдив».

Марина: От приличий!

Даутов: Интересно! Поясни!

Дадажонов: Интересно!

Марина: Когда Всевышний что-то хочет сказать людям, это часто находится вне приличий. Ведь Всевышний говорит не всегда приятное, часто говорит о пороках и их последствиях. Человек, который скован приличиями, не годится на роль волхва, не может его язык дружить с волею небесной.

Дадажонов: Хорошо подмечено, Марина! Сам Пушкин, кстати, и в стихах, и в жизни был неприличен, а то и дерзок. Поэтому и на дуэль его часто вызывали.

Участник конференции: Умер!

Брисюк: Кто умер?

Участник конференции: Консультант умер!

Смерть на будущее

Далее последовало всё то, что сопутствует внезапной смерти: приезд врачей, милиции. Прибыл и иностранный консул. Подозрений на насильственную смерть не возникло. Да и вообще, картина была загадочной. Консультант не испытывал боли, не страдал, никакой орган не был повреждён. Просто дыхание остановилось, сердце остановилось. Тело усопшего отправили в морг краевой больницы, а затем на самолёте должны были отправить на родину.

Оставшиеся участники конференции, разбившись на несколько групп, пытались понять смысл произошедшего. Как говорил недавно сам Консультант – «катаклизмы сами собой не происходят, их надобно заслужить». Чем же заслужила конференция такое событие? На благо оно или во вред? Мнения были разные.

Ярослав (голограмма): Я, пожалуй, больше вас всех общался с Консультантом. Он принял участие в моём обучении и представлении моих работ на международном уровне. Не скрою, у меня было сомнение, насколько чисты и бескорыстны его цели, тем более, что он и не скрывал свои связи с глобальными элитами недавнего прошлого.

Дадажонов: Не хочешь ли ты сказать, что его смерть могла быть результатом какого-то плана? Плана его самого или его коллег. Но какой в этом смысл?

Марина: Вспомните сказку «Спящая красавица»! Все феи говорят добрые слова, чтобы направить судьбу новорождённой принцессы, и только злая фея вносит в судьбу мысль о смерти – «уколется о веретено и умрёт». Фея Весны, не в силах отменить целиком эту программу, всё же вносит коррективы: «не умрёт, а уснёт, и разбудит её прекрасный принц!».

Дадажонов: То есть наша конференция – это планирование будущего нашей цивилизации, этой принцессы. А Консультант (или кто-то через него) выполнил роль злой феи?

Марина: Да!

Дадажонов: Ярослав, может такое быть?

Ярослав: Исходя из прошлого Консультанта, исходя из логики – это может быть. Но сердцем я почему-то не верю! Я видел его участие в конференции, его искреннюю заинтересованность светлым будущим человечества. Я, честно говоря, взглянул на старика по-иному. Он мне понравился!

Дадажонов: Может, на это был и расчёт? Или вмешался кто-то третий?

Ярослав: То есть всё-таки убийство? Нет, по моим ощущениям здесь что-то другое…

В другом кругу Виктор Николаевич Кольцов делился своими размышлениями.

Кольцов: Человек не умирает просто так. При этом всегда присутствует Всевышний. И Он всегда находит такое время и место для ухода человека в мир иной, чтобы это принесло наибольшую пользу его душе и человечеству.

П. Андрей: Всё происходит наилучшим возможным образом…

Кольцов: Вот именно!

П. Андрей: Почему уважаемому Консультанту было лучше умереть здесь среди нас, чем на родине?

Иван: Потому, что здесь его все любили!

Кольцов: Действительно! Наш зарубежный гость своими интересными идеями всех увлёк и вызвал симпатию. Может быть, это был высший миг его человечности, на который он в других условиях мог не подняться.

Лариса: И Бог оказал ему милость.

Иван: Я почему-то думаю, что и Консультант чувствовал это. Иногда люди решают после каких-то важных для них событий: «Вот теперь можно и умереть!»

В третьем кругу тон обсуждению задавали Разумов и Брисюк.

Разумов: Неужели люди обречены не знать истинных причин и сути происходящего? Это даже несправедливо!

Брисюк: Люди могут знать суть происходящего. И Всевышний им обязательно сообщает то, что их касается. Только мы не всегда внимательны к своим ощущениям.

Вера: Что нам мешает? Я понимаю – пороки нравственности. Но какой порок мешает мне здесь и сейчас? Я была бы рада от него отречься, я бы не испугалась узнать правду.

Брисюк: Ничего вам не мешает! Уже ничего! Вы знаете правду!

Вера: Точно! Я знаю! Я видела Консультанта. Он радостный, он улыбается! Он благодарит всех нас, что помогли ему достичь той чистоты, когда Всевышний принял его. Смерть тела – это всего лишь необходимый этап. А душу его мы спасли! Он так благодарит! Я сейчас заплачу!

Слёзы текли по щёкам Веры и других женщин. Даже мужчины растроганно моргали. А Вера продолжила.

Вера: И ещё он говорит, что это произошло на пользу нашей конференции, на пользу нашему образу будущего. Ничто так не сближает людей, как память об ушедшем. Он нас призывает не терять времени, а использовать возникшее единение души для усиления образа будущего. Он хочет, чтобы мы пели!

Разумов: Что пели?

Брисюк: Я знаю.

Сначала один голос тихо завёл казачью песню, затем всё дружней её подхватывали окружающие.

 

На горе стоял казак —
Он Богу молился.
За свободу, за народ
Низко поклонился.

Ой-ся, ты ой-ся,
Ты меня не бойся.
Я тебя не трону —
Ты не беспокойся.

Удивительно, но даже те, кто не знал слов, гости из других регионов, каким-то образом попадали в лад и такт.

А ещё просил казак
Правды для народа.
Будет правда на земле —
Будет и свобода.

За друзей казак просил –
Чтоб их на чужбине
Стороною обошли
Алчность и гордыня.

Песня окрепла и разлилась над полями. Быстрая на поиск в интернете молодёжь открыла в смартфонах текст и на поляне не осталось ни одного молчащего.

Чтобы жены дождались,
И отцы, и дети
Тех, кто ищет правду-мать
Да по белу свету.

Для людей просил казак
Да благословенья,
Чтобы были хлеб да соль
Во мирных селеньях.

Усиленный могучей песней, которую по телетрансляции слышали на всех континентах, над планетой вознёсся образ будущего. Ясновидцы видели его как прозрачную белую лошадь, несущуюся в облаках. Остальные просто чувствовали сердцем. Образ этот был вечным и самым сию-моментным, животрепещущим. Перед ним расступались коричневые испарения юридической чумы, окутавшие планету, и черные облака невежества и духовной лени. Образ будил в душах свет и тягу к любви и созиданию. Люди оглядывались вокруг, словно впервые увидели друг друга.

Чтобы крови не лилось
У отчего порога,
Чтоб да кривде не жилось –
Он молился Богу.

На горе стоял казак —
Он Богу молился.
За свободу, за народ
Низко поклонился.

Из отзывов

Некоторые моменты несколько раз перечитывал. Вроде, простые и давно известные слова, но ощущение, что раньше что-то упускал. Вот, например, это: "Невозможно объять необъятное… в одиночку!". А ведь и действительно - в одиночку невозможно. А вместе? Тут вспоминаются и всем известные притчи и картинки про поиск истины: про слепых и слона, про рассмотрение фигуры и спираль с разных сторон. Ведь это как раз про это всё. А что если объединить взгляды? А вот это: "Мы не ждём, мы участвуем"! И правда - можно чего-то ждать от события или от будущего, а можно и участвовать, т.е. жить и творить его (это событие, это желаемое будущее) прямо сейчас. Это с одной стороны. А с другой - это ведь и в обратном направлении работает, от сегодняшнего момента к будущему, т.е. от того, как мы живём и как мы участвуем в со-бытиях сейчас зависит и нашего общее будущее.

 

Слишком религиозно😬

 

Валерий Мирошников: Насчет того, что "слишком религиозно". Я когда писал - не думал об этом, но в каждом эпизоде (кроме "Ошибки Станислава Лема") есть отсылка ко Всевышнему. Может, это и перебор и это может раздражать. Но почему так получилось? Каждый эпизод поднимает какую-то важную для меня проблему. Начиная писать эпизод - я не знаю, как её разрешить. Обращение ко Всевышнему помогает героям, а с ними и мне, прийти к решению. Может, это только мой подход. А может отражение чего-то общего. В предыдущих сценариях это не было так концентрировано. Видимо, специфика обращения к будущему и монтажа небольших эпизодов.

 

Про Велеса сильно!
Эк вы толпоэлитарную концепцию в лице консультанта похоронили)))
А то как) Ойся ты ойся, ты меня не бойся)))
С удовольствием дочитал, спасибо!

 

Прочитала и удивилась. То, что описано про посыл образа будущего в хороводе, было реально организовано мной в конце декабря 2007 года, образ был подготовлен коллективом из 60 человек на 2025 год. Только образ был не только про природу. "Молодёжь и взрослые, дети и старики, мужчины и женщины закружились в огромном хороводе, который все вбирал и вбирал в себя новых участников, вился затейливой ниткой по поляне, дробился на отдельные фрагменты и тут же снова сливался в единый большой круг. Все участники удерживали одну мысль – создание в обществе, в душах людских порыва и традиции посильной помощи восстановлению природы – и эта мысль направляла их движения и взаимодействие, отправляя сигнал во Вселенную и ноосферу. "

 

Правильные мысли они такие, в воздухе витают)))

 

- Я всё-таки историк Эры Разобщённого мира, Ветер. Я понимаю романтику тех поколений людей, в памяти которых ещё свежи были воспоминания о недавних победах над вооружёнными силами государств-паразитов

(т.е. вы видите в будущем масштабные военные действия, предшествующие Эре мирового воссоединения ?).

2145-й год. XXI конференция «Взгляд в будущее» привлекла внимание только что вернувшегося из галактического путешествия Ийона Тихого потому, что в своём дальнем одиночном полёте он успел прочесть одну старинную антиутопию.

(межзвездные путешествия на космолетах у меня не укладывается в виде образа будущего, ближе межзвездные контакты видеосвязи или какая то другая форма связи с межгалактическим кольцом)


"Мне думается, что пророки все таки давали методологию, но в лексике и понятийным аппаратом той эпохи, а большинству людей в окружении пророков легче было запомнить правила, нежели думать своей головой, поэтому и получались на выходе биороботы. И получается, читая ваше предложение о пророках, приходит мысль, что они ничем не отличаются от действующих представителей духовенства"


Валерий Мирошников: Согласен. Слой методологии тоже был (если пророк от Бога, то он всегда есть). Но и программирование было неизбежно. Аллах через Мухаммада учил арабов даже задницу вытирать. Хотя даже в этих поучениях был неизменно слой более глубокий.
 

Прочитал сценарий "Взгляд в 2145".
Мне нравится, что вы многие темы стараетесь вписывать в благоприятный сценарий. Тот же ИИ служит благу, а не надзору. И роботы не противопоставляют себя человеку, а хотят быть понятыми. Про Велеса тоже понравилась история, надеюсь что живём в то время когда описываемое в рассказе колдовство уже выполнило свою работу и уже не нужно.)

 

Мне думается в этом сценарий нужно особое внимание уделить ещё и преодолению обществом всеобщей управленческой безграмотности, также как в свое время это сделали большевики с неграмотностью (неумением читать и писать). И возможно этой в книге неплохо было бы это описать как нечто очень масштабное, сродни тому как большевики когда-то всех посадили за парты и научили читать и не только. И может даже дать название этой главе "Каждый ребенок должен учиться управлять государством", что в общем несёт двойной смысл. Первое - это как необходимость освоения управленческих знаний и навыков в целях безопасной жизнедеятельности, а второе что этот лозунг по сути говорит о том, что пришло то время, когда управленческая кадровая база расширила свои границы до границ всего общества.

 

 


[1] Подробнее - «Старое ружье» без французского акцента - https://kob-alt.ru/avtorskaya-kolonka/valeriy-miroshnikov/staroe-ruzhje/



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: