Весть из будущего

Степан Кондратьев впервые за много месяцев взялся за перо. Должностные обязанности главного конструктора и работа с детьми в радиоклубе отнимали много времени, которого не хватало даже на семью. Но события последних суток столь ошарашивали, что требовали выплеснуть их на бумагу, в мелодию, в песню.

Хотя Ксения Отмахова характеризовала Кондратьева как местную бардовскую знаменитость, Степан давно не лелеял мечты потрясти песнями планету и изменить вселенную. Мастерство оставалось с ним, так что творчество неизбежно содержало мысль и особинку взгляда на мир. Но талантливых людей ныне много, не творит только ленивый. Количество слушателей сравнялось с количеством авторов – это без шуток. Слушают песни других - не эстраду и не шансон - в основном, те, кто сочиняют сами. Также и книги читают те, кто сам втихомолку кропает фэнтези или детективы.

Поэтому общение с листом бумаги (а писал Кондратьев по старинке – перьевой ручкой) давно уже для Степана стало общением с душой, с тонким миром, откуда на свет изливается гармония. Способом настройки и понимания происходящего, даже своего рода прозрения в будущее.

Кончик пера побежал по бумаге, оставляя бисерный след букв и мыслей.

 

Незаметно промелькнуло лето,

В листопаде закружилась осень,

И опять нам не хватает света,

И опять у Бога мы просим

 

Степан ощутил, как разворачивающаяся тугая пружина куплета готова вырваться на свободу припева - и схватил гитару. Слова полились сами.

 

Надежды, любви и совета:

Как быть нам,

Как жить нам,

Как стать нам?

И многая-многая лета,

И чтоб никогда не расстаться.

 

Начало удачно сложилось, но логика не только сюжета, а вечной цикличности сезонов года требовала закольцовки. Без событийной рифмы душа не успокоится. Без неё не будет гармонии.

 

И зима скатилась прочь, мимо,

Как мальчишка с ледяной горки.

Приближение весны зримо,

А желания порой вздорны.

 

Вот! Это то, что нужно! Очищение! Покаяние! Возрождение!

 

Перемелется - мука будет,

Если кто-то без греха - пусть осудит.

Всё вернётся на круги те же,

И захочется нам, как и прежде

 

Надежды, любви и совета:

Как быть нам,

Как жить нам,

Как стать нам?

И многая-многая лета,

И чтоб никогда не расстаться.

 

Степан удовлетворённо отложил гитару. Супруга заглянула в комнату и кивнула – значит, понравилось. И в это время раздался звонок.

С удивлением Кондратьев увидел, что звонок приглашает на конференцию новоиспечённой образовательной мафии. Судя по тому, что Ксения Отмахова возникла на экране с веником в руках, инициатором конференции она не являлась. Анастасия Яковлева, хотя и одетая по-домашнему, сияла как новенький юбилейный рубль и явно пребывала в боевом настроении. Так что подозрение логично падало на неё. Из-за спины мамы выглядывал Мишутка. Антон и Людмила Севастьяновы не могли участвовать в конференции, поскольку с утра выехали в аномальную зону.

- Знаю, что отвлекаю, но не могла не поделиться! – Настя выглядела счастливо-возбуждённой. – Если очень заняты, можем созвониться позже. Если найдётся пятнадцать минут для разговора – не пожалеете.

Степан Максимович проводил взглядом жену, которая знала, что в подобных ситуациях лучше не маячить на заднем плане, и подтвердил готовность к разговору.

- Пятнадцать минут найдётся. И самому пришли свежие мысли.

Ксения Борисовна наконец рассталась с веником и вновь возникла на экране с мгновенно образовавшейся причёской типа «конский хвост» и проницательным взглядом учёного.

- У меня было прозрение! – заявила Настя. – Я видела систему воспитания и образования в будущем. Не знаю, насколько далёком. Думаю, XXII век.

XXII век встретил Настю лёгким ветерком, который приятно ласкал кожу, играл с волосами и доносил запах тайги. Это был всё тот же город Н., над которым не властно время. Всё та же улица Зои Космодемьянской, парк, кафе «Сказка». «Вечные ценности», - улыбнулась Настя. И всё же что-то изменилось. «Люди! – осознала кандидат физматнаук. – Лица у людей другие! В них нет напряжения, нет затаённой тоски, которая столь обычна в наше время. Что же произошло?».

Режиссёр видения быстро перенёс женщину в школу. Это была её школа – легко узнавались двор и ограда. Только кедры вдоль ограды стали большими, взрослыми. А ведь когда-то на школьном субботнике она сажала их своими руками. Оператор навёл резкость, и Настя обнаружила, что двор полон людей. Только не школьников.

- Это школа начального цикла имени академика Анастасии Яковлевой, - раздался голос за кадром.

- Что? – поражённая, переспросила Настя.

Но голос не отвлекался, а вещал своё:

- Здесь теперь учатся и трудятся дети до семи лет.

- А взрослых почему здесь так много?

- Мамы теперь не работают, а занимаются с детьми.

- А что плохого в работе?

- В принципе, ожидаемо, - заметил Кондратьев. – Производство к тому времени будет достаточно автоматизировано.

- Не только в этом дело, - пояснила Настя. – Люди поняли, наука подтвердила, что если в дошкольный период женщина по-настоящему способствует развитию ребёнка, то благо, которое он принесёт впоследствии обществу несравнимо с пользой никакой профессиональной деятельности женщины. Будь она хоть академиком.

- Чисто математически это понятно, - рассудила Ксения Борисовна. – Поработает женщина 5-6 лет, но ребёнок-то, в которого она вложит те же самые принципы, будет трудиться 50-70 лет. Какое мультипликативное плечо! И ребёнок ведь может трудиться с охотой и неохотой, успешно и неуспешно, на пользу человечеству и во вред.

- Если ребёнок всю жизнь охотно и успешно действует на благо человечество, за 5 лет маме с ним не сравниться, - отметил Степан.

- Это в ваше время дети ходили в детские садики, чтобы не мешать взрослым работать, - продолжал голос за кадром. – А сейчас дети сами трудятся. Поэтому и мамы с ними постоянно рядом.

Режиссёр перенёс внимание путешественницы во времени внутрь школы начального цикла. В бывшем классном помещении дети и мамы что-то сосредоточенно шили, в другом – строгали, в третьем - лепили из теста.

- Что они делают? – спросила Настя.

- Пекут хлеб! – с гордостью ответил голос.

- Для кого? –женщина спросила шёпотом, чтобы не нарушать сосредоточенной тишины, хотя и была по сути призраком.

Но ближайший малыш её всё равно услышал:

- Для нашего папы. Он строит новый завод.

- Он разве сможет столько съесть? – обвела глазами Настя полки с хлебобулочной продукцией.

- У него же есть товарищи, - с укоризной, как непонятливой, объяснил ей малыш.

- С кем ты разговариваешь? – оглянулась его мама.

- Это здорово, что дети 5-7 лет не поделки детсадовские изготавливают, которые назавтра выбросят, а участвуют в настоящем материальном производстве, - обрадовалась Ксения Борисовна.

- Но ведь это же трудно – выпекать хлеб, – засомневался Миша.

- Дети пекут его вместе со взрослыми – мамами, бабушками, воспитателями, - успокоила сына мама. – Ты бы хотел таким серьёзным делом заниматься?

- Конечно, хотел бы! – воскликнул мальчик.

- А ведь так и было в крестьянском быту! – напомнила Отмахова. – Дети сызмальства участвовали в хозяйственной деятельности. Приучались к труду и обучались нужному делу на будущее.

- Идея приобщения детей к производительному труду совершенно естественна, - продолжил мысль руководитель детского радиоклуба. - Детям неинтересно заниматься чепухой. Так ведь, Миша? – Миша кивнул. - Они с удовольствием участвуют во взрослых делах. Сколько ни предлагай ребёнку пластмассовую детскую лопаточку, он схватится за взрослую тяжеленную, которую на минуту отложил отец.

- Ребёнок стремится чувствовать значимость своего труда! – поддержала идею Ксения Борисовна. – Это поднимает значимость и самого человека. Откуда возьмётся знаменитый «комплекс неполноценности», который кормит не одно поколение психологов, если ребёнок с пяти лет приносит пользу обществу и гордится этим. И все гордятся им.

- Погоди-ка! – остановила голос за кадром будущий академик Анастасия Яковлева. – Детский труд непросто, но можно было вписать в жизнь первобытного общества или крестьянской среды, но сейчас - в эпоху развитой специализации труда и сложных схем его объединения – это ведь само собой не сделается.

- Точно! – подтвердил голос. – Для этого нужно участие государства и родителей – только все вместе они могут полноценно спланировать процесс, найти в нём место для детского труда.

Насте понравилось, что в школе сохранялась семейная обстановка, влияние семьи. Производственные и учебные помещения были нарядно украшены, в них было приятно находиться.

- При этом, заметь, что недочёты семейного воспитания восполняются опытом и участием других семей, - обратил внимание голос. – Кроме того, эта деятельность получает государственную поддержку – прежде всего научно-методологическую. Воспитание человека будущего – важнейшая задача государства.

В одном из классов методист обучала взрослых основам возрастной психологии.

«Вам надо понимать роль сказки в становлении интеллекта ребёнка. Былины тоже доносят нравственные основы, но это больше подростковое приключенческое чтение. А вот сказка приходит к ребёнку вместе с языком, она сама формирует интеллект, понимание последовательности событий, причин и следствий. То, что впитано со сказкой – не изменишь романами и монографиями. Сказка – это фундамент, длине и ширине которого будущий дом обязан соответствовать».

Настя оценила мастерство лектора – мамочки слушали его очень сосредоточенно. Но при этом активно участвовали в обсуждении практических вопросов, которые вытекали из теории.

«Но некоторые сказки уже трудно понимать из нашей реальности. Что такое «огниво» дети уже не понимают».

«Поэтому взрослым необходимо наполниться сказочным духом и рассказывать сказки на новый манер. Или сочинять новые».

По завершении занятия все участники вернулись к детям, где методист легко и непринуждённо вовлекла ребятишек в творческий процесс, наглядно демонстрируя родителям эффективность того, что только что объясняла.

«Дети, а вы умеете сочинять сказки?»

«Да!» - дружно ответили дети.

«Но ведь вы никогда не….» - начала было одна из мам.

Но методист сделала страшные глаза, и мамочка поняла, что не надо выражать сомнение.

«Про кого будет наша сказка?» - спросила методист.

«Про зайчика!» - ответили девочки.

«Про робота», - заявил один мальчик.

«Про полет в космос!» - добавил другой.

«Значит, это сказка про зайчика, который полетел на Марс спасать своего друга робота», - подытожила сказочница.

«Да», - согласились дети.  

 

- Если мамы настолько серьёзно погружены в воспитательный процесс, то, конечно, обучение им необходимо, - согласился Степан Кондратьев.

Он с удовлетворением вникал в детали организации трудового процесса в школе будущего и узнавал в них многие черты руководимого им радиоклуба.

- Как много дети работают?

- Дети 5-7 лет в будущем ежедневно работают на благо общества по два часа – и это не считается непосильным, а тем более эксплуатацией, - ответила Настя. - Дети не представляют, что можно просто так праздно болтаться без дела. Сам принцип развлечения в будущем не приветствуется. Жизнь детей наполняют разнообразный труд и познание, обретение опыта. Создаются условия для восприятия и укрепления дисциплины и порядка.

- Что весьма отличается от сегодняшних реалий, - заметила Отмахова, - когда детей расхолаживает отсутствие требований, даже разумных, и пропагандируется принцип «что хочу, то и делаю».

- Когда «это я хочу», а «это не хочу» - системное образование, разумеется, невозможно, - подтвердил Степан. – А как наш юный друг отнесётся к идее укрепления дисциплины? – обратился он к Мише.

Миша, возможно, не всё понимал в разговоре взрослых, но тему о порядке поддержал:

- Мне не нравится, что многие ребята на уроках болтают, шумят, играют в телефоне. А вот на физкультуре у нас учитель – у него всё строго. По струнке ходим. Зато всё успеваем – и на канате полазить, и в футбол поиграть.

Что остаётся непонятным

Бурцев А.В. – руководству «Хакарен шел хеатид»

Антон Севастьянов после окончания конференции не убыл обратно в Москву, а задержался в Н. Более того, в Н. прибыл директор Фонда инновационных технологий Леонид Фёдорович Варшавский. Данный факт наводит на мысль, что ожидаемое нами событие уже произошло. Но что это за событие – остаётся неизвестным либо недоступным пониманию.

При поездке загород Севастьянов охотно обсуждал темы, связанные деятельностью Фонда, высказывал взгляды на будущее. Они резко отличаются от принятых у нас, в связи с чем попытки включить Севастьянова в нашу работу представляются бесперспективными.

С этой точки зрения гораздо интересней сам директор Фонда Л.Ф. Варшавский, который выступает на стороне наших конкурентов, но этим нам и близок. Конкуренты – это те, кто имеет схожие цели, кого привлекают одни и те же возможности. Севастьянов неким загадочным образом выпадает из конкуренции и недоступен для понимания и взаимодействия.

При этом Севастьянов проводит много времени со своей вновь сформированной командой, со всеми членами которой, кроме жены Людмилы, он познакомился в Н. Неожиданно в их обсуждения включился и мой знакомый Степан Максимович Кондратьев, хозяин дачи, где проходила встреча с Антоном Севастьяновым. Принцип, по которому формируется команда, остаётся непонятным.

Используя наши технические и организационные возможности удалось установить, что центральной темой бесед компании стали педагогика и воспитание человека будущего. Эту их деятельность стоит держать в поле зрения, но серьёзной опасности она не представляет.

Иногда участники команды касаются темы инопланетян. Либо они обеспокоены угрозой вторжения пришельцев, либо как современные горе-контактёры (ченнелеры) улавливают послания «инопланетного разума», а по сути - сущностей нижнего астрала.

  



Скачать электронную версию книги или купить печатный экземпляр можно здесь.

 



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История детского тренера по дзюдо, Учителя и Человека с большой буквы.
Сайт книги


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: