Земледельческие технологии древних обитателей Америки

по книге Грэма Хэнкока «Следы богов. В поисках истоков древних цивилизаций»
(Москва, Издательство "Вече", 1998)
 

Цивилизация Тиауанако


Один из первых испанских путешественников, посетивший развалины города Тиауанако на территории нынешней Боливии вскоре после завоевания, так описывал свои впечатления:
"Расскажем теперь о громадных, почти невероятных сооружениях Тиауанако. Там есть искусственный холм большой высоты, который покоится на каменном основании, препятствующем оползанию грунта. Там есть гигантские фигуры, высеченные из камня... они сильно пострадали от ветра, что говорит об их почтенном возрасте. Там есть стены, сложенные из камней столь огромных, что трудно даже вообразить, какая человеческая сила могла поставить их на место... Как и какими инструментами и приспособлениями можно было выполнить работу такого масштаба - вопрос, на который у нас нет ответа..."

Ответа на этот вопрос нет и сегодня, более того - некоторые из построек Тиауанако вряд ли могли быть выполнены и с помощью современной техники. Но кое-что об этом таинственном городе науке стало известно. Он был построен белыми бородатыми людьми (их изображения имеются на барельефах Тиауанако). Местные легенды называют их "людьми Виракочи" и утверждают, что построен город был задолго до прихода в эти места инков. Построен чудесным образом за одну ночь, причём огромные каменные блоки, некоторые весом более 400 тонн, переносились по воздуху при помощи трубного звука.


Катастрофа


Тиауанако был морским портом, а сейчас находится на высоте 3750 метров над уровнем моря. Катастрофа постигла его около 12 тыс. лет назад (это установлено как по астрономической ориентации сооружений, так и по изображениям на барельефах животных, вымерших примерно в это время). Причиной этой катастрофы явились сейсмические сдвиги, которые заставили озеро Титикака (бывшее первоначально морским заливом) выйти из берегов и окружить Тиауанако. Затем озеро отступило, безжалостно отделяя великий город от воды, которая играла такую большую роль в его экономической жизни. Климат в районе Тиауанако стал более холодным и менее благоприятным для выращивания сельскохозяйственных культур, так что в настоящее время здесь полностью не вызревают ни кукуруза, ни даже картофель. В конце концов это привело к массовой эмиграции населения из Анд в места, где не нужно было так энергично бороться за существование.


Борьба за выживание


Судя по всему, высокоцивилизованные обитатели Тиауанако не отступили без борьбы. Существуют доказательства того, что по всему Альтиплано с большой изобретательностью и усердием проводились высоконаучные сельскохозяйственные эксперименты, направленные на то, чтобы каким-то образом компенсировать ухудшение климата. Так, например, недавние исследования показали, что в этом регионе в далёкой древности кто-то проводил поразительно сложные анализы химического состава многих ядовитых высокогорных растений и их клубней. Причём эти анализы сочетались с разработкой технологии детоксикации потенциально съедобных овощей, чтобы сделать их безвредными. До настоящего времени "удовлетворительного объяснения того, каким путём шли разработчики этой технологии, нет", - признаётся доцент антропологии Вашингтонского университета Дэвид Броумэн.


Детоксикация растений


Дэвид Броумэн пишет также:
"Одомашнивание растений на Альтиплано требовало одновременного развития техники детоксикации. Большинство растений, постоянно использовавшихся в древнем Тиауанако, в непереработанном состоянии содержит значительное количество токсинов. Например, сорта картофеля, которые наиболее морозоустойчивы и лучше всего растут на больших высотах, имеют наивысшее содержание гликоалкалоида соланина. Кроме того, они содержат ингибитор, блокирующий действие целого ряда пищеварительных ферментов, необходимых для расщепления протеинов, что особенно неудачно на больших высотах, где парциальное давление кислорода и без того ухудшает химию расщепления протеинов..."

Техника детоксикации, разработанная в Тиауанако с целью сделать эти сорта картофеля съедобными, одновременно повышает сохранность продукта. Фактически каждое из этих качеств является побочным продуктом другого. "Крестьяне Альтиплано, - объясняет Броумэн, - в течение тысяч лет производили сушёный картофель, или "чуно", при помощи последовательного замораживания, выщелачивания и сушки на солнце. Первоначальное объяснение перехода к такому процессу сводилось к тому, что в результате его получается пищевой продукт длительного хранения (шесть лет и более). Но теперь мы можем разглядеть там и иную логику. Выщелачивание и сушка на солнце необходимы для того, чтобы удалить основную часть соланина и избыток нитратов, а последующее приготовление пищи из этих продуктов разрушает ингибиторы пищевых ферментов. Таким образом, сушка с замораживанием определяется не только желанием иметь надёжный запас пищи; важно ещё, что эта технология позволяет использовать этот картофель в пищу без риска[1]."

В других растениях, давно культивируемых в районе Тиауанако, также высока концентрация токсинов, что требует различных способов детоксикации, чтобы сделать возможным употребление их в пищу человеком. "Ока" содержит значительное количество аксалатов; в хиноа и канихуа высокое содержание синильной кислоты и соланина; амарант накапливает нитраты и содержит много аксалатов; тарви содержит ядовитый алкалоид лупинин; бобы содержат различное количество цитогенетического гликозида фазеолунатина и т.д. В некоторых случаях детоксикация одновременно приводит к повышению сохранности конечного продукта, чем умножается положительный эффект технологии. Удовлетворительного объяснения тому, как разрабатывался этот процесс детоксикации, пока не существует.[2]


Технология поднятых полей


Подобным образом, в тот же самый период некто, ещё не установленный наукой, далеко продвинулся в создании поднятых полей на недавно обнажившихся от ушедшей воды озера землях; результатом этого явились характерные чередующиеся полосы поднятия и опущения почвы. Только в 60-х годах нашего столетия удалось понять назначение этих поднятых полос-платформ и мелких каналов. Видимые сегодня эти "вару-ваару", как называют их местные индейцы, оказались частью агротехнического комплекса, созданного в доисторические времена, но "превзошедшего современные системы землепользования".

Сердцем системы являлись земляные платформы примерно в метр высотой, 10-100 метров длиной и 3-10 метров шириной. Эти гряды разделены каналами такого же размера и образованы выбранной оттуда почвой. Платформы периодически удобрялись илом и богатыми азотом водорослями, которые вычерпывали со дна каналов во времена сухого сезона. Даже теперь... отложения из старых каналов намного богаче питательными веществами, чем почва окружающей равнины.

Но система платформ и каналов - это не просто способ повышения плодородия почвы. Она создаёт микроклимат, благодаря которому на высокогорье удлиняется период роста растений и повышается устойчивость сельскохозяйственных культур к неблагоприятным условиям. Например, во время частых засух каналы служат источником влаги, а поднятые платформы спасают при столь же частых наводнениях. К тому же вода в каналах играет роль теплового аккумулятора, поглощающего днём солнечное тепло и отдающего его холодными ночами, что создаёт вокруг растений одеяло из относительно тёплого воздуха.

В последние годы некоторые из этих полей были культивированы совместными усилиями археологов и агрономов. Оказалось, что на этих экспериментальных участках картофель даёт втрое больший урожай, чем на наиболее продуктивных современных полях. Однажды во время необычно сильного заморозка холод "почти не причинил вреда растениям на экспериментальных участках". На следующий год урожай на поднятых полосах не пострадал от жгучей засухи, "затем - от наводнения, когда затопило соседние фермерские поля". Эта простая, но эффективная агротехническая система, изобретённая культурой такой древней, что никто даже не знает её названия, оказалась настолько успешной, что вызвала широкий интерес у правительства Боливии и у международных агентств по развитию и испытывается сейчас в других регионах мира.

Никто ещё не исследовал вопросы взаимодействия видов на этих полях, микроорганизмы, иммунные свойства растений вследствие питания и необычного соседства.


Древности Тиауанако и будущее экологических поселений


Чтобы по достоинству оценить изобретательность древних земледельцев, представьте, если бы сейчас Республика Татарстан взлетела вверх почти на 4 км, то при всём её научном потенциале - сельскохозяйственная академия, университет и пр. - и производственных мощностях - смогли бы мы за исторически-короткое (чтобы успеть выжить) время создать столь эффективные способы производства и выживания? Трудно сказать.

Я совершенно не принижаю современных учёных и производственников, но хочу восхититься древними: из столь простых средств, которые всегда под руками - вода, почва, растения - не используя, допустим, теплиц или химических удобрений, генной инженерии, они создали гениально простую систему - в которой нет ничего лишнего, но каждый элемент несёт несколько, функциональных нагрузок, да ещё и подстраховывает другие. Это свойство организма - живого, божественного. Сотворено это людьми, приобщёнными к гармонии мироздания. Это состояние и есть их главный метод.

А ведь многое из того, что применили древние, и сейчас стоит у нас перед глазами. И некоторые из этих феноменов я опишу - не только для того, чтобы подтвердить правоту древних, но и для того, чтобы, возможно, обнаружить метод, которым они пользовались, чтобы мы могли впоследствии довериться собственному ощущению природы при создании будущих поселений.


1. Луг


Та часть нашего покоса, которая подходит к реке - очень плоская и ровная. Затем обрывчик – полметра-метр - и вода. Трава посреди луга - неважнецкая, валки получаются жидкие: утром скосил - вечером греби, всё сухое. Но метра за три, за пять перед рекой растительность становится бурной, валки мощные - мы их всегда оставляем досыхать дня два-три.
 
Так и напрашивается мысль: если бы реки были через каждые 6-10 метров, то весь покос был бы побережьем, и сена мы бы собрали больше в несколько раз. А ведь это и есть поднятые поля Альтиплано! Причём для создания этой технологии нам не потребовалось даже знания механизма, приводящего к бурному росту травы, мы просто увидели, где траве лучше. Может быть, если так же внимательно посмотреть в других направлениях, то мы поймём и как создавалась техника деинтоксикации, а то и как за одну ночь строить города.

Хотя кое-что можно сказать и о механизме Конечно, первую роль здесь играет обеспечение растений водой. Обеспечение достигается не тем, что корни растений достают до реки (там, где корни достают до воды, всё затягивает осока) или даже до грунтовых вод (грунтовые воды и посреди луга на той же глубине). Скорее всего, дело здесь в количестве росы. Воздух над рекой более влажный, с удалением от реки влажность убывает, соответственно убывает и масса росы.

Близость воды сглаживает и температурный режим: вода обладает очень большой теплоёмкостью, так что днём она запасает тепло, не давая солнечным лучам сжигать траву, а ночью - отдаёт, локально противодействуя заморозкам. Таким образом, вегетативный период увеличивается на несколько недель: во-первых, благодаря ранней всхожести и позднему увяданию, а, во вторых, благодаря продолжению роста в периоды жары и засухи.

Сразу скажу, что эти соображения вряд ли исчерпывают все благоприятные свойства воды, а о свойствах рельефа мы поговорим ниже.


2. Пашня

 Другой покос у меня соседствует с заброшенной пашней. И это тоже даёт пищу для размышлений.
Годы, множество лет требуются пашне, чтобы восстановить себя в первозданном виде. Погублена микрофлора почвы, дождевые черви, так что земля не рыхлится и не наполняется воздухом, неровность поверхности и отсутствие сплошного травяного покрова способствует быстрому высыханию, с пашни ушли насекомые и некому стало опылять цветки, наконец, изменён состав растительности: многолетние травы, эти оседлые земледельцы растительного мира, изведены под корень, а правят бал агрессивные, как кочевники, однолетки. Так и за то им спасибо, что хоть как-то заполняют собой пустоту, может не просто кочевники они, но пионеры и первопроходцы.

Однако есть во всём эта одна неожиданная деталь: на краю пашни растительность буйная и сочная, она лучше не только той, что посреди пашни (многолетние туда просто не успели добраться), но она лучше и той, что на соседствующем лугу. Значительную часть сенажа мы накашиваем именно на этих окраинах пашни.

И дело здесь, видимо, в рельефе: травы уже размяли и затянули мелкие неровности почвы, но примерно в метре друг от друга тянутся глубокие борозды сантиметров 30 в глубину. Понятно, что такой рельеф способствует сохранению влаги: талые и дождевые воды в значительной степени остаются на месте, а не стекают в реку.

И опять отмечу, что буйство растительности перекидывается на соседний луг в пределах 3-5 метров, а потом трава такая чахлая, что мы её часто и не косим, просто бросаем, - овчинка выделки не стоит. Так что дело, всё-таки, не только в воде.


3. Огород


Огород наш расположен на склоне градусов, наверно, 5-10, но вода не стекает, потому, что картошка окучена поперёк склона. Однако интересно, что последние ряды картошки дольше сохраняют и свою зелень, и дают лучший урожай. Дошло до того, что взяли два ведра - докопать рядок, но потребовалось ещё два и ещё два, и ещё два. Вот тут-то и пришлось задуматься. Причина может быть только одна - изменение рельефа: последний ряд расположен практически на обрывчике (0,5 - 1 м), а за ним склон очень крутой (30°-40°). Я не берусь объяснить, какие именно энергии здесь задействованы, но как физик могу привести аналогию: на остриях напряженность электрического поля увеличивается – собственно, поэтому и работают громоотводы. Точно также геопатогенные зоны земли связаны с видимыми или подпочвенными остриями-разломами, выходами почвенных вод. Геопатогенные зоны характеризуются именно бурной растительностью, по этим разломам часто протекают реки. Возможно, система поднятых полей Альтиплано создаёт локальные геопатогенные зоны. Проживание человека прямо в зоне нежелательно, но растения и многие насекомые чувствуют себя в ней прекрасно.


4.Грибы


То же самое (и кое-что новое) нам могут подсказать - грибы. В нашей степи довольно много лесополос. И что интересно - в ровиках, где посажены деревья, очень много грибов, не только в самом ровике, но несколько метров в сторону. Грибов больше чем в ровном естественном лесу. Да и в лесу часто находишь (и по привычке уже специально ищешь) грибы в ямках, впадинках, лощинках и, что особенно впечатляет - вдоль дорог[3]. Конечно, грибы тянутся к деревьям, к влаге, но и к геопатогенным зонам.
 
В том самом месте, где я накопал много картошки, только уже под обрывчиком - рос гриб головач. Такими грибами ребятишки любят производит взрывы, наступая на них ногой. Обычно они вырастают сантиметра 3, редко 5. Но этот, я сначала даже не понял, что это такое, я подумал, что это тыква, диаметр гриба достигал сантиметров 30. Только потом мне мать объяснила, что специально оставила его, чтобы я посмотрел, каким вырос головач.


5. Белочка


Все приведённые выше примеры убеждают, что нам и самим под силу создание новых технологий - достаточно внимательно присмотреться к тому, что нас окружает. Мир полон подсказок, намёков, а иногда и прямых требований к немедленному действию. Даже, казалось бы, такой сложный процесс как детоксикация продуктов мы вполне могли подсмотреть при наблюдении теперь уже за животными - ведь они в природе потребители.

Вспомним белочку Анастасии, приносящую ей сушёные грибы - не за такой ли же белочкой наблюдали древние обитатели Тиауанако, создавая свой метод детоксикации? Действительно, белочка сушит грибы, зимой они вымораживаются, а выщелачивание - может быть оно не нужно для наших грибов, а, если нужно, то, возможно, белочка использует слюну, которая имеет щелочную реакцию, или какой-то другой секрет - собственныйили растительного происхождения - либо микрофлору.


6. Использование древних методов в экопоселении


И древние методы, и те, что еще будут нами придуманы, конечно, найдут своё использование в экопоселении. Мне видится следующее.

Технология поднятых полей согласуется с идеей Анастасии о необходимости пруда на участке и дополняет её. Возникает целая система водонакопительных ёмкостей, которая охватывает весь участок, не давая ему терять влагу. Это особенно важно, если есть заметный уклон. Некоторые из ёмкостей могут быть и пересыхающими - на удобрение - а другие - постоянными, вплоть до того, что служить для разведения рыбы.

Неровности рельефа также могут быть использованы для ускорения роста деревьев, как плодовых, так и нетерпеливо ожидаемых нами, но очень уж неторопливых кедров. Да и живой забор мог бы скорее стать непроходимым, будучи посажен во рву. Сразу оговорюсь, что вопрос о благотворности влияния локальных геопатогенных зон на деревья требует дополнительного наблюдения и исследования, неизвестно также одинаково ли влияет одна и та же энергетика на деревья лиственные и хвойные, разные породы деревьев. Да, собственно, и с травянистыми растениями в деталях ещё не всё ясно. Думаю, что много подсказок может нам дать китайское искусство фэн-шуй и, конечно, наша собственная славянская традиция.


7. Лес и живая изгородь


Деревья сами являются очень резкими неровностями рельефа, фактически иглами в небо. А значит, вокруг дерева существует зона повышенной энергетики. Поэтому отдельно стоящие деревья имели у славян культовое значение. А лес - букквально влияет на погоду. Например, на границе леса и степи по линии Утяк - Шепотки это очевидно: тучизастилают всё небо, но над бором идёт дождь, а над степью - нет. Дело в том, что для образования капель дождя кроме влажности воздуха необходимы центры конденсации, а их-то и создаёт направленное вверх излучение деревьев.

Поэтому предложенная Анастасией живая изгородь создаёт ещё и микроклимат. Это подтверждается и таким наблюдением: в нашем Сычёво, в степи даже смородина не плодоносит, а буквально в двух километрах от нас, в питомнике, окружённом лесополосой, урожаи просто замечательные.
 

[1] Анастасия также использует в пищу только сушёные грибы. Многие грибы относятся к условно-съедобным, т.е. требуют дополнительной обработки перед употреблением в пищу, и, ви­димо, белки, которые обслуживают Анастасию, используют этот способ - сушки с замораживанием. Так что способ этот естествен­но существует в мироздании. Требуется ли грибам выщелачивание и проводят ли его белки каким-либо образом, пока сказать трудно- В.М.
 

[2] Детоксикация - одна из самых насущных проблем для нас в связи с широким применение прежде ядохимикатов и гербицидов, радиоактивным заражением, разрушением почвенного слоя. Ко­нечно, у нас другие растения и другие токсины, поэтому необхо­димо осознать не только результаты, полученные древними, но и сам их метод, чтобы использовать его в новых условиях. Тут и горькие огурцы, и условно-съедобные грибы, и использование ботвы картофеля для кормления домашних животных, не говоря уже о сохранности урожая. Устойчивая корреляция качеств де­токсикации и сохранности урожая возможно говорит о том, что интоксикация растений - следствие поражения микроорганизмами, может быть микроскопическими грибами (грибы сами часто ядовиты).
 

[3] Славяне считали дорогу плохим местом (геопатогенной зоной, по-современному), даже деревья, срубленные возле дороги не брали в постройку.


 




Тартария_1


Волонтерский лагерь для изучения экотехнологий и природного земледелия


Наши проекты на лето

Наши семинары:



Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: