ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

Психологический аспект истории и перспектив
 нынешней глобальной цивилизации

выдержки –
кто такие русские, что такое русский характер, что такое Русский дух?


Санкт-Петербург
2005 г.

3.2. О чём говорит русский языковой код

Прежде всего следует обратить внимание на то, что слово «русский» — по своей грамматической форме — имя прилагательное, которое в современном Русском языке употребляется в значении имени существительного — как этноним[7]. Исторически такое возможно, если имена существительные, к которым в глубоком прошлом слово «русский» было действительно прилагательным, сначала ушли в умолчания, а потом в изменившихся общественно исторических условиях полностью вышли из употребления или были вытеснены в другую контекстную область (область житейских смыслов). И похоже, что это произошло ещё в ту эпоху, когда не сформировался не только современный нам «русский народ», но не успели ещё сформироваться и те народы и народности, которые вобрал в себя исторически реальный современный нам русский народ.
Причём, если судить по тому, как историческая наука цитирует летописи, и вникать во внутренний смысл слов, то такие словосочетания как «греческий народ», «немецкий народ», «итальянский народ» в русском языке — довольно поздние образования, поскольку в древности на Руси в употреблении были формы этнонимов множественного числа (греки, немцы, фряги, так звали итальянцев), а в значении современного слова «народ» употреблялись слова «язык» или «люд». Да и сейчас словосочетания  типа «немецкий народ» в русском языке, хотя и допустимы, но малоупотребительны и как-то не ладно звучат. А вот словосочетания «рус­ский люд», «русский народ» звучат ладно. Т.е. по каким-то причинам, ныне забытым, предки наши — носители древнерусского языка — не видели оснований к тому, чтобы слово «народ» употреблять в его современном нам значении — обобщения для этнонимов.
Если обратиться к морфологии слова «народ», то по своей смыслнесущей  внутренней структуре оно сходно с такими числительными, как «одиннадцать», «двенадцать»: «на+род» — «один+на+дцать»[8], т.е. указывает на некоторое качество, которое порождается над родом[9] (несколькими родами), но самому роду не принадлежит[10]. И это качество «на+род»а воспринималось нашими предками как отличное от кровной родоплеменной общности. И соответственно словосочетания «русский народ», «русский люд» по своей смыслнесущей структуре таковы, что подразумевают не кровное родство или кровное единство, а что то иное, что в принципе может быть присущее представителям разноплемённых родóв, в силу чего те объективно являются русскими, даже если они по своему кровнородственному происхождению негры или представители монгольской расы. Но с другой стороны, соответственно такому пониманию значению слова «народ» далеко не все так называемые «этнические русские» являются русскими в действительности[11].
Так же ладно, как «русский люд», «русский народ» звучит и словосочетание «русский дух». Дух же физически — биополе — является носителем индивидуальной и коллективной психики людей, т.е. некоторой информации и алгоритмики их поведения. И соответственно есть основания полагать, что русскость, если она выражается не в кровной родоплеменной общности, то выражается именно в поведении индивидов и коллективов (общин, дружин, артелей) — носителей русского духа, представляя собой некоторую специфическую алгоритмику индивидуального и коллективного поведения русских людей разных национальностей.


Читать в формате Word

Рекомендую читать в Word, потому что в работах ВП СССР всегда много ссылок и примечаний, которые не отображаются в браузерах


Если же вернуться к вопросу об ушедших в умолчания, а потом — в забвение существительных-этнонимах, которым некогда в древности стало сопутствовать при­ла­гатель­ное «рус­ский», то такими этнонимами как раз могли быть большей частью «этно­нимы», которыми именовали себя и друг друга некоторые, но не все славянские племена: поляне, древляне, вятичи, кривичи и некоторые другие, потомки которых и вошли в состав современного нам русского народа. Что послужило причиной русификации или обрусения некоторых родопле­мен­ных групп древних славян — вопрос особый. Даже если слово «русский» в действительности произходит от имени Рус — одного из трёх легендарных братьев-родоначальников славянских народов[1], от которых (или от возглавляемых ими родóв) пошли народы — русские[2], чехи, поляки, — то это существа дела не меняет, поскольку вопрос всё равно сводится к «русскому духу» и «русскому характеру» как объективным явлениям в истории человечества и современной жизни. И даже если это так, то нет никаких гарантий того, что Рус был первым русским по духу. Могло сложиться так, что русскость уже существовала как объективное явление, а Рус стал одним из его выразителей[3].
А вот чехи, ляхи, словаки и многие другие славянские племена в этот древний процесс русификации или обрусения части славян не попали (либо выпали из него после того, как он начался), и впоследствии их племенные названия перешли на «языки» (нации), которые сложились на основе культуры именно этих племён; племенные же названия обрусевших славян (а также и племён фино-унгров, проживавших с ними на одной территории), потеряв какую бы то ни было значимость в их повседневной жизни, из употребления вышли и стали достоянием истории и историков. Так современные вятичи, кривичи, поляне, древляне в большинстве случаев узнают о своей родоплеменной принадлежности из карты в учебнике истории, а не от родителей, но они с детства убёждены, что они — русские, хотя возможно, что своим поведением в последующей жизни далеко не все они подтвердят свою русскость.
О лучших и худших свойствах «русского характера» на протяжении последней тысячи лет пишут и спорят много как в самой России, так и за рубежом. И когда ошибочные или заведомо ложные ответы на этот вопрос ложатся в основу практической политики, то она идёт к событиям, аналогичным 1607 — 1613 гг., 1917 г., 1991 г. (если ошибки совершаются в самой России), и к событиям, аналогичным 1814 г.[4] и 1945 г. (когда ошибки в отношении определения качеств русского характера совершаются за пределами России[5]).
Но изложенное выше на основании анализа русского языкового кода даёт основания полагать, что не все черты так называемого «русского характера» в действительности являются характерными свойствами истинно русского духа, положившими в древности начало процессу глобализации по-русски, в результате которого и сложилась исторически цивилизационная общность многих народов в границах государства Российского, как бы оно ни называлось — Царство Московское, Российская империя, Российская Советская Федеративная Республика (с 1917 по 1922 г. включительно), Советский Союз, Российская Федерация (с 1991 г.) и далее в будущее. Часть черт современного так называемого «рус­ско­го характера» к информации и алгоритмике изначально русского духа никакого отношения не имеют, а представляют собой исторически сопутствующие компоненты: отчасти — это «рудименты и атавизмы» периода славянской «до-русско­сти», а отчасти — наносные, приобретённые со стороны, главным образом в эпоху, когда “элитарная” государственность Русской многонациональной цивилизации оказалась под концептуальной властью заправил библейского проекта и порабощённых ими доморощенных библейцев-россионцев.
Также надо понимать, что обрусение части славян произошло в эпоху до появления на Восточно-Европейской равнине первых славянских городов[6] в VI — VII веках н.э. и начала становления государственности. И специфические условия жизни славян в регионе становления Руси способствовали выработке и становлению изначального русского характера и изначального русского духа как носителя характера.
Конечно нельзя сводить социологию и психологию общества к природно-геогра­фичес­кому детерминизму[7], но и игнорировать воздействие природно-геогра­фи­ческой среды непосредственно на психику людей, а через их психику — и на формирование культуры общества во всех её аспектах, — было бы ещё более ошибочно.

3.3. Восточно-Европейская равнина:
“тайная” очевидность

Восточно-Европейская равнина, на которой ныне расположены регионы многонациональной Русской цивилизации, издревле населённые славянами, которых ныне именуют «рус­скими», по своим природно-геогра­фическим параметрам в далёком прошлом отличалась от современности. Главные отличия: климат был иной — летом теплее, а зимой холоднее; лесов было больше и они были гуще, деревья были крупнее и леса простирались дальше на север и дальше на юг, чем в наши дни; водный баланс территории тоже был иным — в том числе и вследствие обилия лесов, вбиравших и удерживающих влагу подобно губке, уровень грунтовых вод был выше, сохранившиеся доныне реки были существенно полноводнее[8], а в нынешних многих сухих балках и в руслах пересыхающих летом весенних ручейков тогда текли исчезнувшие ныне настоящие реки.
При низкой в сопоставлении, например, с регионами Средиземноморья средней плотности населения (местные жители проживали компактными группами-общинами, более удалёнными друг от друга, нежели в Средиземноморье) такой естественно-при­род­ный ландшафт, почти не несущий на себе следов деятельности человека, был доминирующим на протяжении многих десятков километров, разделяющих места поселения.
Перемещаться по такой территории на большие расстояния летом можно было большей частью по рекам, переходя из одной водной системы в другую через волоки; зимой те же самые замёрзшие реки могли быть «автострадами» для санных и конных. Сухопутные пути, используемые только летом или круглогодично, при такой природно-географической среде, малочисленности и низкой средней плотности населения, низкой его энерговооружённости и технической оснащённости[9] могли быть только местного значения, обслуживающие хозяйственную деятельность компактно проживающих групп людей, при минимуме сухопутных путей, связывающих удалённые регионы друг с другом. Лесные звериные тропы, конечно, были повсеместно, поскольку они — часть биоценозов, но всё же это не дороги, хотя пеший и конный в сплошных лесных массивах мог перемещаться по ним на сотни километров, конечно если умел ориентироваться не только по направлениям, но и по местоположению на пространствах Восточно-Европейской равнины.
Сама природно-географическая среда на этой территории была мощнейшей фортификационной системой, опираясь на которую, местное население было хорошо защищено от набегов агрессоров извне[10]. При этом продуктивность естественных биоценозов была многократно выше нынешней: рыбы было больше и она была крупнее; грибы, ягоды, орехи, мёд — дары леса; плюс к этому охота, подсечное земледелие[11], на заливных пойменных лугах — выпас домашнего скота и заготовка сена, — всё это гарантировало при хорошо организованном общинном труде достаточно высокий уровень «продовольственной безопасности» компактно проживающих групп населения. Да и внутренние систематические конфликты с целью захвата добычи, произведённой соседями[12], в этой природно-географической среде были малоэффективны в сопоставлении с трудовой деятельностью вследствие высоких транспортных издержек на их организацию и осуществление, что было неявным стимулом к организации именно труда, а не войны[13]; а при низкой средней плотности населения внутренние конфликты по поводу контроля над теми или иными территориями конкретно были просто безсмысленны, как и массовый захват пленников с целью обращения их в рабство[14]. В подтверждение этому: частоколы из брёвен, окружавшие древние городища, — это всё же в большей степени защита от диких животных, нежели фортификационные сооружения, предназначенные для обороны от людей, вооружённых «по моде» того времени.
Как известно реликтовые культуры, сохранившиеся в разных регионах планеты, в большинстве своём при общинном образе жизни на основе многовековых традиций, регулирующих отношения полов, не допускают переполнения своих экологических ниш. И потому ретроспективно можно полагать, что в древности на территории Восточно-Европейской равнины, проживавшие здесь славянские племена, поддерживая выработанный веками уклад жизни, не допускали и перенаселения занимаемых ими территорий при обусловленных природно-географическими условиями и культурой соотношением рождаемости и естественной смертности (как вследствие болезней, так и вследствие травматизма и гибели)[15].
Но есть и ещё один аспект, своего рода — «масштабный эффект» Восточно-Евро­пей­ской равнины в сопоставлении её с другими регионами становления культур древности.
В технике известно, что качество изображения, которое может «нарисовать» оптическая система или радиотелескоп, во многом определяются их размерами. Так если на определённой волне работает радиотелескоп, диаметр зеркала антенны которого 50 метров, то это одно качество; а если радиотелескоп это — «антенное поле» протяжённостью в несколько километров в обоих направлениях, и тем более — несколько радиотелескопов, расположенных на расстоянии многих десятков и сотен километров друг от друга, и работающих синхронно в одной системе, то это уже другое качество, намного превосходящее качество радиотелескопа с диаметром зеркала антенны в 50 метров и при прочих равных в принципе недостижимое для него. И в школьный телескоп с диаметром объектива в 60 мм в принципе невозможно увидеть того, что позволяет увидеть телескоп-рефлектор с зеркалом диаметром 6 м.[16] А ночью и в простой бинокль видно лучше, чем невооружённым взглядом потому, что линзы его объективов диаметром в несколько сантиметров собирают многократно больше света, чем зрачок глаза, диаметром в несколько миллиметров.
Человеческий организм — включает в себя множество биологических — биополевых «антенных комплексов». И как известно из этнографии, конечно если этнографы не зашорены вульгарными механико-материалистическими представлениями о том, что «этого не может быть», представители так называемых примитивных реликтовых культур более развиты в области «пара­нор­мальных способностей» — таких, как телепатия, ясновидение и т.п., нежели представители технически продвинутых культур «высокой цивилизованности», поскольку получать информацию о родственниках и близких, находящихся в отлучке по хозяйственной или военной надобности, о своём собственном местоположении на местности и т.п. жизненные потребности у них есть, а ни почты, ни телеграфа с телефоном, ни спутниковой  системы навигации с выводом карты и координат на дисплей мобильника или ноутбука — нет. В древности, о которой мы ведём речь, их тоже не было (их ещё не изобрели), а потребности знать — были, и эти потребности некоторым образом реализовывались на биологической основе организма человека и его психики как системы обработки информации[17]. И хотя у всех людей есть нечто биологически общее, но всё же общность культуры — это ещё один фактор, дополнительный по отношению к биологии, который связывает воедино множество индивидов.
И если возвращаться от биологии человека, этнографии реликтовых культур и ранее приведённых технических аналогий к жизни наших предков на Восточно-Европейской равнине в древности (а это правомерно в силу единства законов физики, касающихся излучения и взаимодействия излучаемых полей и других видов материи), то биоценозы Восточно-Европейской равнины + наши предки, распространившие на огромной территории единую общую для них культуру, гармонично взаимодействующую с устойчивыми биоценозами и устойчивую в преемственности поколений, представляли собой БИОСИСТЕМУ, которой не было и нет в мире аналогов[18] — ни в аспекте продуктивности биоценозов в расчёте на одного человека, ни в аспекте стратегической фортификационной эффективности самих ландшафтов в качестве средств защиты от набегов извне, ни в аспекте размеров биополевого «антенного поля»[19], образуемого населением.
Последнее и есть самое интересное, и потому особый вопрос:
К какой информации открывало доступ это огромное «антенное поле» и в какие информационные потоки и алгоритмы — земные и космические — с его помощью могли входить его участники. Т.е. какое мироощущение порождало в индивиде это «антенное поле», участником которого он был.
Но обратив внимание на информационно-алгоритмические процессы в «антенном поле» населения, не надо забывать и о биополевом обмене энергией людей и биоценозов, характерных для регионов их постоянного проживания (тем более в преемственности поколений).
Но в общем, биоценозы, культура компактно-общинного проживания и хозяйственной деятельности, а также и «антенное поле» Восточно-Европейской равнины это — те факторы, под воздействием которых родился изначальный русский характер.

3.4. Компактно-общинный характер проживания
и единство культуры разных общин

Но всё же в любых природно-географических условиях человек — существо общественное, и непосредственное воздействие на формирование характера людей в новых поколениях в процессе их взросления оказывают другие члены общества, которые детям и подросткам являют собой примеры того, как человек в принципе может себя вести в жизни и какие это повлечёт последствия для него самого и для окружающих.
В доисторический[20] период известны два основных способа проживания племён и народностей древнего человечества:
·    Семейно-клановая обособленность на основе ведения своего хозяйства каждой семьёй (или несколькими семьями) в изоляции по жизни от других родственных семей и кланов при эпизодическом и периодическом общении с ними. Такой жизненный уклад характерен, прежде всего, для кочевых народов, основным видом хозяйственной деятельности которых было скотоводство.
·    Компактно-общинный, при котором в одном месте сосредотачивались представители более чем нескольких семей или кланов, которые жили ведением общего для них хозяйства, от которого каждый и получал причитающуюся ему долю производимой продукции при эпизодическом или периодическом общении с другими общинами, живущими на тех же принципах в ареале распространения единой для многих общин культуры.
Тот либо иной уклад жизни в древности был обусловлен прежде всего возможностями ведения хозяйственной деятельности в регионе проживания и эффективностью хозяйствования, т.е. среднестатистической производственной отдачей трудовой деятельности в расчёте на одного человека в преемственности поколений при достигнутом уровне соответствующих технологий и организации работ[21].
Для того, чтобы при семейно-клановом укладе семья жила в преемственности поколений, на одного человека в её составе должно приходиться определённое количество голов скота, от которого люди кормились и обустраивали свой быт. Чтобы стадо возпроизводилось и было неиссякаемым источником продукта на протяжении многих лет, требовалась определённая площадь пастбищ (разная в разных регионах, что обусловлено продуктивностью и характером растительных биоценозов). Эти обстоятельства задавали минимум расстояния, ближе которого семьи на основе этого хозяйственного уклада жить не могли, и ограничивали общую пороговую численность населения в регионе, по превышении которой, становилось неизбежным обеднение и истощение всех от безкормицы либо внутренние конфликты на поголовное уничтожение противника в процессе конкуренции семей и кланов за хозяйственные угодья. Сборы не всех семей, а только некоторых представителей всех семей в таких культурах носят характер периодический (пора сватовства и свадеб, обычно приходящаяся на сезонный период минимальной трудовой активности; какие-то общие для всех религиозно-культовые мероприятия; торжища, — которые часто по времени их проведения совпадали) или чрезвычайный (орга­ни­за­ция своего набега на соседей или организация отражения набега соседей, выработка реакции на стихийные бедствия и т.п.). В этом укладе некоторое количество рабов может быть полезным в хозяйстве, а захват стад соседей и их поголовное частично истребление, а частично обращение в рабство — один из способов быстрого существенного повышения собственного «бла­го­состо­я­ния»[22].
Если же природно-географические условия в регионе за счёт сосредоточения в одном месте трудовых ресурсов и организации коллективной трудовой деятельности позволяли получить бóль­шую отдачу продукции в расчёте на одного человека, нежели при семейном обособлении и ведении каждой семьёй своего хозяйства, то компактно-общинное проживание было неизбежным.
Но ни тот, ни другой образ жизни не является ни показателем общественного прогресса в аспектах развития культуры и личностного развития людей, ни показателем отсталости по отношению к другому, одновременно с ним существовавшему в разных культурах древности в других регионах планеты, поскольку это был во многом период борьбы за выживание в процессе освоения регионов планеты предками современного человечества. Дураки тогда не выживали ни в одиночку, ни коллективно, ни в природной, ни в социальной среде, и поскольку всем людям естественно стремиться к тому, чтобы получать продукции больше при минимуме вложений собственного труда, то в зависимости от природно-геогра­фи­ческих условий региона в нём вполне рационально складывался тот либо другой жизненный уклад, обеспечивавший наивысшую отдачу хозяйственной деятельности.
И важно понимать, что если любой из двух названных укладов существует в преемственности поколений, то для жизни в каждом из них необходимы соответствующие ему:
·    организация психики индивидов, в нём участвующих, (миро­воззрение, как система субъективно-образных представлений о внутреннем и внешнем мире);
·    миропонимание (как выражение в определённой лексике образных представлений);
·    выра­жаю­щая миропонимание этика,
 — воспроизводимые и совершенствуемые в преемственности поколений, поскольку без всего этого жизненный уклад распадётся.
Историческая наука, повествуя о жизни людей в доисторические времена, по отношению ко многим культурам пользуется термином «первобытно общинный строй». Этот термин по отношению к рассматриваемому нами в настоящей записке психологическому аспекту истории, мягко говоря, неудачен: он выпячивает «первобытность», оставшуюся в доисторическом прошлом, и тем самым оставляет в затенении общинность, что в совокупности порождает мнение о неактуальности рассмотрения в историческом настоящем общинности, а точнее компактного характера общинности в доисторической древности и её исторических последствий, актуальных и для современности, и для перспектив.
Культура, в которой родился изначально русский характер, была культурой компактно-общинного проживания населения на пространной территории если не всей, то изрядной части Восточно-Европейской равнины.
И поэтому без рассмотрения личностных качеств общинников, позволяющих общине жить в преемственности поколений, невозможно понять и особенностей изначального русского характера и его специфических отличий от характера людей в других «перво­бытно»-общин­ных культурах. И соответственно — невозможно понять, что в настоящем является выражением истинной русскости, а что к ней не имеет не только ни малейшего отношения, но и препятствует её проявлению в жизни.
Начнём с того, что максимальная численность общины была ограничена естественно-биологическими параметрами представителей вида Человек разумный, аналогично тому, как ограничена численность стад и стай в фауне: количество особей, которых подавляющее большинство людей может удерживать в общении, в большей или меньшей степени соучаствуя в труде и в жизни каждого из них, — ограничено как биологией человека, так и организацией его психики, которая во многом обусловлена культурой[23]. Поэтому в каждую историческую эпоху этот субъективный психологический фактор выражается статистически как некоторое пороговое значение численности, по превышении которого какие-то внутрисоциальные связи утрачиваются или оказываются недостаточно интенсивными.
Поэтому, как только в наращивающей численность общине доля «шапочно знакомых»[24] превышает некоторый предел, община фактически утрачивает целостность, поскольку в её пределах директивное персонально-адресное управление делами, координация общей деятельности теряют качество и наступает более или менее ярко выраженная неразбериха. Последнее в реальной жизни древних общин означает, что из общины, превысившей некий предел численности, неизбежно выделится новая община, которая с некоторым количеством продовольственных запасов прежней общины, выделенных ей для обеспечения становления, и каким-то движимым имуществом, переберётся на новое более или менее удалённое место жительства и там воспроизведёт известный ей прежний компактно-общинный уклад жизни.
Если же кому-либо персонально жить в общине плохо, то ему придётся выбирать одно из трёх:
·    либо приспособиться и подчиниться сложившимся в общине нормам;
·    либо убедить других членов общины в своей правоте, вследствие чего изменять себя придётся уже им;
·    либо уйти из общины самому или быть ею изгнанным[25] в самостоятельное «плавание по жизни».
Первые два варианта — естественные составляющие жизни общины как совокупности индивидов. Третий вариант в древности если и не был аналогичен смертному приговору, то ставил перед отщепенцем или изгнанником — изгоем — множество проблем: в одиночку невозможно продолжить род; в регионе обитания хозяйство одиночки давало меньшую отдачу, нежели общинное; правовой статус одиночки на территории с господством компактно-общинного уклада жизни — никакой: он вне общества.
Вследствие объективности этих проблем изгои — при преимущественно успешном воспитании подрастающих поколений в русле сложившихся на протяжении многих поколений традиций компактно-общин­ного уклада — были малочисленны. А наличие малочисленных изгоев не могло подорвать изнутри компактно-общинный уклад жизни населения региона в целом: изгои либо просились в другие общины или в свои прежние, признав свою единоличную несостоятельность; либо жили обособленно, вследствие чего род их прерывался на них самих; либо, если им удавалось создать семью и начать жить семейным укладом, то уже их потомки могли войти в состав других общин или положить начало становлению новых общин, поскольку хозяйственная отдача компактно-общинного уклада была выше; если же какой-либо изгой досаждал общинникам своею деятельностью (воровством, разорением их хозяйственных угодий и т.п.), то устроить облаву и убить — дело если не рядовое, то по отношению к жизни общины — целесообразное и вполне осуществимое (охота — составляющая общинного промысла, и облава на человека — в целом не многим сложнее, чем облава на опасного дикого зверя, а в некоторых аспектах и проще[26]).
Поэтому вопрос в том:
Какова должна быть психика людей, чтобы община жила в преемственности поколений как обновляющийся по своему персональному составу целостный социальный организм?
Здесь необходимо пояснить, что:
Речь идёт не о том, чтобы «высосать из пальца» или списать «с потолка» всё о жизни наших предков в древности и убедить в правильности этого всех читателей.
Речь идёт о том, чтобы, приняв выявленный археологией факт компактно-общинного проживания наших предков на протяжении многих веков как объективную доисторическую данность, понять, какова должна быть организация психики, миропонимание и этика людей, для того, чтобы такое проживание было УПРАВЛЕНЧЕСКИ возможным и устойчивым в преемственности поколений.
Ещё раз обратим внимание, что речь идёт о компактно проживающей общине, потребляющей преимущественно[27] продукцию общинного хозяйства, в которой все знают всех и общаются постоянно (может быть за исключением кратковременных отлучек некоторых общинников по тем или иным общинным надобностям хозяйственного или иного характера), а управление делами носит директивный персонально-адресный характер.
Прежде всего необходимо понять и признать, что:
Качество жизни общины и каждого общинника в компактно проживающей общине обусловлено качеством управления делами общинной в целом значимости.
По этой причине и руководимые общинники, и руководители общины были всегда заинтересованы в том, чтобы к руководству ею приходили наиболее способные к этому виду деятельности: не только знающие специфику всех общинных дел, но и умные, прозорливые[28], заботливые об общине и каждом общиннике люди. Если этот принцип нарушался, то падение качества управления, прежде всего хозяйственной деятельностью[29], наказывало одинаково всех: и руководимых, и руководителей. Тяжесть этого объективно неотвратимого наказания была обусловлена тяжестью управленческой ошибки — вплоть до полного вымирания.
Избежать наказания свершившее ошибку руководство не могло: частной собственности и институтов её охраны в общине не было (может быть за исключением одежды и орудий, приспособленных конкретно под того или иного человека); обособиться от общины, присвоив себе произведённую общиной продукцию, руководство тоже не могло — просто физически: компактное проживание и численный перевес общинников в такого рода конфликте предопределяли его изход; сбежать со всеми или большей частью общинных запасов продукции было невозможно да и безсмысленно в долговременной перспективе, поскольку денег, которые можно было бы украсть из общинного бюджета и перевести в зарубежные банки, — ещё не было. Психике общинников такое злоупотребление должностным положением было не свойственно: такова была культура того времени, выработанная и поддерживаемая житейской практикой в преемственности поколений.
Соответственно в компактно проживающей общине, где все знают всех, не было места и тирании той или иной личности[30], поскольку, стараясь избежать ошибок, руководство само было заинтересовано в том, чтобы изучить, как принято говорить ныне, «обще­ст­венное мнение», и подумать особо над нестандартными мнениями, поскольку, если стандартные мнения оказываются ошибочными или заведомо тупиковыми, и потому не позволяют решить проблему, то нестандартные могут оказаться эффективными.
С другой стороны, и руководимые общинники объективно были заинтересованы в безошибочности действий руководства и потому в меру своих возможностей подстраховывали руководство, оказывая руководителям разнородную поддержку, прежде всего — в аспекте освещения обстановки. При относительно низкой производительности труда — время дорого и для труда, и для отдыха, поэтому «базару» как способу “самоуправления” — пустопорожней говорильне о надуманном и неактуальном, принятию жизненно несостоятельных “управ­ленческих” решений — в жизни общины места быть не могло, и соответственно должна была вырабатываться, как говорят ныне, этика делового и житейского общения руководимых и руководителей, экономившая время и тех, и других.
Семьи были, но они были частью общин. Было и многожёнство, являвшееся ответом общества на более высокие травматизм и смертность мужчин в работах за пределами границ поселений (охота на кабана или медведя, рыбная ловля с челна-однодревки — не самые безопасные занятия) и военных столкновений (о чём дальше): в интересах стабильного развития общины женщины не должны оставаться одинокими и безплодными.
Характер полного спектра трудовой деятельности, обеспечивавшей жизнь общины, и его распределение по представителям обоих полов были таковы, что премудрая в русских сказках — Василиса, а не некий «Вася», и мама Василисы — Баба Яга. Дело в том, что та часть спектра работ, которая приходилась на долю женщин, протекала большей частью в пределах поселений и была однообразна по своему характеру, вследствие чего многое могло выполняться доброкачественно на основе сформированных привычек-автоматизмов. При ведении таких работ творческий мыслительный потенциал женщин оказывался высвобожденным и мог поддерживать два общественно значимых процесса:
·    систематическое накопление, осмысление и переосмысление информации, приносимой в поселение разными людьми и выработкой понимания смысла жизни;
·    матрично-эгрегориальной поддержкой деятельности мужчин за пределами поселения[31].
Последнему в женской составляющей спектра деятельности общинников способствовало также и то, что личностное развитие мальчиков и девочек на пути к человечному типу строя психики протекает по разному — оно идёт навстречу друг другу:
·    девочки начинают с освоения интуиции и заканчивают овладением разумом;
·    мальчики начинают с овладения разумом и заканчивают овладением интуицией;
·    воля осваивается и теми, и другими где-то на середине этого пути (конечно если осваивается)[32].
Именно поэтому в обществе, где человечный тип строя психики в личностном развитии к началу юности не достигается, женщины статистически чаще дают правильные ответы на вопросы типа «надо — не надо» что-либо делать сейчас и в будущем, не умея мотивировать, обосновать решение, а мужчины статистически чаще мотивировано способны объяснить, что и как надо было сделать в прошлом для того, чтобы получилось лучше, чем оно получилось реально[33].
Однако характер той части спектра деятельности (в том числе и ратной), которая приходилась в древности на долю мужчин, был таков, что их внимание и творческий потенциал был вовлечён в те виды деятельности, которыми они занимались непосредственно: размечтайся на охоте на кабана о светлом будущем — и в лучшем для тебя случае кабанчик убежит, а в худшем — ты калека и обуза для общинников; то же касается и войны. Поэтому перед мужчинами возможность подумать о смысле жизни вообще открывалась только, когда они достигали общинно признаваемой старости или вследствие полученных увечий или иных нарушений здоровья не могли вести трудовую и ратную деятельность за пределами поселения. Женщина же могла, сидя за прялкой или за ткацким станом, мечтать о будущем, а поскольку мысль материальна, то если она мечтала в открытом жизни настроении, то течение жизни отзывалось её мечте.
Обусловленность жизни всякого индивида благополучием общины в целом выражалась и в самоотверженности в защите общины и других общинников персонально вплоть до самопожертвования в реальном деле, а также в признании за руководством не только права, но и обязанности жертвовать людьми в реальном деле (т.е. посылать их на верную смерть) в тяжёлых ситуациях в интересах сохранения жизни общины.
*         *         *
Та область жизни общества, которая ныне иногда именуется «кризисный менеджмент», вследствие того, что признаётся отличие принципов, на основе которых организовано повседневное нормальное управление, и принципов, на основе которых действуют «кризисные менеджеры», — ещё одна ипостась проявления Русского духа. Она имеет много общего как в аспекте обороны от агрессии, так и в аспекте преодоления воздействия стихийных бедствий. В обоих вариантах действия укладываются в понятие «защищать Родину».
«Защищать Родину» — включает в себя и принимать первый бой по своей инициативе под свою ответственность, когда все (включая и высшее руководство) «спят» или дезорганизованы, а агрессор имеет подавляющее превосходство и нагло прёт; и если не принять и не выдержать первый бой, то потом Родину как воплощение Правды Божией не вынести в будущее из самых страшных катастроф, в которые она попадает исключительно потому, что люди, в ней живущие, уклоняются от Правды Божией. То же касается и стихийных бедствий.
Выход из катастроф начинается с мобилизации ресурсов и создания стратегической обороны. В Русском духе — духе (эгрегоре) многонациональной Русской цивилизации эту задачу на протяжении всей памятной истории решает специфическое ядро эгрегора преодоления катастроф (включая и военные катастрофы), которое принимает управление делами на себя в результате краха всякого иного управления и самоуправления в обществе.
Алгоритмика этого узкоспециализированного ядра эгрегора преодоления катастроф носит характер анализа отношений и управления через отношения внешними по отношению к ядру процессами. И это ядро кроме заданности цели «непре­клон­но защищать Правду Божию и Родину» почти что не имеет какого бы то ни было иного содержания.
Вследствие того, что это ядро почти что не имеет содержания, оно, объективно пребывая в эгрегоре Руси, обладает двумя специфическими свойствами:
·    оно почти невидимо, поскольку выявление отношений (тем более не активизированных) — дело более тонкое, нежели выявление и анализ содержания;
·    его алгоритмика легко стыкуется с алгоритмикой иных эгрегоров, управляя их содержанием в соответствии со своей очень простой системой основных управленческих категорий, которые можно охарактеризовать так:
 1.    воздействующая на Родину опасность: в истории это большей частью — враг-завоеватель, а так же тупые (в смысле бездумные) орудия врага или помехи;
 2.    факторы, власть над которыми устраняет как саму опасность, так и воздействие её поражающих факторов: в случае военных действий это — объекты и субъекты врага, утрата которых делает для него войну неприемлемой;
 3.    то, что не представляется возможным защитить в процессе преодоления катастрофы: в случае военных действий — «трава на поле боя»;
 4.    ядро устойчивости эгрегора преодоления катастроф — координаторы и специалисты: по отношению к военным катастрофам это — воины поля боя, оружейники и прочий тыл, руководители фронта, руководители тыла, координаторы фронта и тыла[34];
 5.    ресурсы (включая и людские), подлежащие мобилизации и использованию в процессе устранения опасности и воздействия её поражающих факторов: в случае войны — все средства воздействия на врага и его подавления и уничтожения;
 6.    ресурсы, подлежащие безусловной защите и охране от воздействия на них опасности и её поражающих факторов: в случае войны — подлежащие защите и охране от воздействия врага.
Этот эгрегор, как и все прочие эгрегоры в толпо-“элитарном” обществе, работает как запрограммированный автомат помимо воли людей, исполняющих в его алгоритмике те или иные роли (функции), хотя люди способны изменить алгоритмику и его как и всякого эгрегора, порождённого обществом. И он охватывает все шесть приоритетов обобщённых средств управления / оружия, которые оказываются развиты в культуре ко времени его активизации в ходе той или иной природной или социальной катастрофы.
Всё, что основательно либо по ошибке отнесено его алгоритмикой к категории № 1 — подлежит нейтрализации или уничтожению в соответствии со стратегией, характер которой определяется с одной стороны — характером и мощью воздействующей опасности (в частном случае, — врага), а с другой стороны — ресурсами, подвластными этому эгрегору.
Всё, что отнесено к категории № 3, может уничтожаться в ходе преодоления катастрофы (в частности, в ходе боевых действий это — «трава на поле боя»), если это не удаётся сохранить по тем или иным причинам.
Всё, что отнесено в алгоритмике эгрегора к категории № 4 — ядру устойчивости, — не имеет никаких иных прав, кроме Права, тождественного священному долгу, защищать Правду Божию и Родину в русле действующей алгоритмики этого эгрегора в конкретных исторически сложившихся обстоятельствах — этому жесточайшему критерию «кадровой политики» эгрегора отвечают далеко не все признанные толпо-“элитарным” обществом профессионалы-политики и профессионалы спецслужб и военного дела, но ему же отвечают и некоторые лица, которые не имеют никаких явно видимых признаков принадлежности к среде управленцев, среде спецслужб и военной среде. В этой категории каждый должен быть готов к тому, чтобы хоть в одиночку, хоть в организационных порядках в любых предъявленных Жизнью условиях проявить себя предельно эффективно в алгоритмике этого эгрегора вплоть до самопожертвования[35]. Неспособность освободить свою алгоритмику психики от власти мнения «что я один могу сделать?»[36] (в военно-прикладных аспектах — «один в поле не воин…») — надёжнейшая защита от проникновения в это ядро субъектов, чуждых и ему, и Праведному долгу человека быть наместником Божиим на Земле.
Всё, что отнесено к ресурсам, подлежащим мобилизации и использованию в преодолении действующей опасности и её поражающих факторов, вовлекается ядром устойчивости в разнородные процессы на основе принципа «подчиняйся сам[37] и подчиняй других», что обеспечивает устойчивый автоматизм выработки и проведения в жизнь стратегии преодоления катастрофы, в том числе и стратегии победы над врагом. Те, кого алгоритмика эгрегора относит к этой категории, имеют право саботировать принцип «подчиняйся и подчиняй других», но в результате такого саботажа они переходят в категорию № 1 (опасность, её факторы воздействия; враги, тупые орудия врагов и помехи) или в категорию № 3 — то, что невозможно защитить в сложившихся обстоятельствах (в случае военных действий — «трава на поле боя»).
Всё, что отнесено к ресурсам, подлежащим безусловной защите и охране от воздействия на них опасности и её поражающих факторов, обладает наивысшей значимостью, поскольку после организации стратегической обороны и последующего преодоления природной или социальной катастрофы (победы над врагом) именно они должны обеспечить развёртывание всей полноты и разнообразия жизни в новом качестве спасённой Родины. Однако в каких-то ситуациях категории № 6 и № 2 могут совпадать по своему составу полностью или частично.[38]
*                   *
*
В обычной же — не чрезвычайной обстановке — для общинной этики характерна поддержка общиной и общинниками персонально других людей — от щедрот своих или по способности. И наряду с этим для общинной этики характерно отрицание паразитизма и отказ в поддержке тем, кто идентифицируется в качестве паразита. Соответственно:
Если говорить о «кадровой политике» общины, то в ней главное не то, что община вправе принять со стороны человека, а в том, что община вправе изгнать из себя всякого, кто не поддерживает принятых в ней норм трудовой и житейской этики.[39]
Управление делами в такой компактно проживающей общине, а по существу её самоуправление было основано как на персонально-адресном, так и на циркулярном (для всех) в личном общении распространении информации и могло быть эффективным только на основе взаимного доверия руководителей и руководимых, а равно и при отсутствии:
·    во-первых, лживости как способа замазать и скрыть свои ошибки или управлять людьми как орудиями в достижении каких-либо своих или групповых целей, 
·    и, во-вторых, личностного самодовольства, в жертву какому «идолу» общество допускает приносить всё, вплоть до жизни других людей, биоценозов и планеты Земля.
По существу это означает, что внутри общины может быть более или менее ярко выраженная профессиональная специализация, но иерархичности личностных взаимоотношений быть не может; и каждый человек для общины, не превысившей порога максимальной численности, дорог.
Здесь особо необходимо обратить внимание на неразрывность в жизни общины взаимной причинно-следственной обусловленности — т.е. алгоритмической закольцованности воспроизводства в жизни — 1) взаимного доверия руководителей и руководимых 2) отсут­ст­вия в системе общественных отношений заведомой лжи (ошибки могут быть) и «идола» личностного самодовольства, который не может существовать в обществе без умышленных или вынужденных, в том числе и массовых, человеческих жертвоприношений и надругательства над людьми, над Природой регионов и Планетой, и далее вплоть до богохуления.
Но зерном, из которого вырастает всё, здесь является не знающая исключений правдивость людей в общении друг с другом. Если этого нет, то:
·    ложь неизбежно оказывается в основе управленческих решений, что ведёт к ошибкам управления деятельностью и ущербу, наносимому общине в целом или тем или иным общинникам персонально;
·    ложь оказывается под защитой культа «идола» чьего-либо личностного или группового самодовольства, что делает управленческие ошибки не только неустранимыми, но и возводит их в ранг системного фактора;
·    вследствие ошибок в управлении и умышленного ущерба, наносимого общему делу вслед­ствие самодовольства и сопутствующей ему заведомой лжи, ошибки управления и ущерб накапливаются в процессе управления, что влечёт за собой недоверие руководству со стороны руководимых, саботаж их управленческих решений (тоже не всегда оправданный обстоятельствами), спонтанные всплески и организацию управления, альтернативного по отношению к исторически сложившемуся в той же самой социальной системе,  и это ведёт:
Ø либо к распаду прежней общины, становлению новой и появлению некоторого количества изгоев из числа лжецов и самодовольных, которым не находится места в новой общине[40];
Ø либо к переходу группы людей, составлявших общину, к управлению, на иных принципах, осуществление которых уничтожает общинный характер их жизни.
Вот в общем-то и всё принципиально значимое, что можно сказать о жизни компактно проживающей на основе своего труда общины, вне зависимости от того, к какой культуре община принадлежит и в каком регионе с какими природно-географическими условиями сложился компактно-общинный уклад жизни. Но всему этому в каждой культуре со сложившимся устойчивым в преемственности поколений компактно-общинным укладом жизни сопутствует и некоторая специфика, отличающая всякую культуру от других. Это касается и культуры компактно-общинного проживания, в которой возник изначальный русский характер.
Но нас будет интересовать не то, что славянские женщины в древности вплетали в причёску специфические украшения (так называемые височные кольца) и каждая племенная группа славян отличалась от других в том числе и стилем височных колец, о чём мало кто ныне знает; а маори в Новой Зеландии делали татуировки, что почти все помнят по роману Жюля Верна “Дети капитана Гранта”; а у кого-то были топоры специфической формы или уникальные узоры на посуде, о чём знают только историки — узкие специалисты по доисторическим культурам.
Нас будет интересовать специфика межобщинных взаимоотношений и цивилизационная специфика культуры, в которой возник и выразился изначальный русский характер.

3.5. Межобщинные отношения и Русский дух

Однако, выявив ту этику, на основе которой община (в том числе и не компактная) может жить в преемственности поколений, идеализировать жизнь людей и общества в целом в ту эпоху тоже не следует.
Такие «молодецкие забавы» как кулачный бой стенка на стенку — улица на улицу, деревня на деревню, а в городе — район на район, возведённые в ранг праздничных ритуалов[41] или способа свободного времяпрепровождения, и дожившие в таковом качестве до середины 1930‑х гг. даже в крупных городах[42], тоже из той древней эпохи. Злобу в эти «забавы» не вкладывали, за проявления в них злобы кем-либо сами же могли покалечить или убить, но не сразу в ходе боя стенка на стенку, а потом, объяснив предварительно виновнику — за что ему предстоит принять кару. Кровь в этих «забавах» лилась настоящая, зубы, а иногда глаза вылетали, носы, челюсти и рёбра ломались на самом деле, но потерпевшему поражение бойцу достаточно было сеть на землю или не подняться с земли после того, как его сбили с ног, обозначив тем самым всем свою неспособность участвовать в потешном бою дальше. И если осевшего или упавшего кто-то посмел ударить, то после этого у него надолго пропала бы охота так поступать; а может быть он уже никогда и не смог бы участвовать в такой «забаве»: и свои, и чужие отделали бы так, что мало не показалось[43]. Это учило людей самообладанию, сдержанности и определённой заботе о своих.
Из той же эпохи и другая традиция, тоже дожившая до наших дней (в том числе и во многих городах): в определённую общеизвестную для носителей традиции дату, как правило ночью, ватага молодцов проникает на чужую территорию и «шутит»: разберёт поленицу дров или амбар, подопрёт дверь в избу, что-то сворует или угонит. В наши дни эта традиционная «забава» тоже утратила общественную полезность, выродилась в разрушительный вандализм и хулиганство. И в тех местностях (особенно в городах), где она практикуется доныне, она представляет собой для милиции особую «головную боль» на одну летнюю ночь.
Вот одна из реальных молодецких выходок 1970‑х гг. Городская улица, ведущая к реке, имеет общую протяжённость спуска изменяющейся крутизны около 2 км с общим перепадом высот метров в 60. В ночь таких ритуальных игрищ, молодёжь спустила вдоль улицы автомобильный одноосный прицеп — бочку с квасом весом около полутора тонн, которая стояла на своей обычной точке торговли и, как всегда, была оставлена на своём обычном месте на ночь, поскольку квас из неё накануне не был продан. Обошлось без жертв и увечий, кроме бочки-полуприцепа ничего не было разбито — повезло.
Понятно, что от таких традиций, тем более в их извращённо-отмороженных выражениях, сейчас одни проблемы, но встаёт вопрос: откуда они взялись и для чего возникли?
Однако, при всей их кажущейся дикости, некогда в далёком прошлом они были своеобразным выражением заботы о людях и были общественно полезны. И именно в силу этого они сложились, существовали и поддерживались на протяжении многих веков.
Но дело не в том, что многие люди переживают определённый возраст, когда сила уже есть, а ума и ответственности за её применение ещё нет[44], вследствие чего и возникают общественные институты, в которых «удаль молодецкая» могла бы разгуляться «на полную катушку», не досаждая серьёзными неприятностями всем прочим остепенившимся с возрастом обывателям.
Хоть образ жизни в лесах Восточно-Европейской равнины и был таков, что военные захваты добычи на этой территории её жителями как «экономический уклад» были не оправданы, но эпизодические межобщинные конфликты не могли не возникать в силу разных причин и мотиваций. Соответственно была и внутренняя потребность в том, чтобы владеть навыками ведения боя в том числе и для того, чтобы не порождать и не поощрять в соседях безнаказанной вседозволенности.
Кроме того, торговля за пределами своей «этнической территории» велась и тогда, но в те времена её можно было вести только под прикрытием своей военной силы, поскольку в противном случае за пределами территории своей культурной общности купцы вместе со своим товаром гарантированно превратились бы в чью-то военную добычу.
Также не следует забывать, что по соседству жили и носители культур, основанных на иных принципах. Жившим далее к югу кочевникам-скотоводам были нужны не только кони, коровы и бараны, но и рабы: в меньшем количестве — для нужд собственного хозяйства; в большем количестве — на продажу своим соседям (доход от продажи раба, на протяжении всей истории больше, чем доход от продажи барана)[45].
Да и девицы-красавицы и женщины — иноплемённые и из других общин — для некоторой части мужчин — и в степи, и в лесу — всегда были более привлекательны, нежели свои соотечественницы, с которыми они играли в раннем детстве. И эту потребность — генетико-биологически оправданную — не всегда удавалось удовлетворить мирными средствами.
Соответственно этим историко-культурным и природно-географическим обстоятельствам степные скотоводы предпринимали военные набеги с целью захвата рабов, проникая в леса на многие десятки и сотни километров[46]. И хоть лес представлял собой естественно-природную фортификационную систему, но и как всякий «укрепрайон» абсолютной непроходимости для врага лес не гарантировал, тем более в лесостепных районах, где массивы леса и степи сменяют друг друга, вследствие чего ярко выраженной границы «степь — непроходимый лес» не существует; да и в лесных чащобах-массивах — хоть и бездорожье, но звериные тропы есть, поскольку и доныне живут в лесах Восточно-Европейской равнины и кабаны, и лоси, а где пройдёт лось, — там пройдёт и группа конников; а в древности жили в лесах и более крупные копытные — буйволы, зубры и туры. Так, что, умея ориентироваться, группа конников-захватчиков, совершая набег, могла углубиться в лес очень далеко, вследствие чего и в сотнях километрах от начала лесных массивов осёдлое население лесов не было гарантировано от захвата в полон (плен) и от разграбления жилищ в ходе набега степняков.
Набеги из степи надо было перехватывать и на подступах, и в лесной чащобе, а в ряде случаев надо было и отбивать захваченный кочевниками полон (т.е. пленных), поскольку каждый человек при компактно-общинном укладе жизни дóрог. А один из способов обезопасить себя от набегов — их «профилактировать», т.е. организовывать самим походы в степь, выжигать её на десятки и сотни километров, пуская пал при благоприятном направлении ветров, портить источники воды и т.п., что, естественно, вызывало неудовольствие у жителей степи, живших вблизи лесной зоны, которое выражалось в их ответных и в упреждающих боевых действиях против жителей лесов[47].
Т.е. потребность в боевой подготовке подростков и взрослого населения у общинников, живших в лесах Восточно-Европейской равнины, объективно была. Соответственно реальным потребностям участия в бою общинники должны были уметь быстро преобразиться из рабочей артели или поселенцев в эффективную боевую дружину, а для этого необходимо — владеть и определёнными навыками, в том числе и такими, как:
·    Умением скрытно проникнуть на чужую, возможно охраняемую, территорию. — Вот вам и общественная полезность «молодецких шуток» на чужой территории, которые не только не рассматривались как преступления и хулиганство, но и воспринимались как должное всеми кто, прозевал вторжение ватаги и её «шутки» на грани реальной агрессии. Если же такого рода шутки вершились на своей территории, то их объектами имели шансы стать прежде всего те, кто нарушал сложившиеся в общине (в миру) нормы этики, а также ещё не успевшие прижиться и стать своими пришельцы.
·    Держать сплочённые боевые порядки и вести бой, перенося реальную боль от полученных ран. Если этому учиться в первом реальном бою, то нет никаких гарантий, что этот бой не стане последним для его участников: достаточно дрогнуть нескольким — боевые порядки рассыплются и второго боя уже не будет, поскольку если противник — степняки, — то после этого, они переловят всех разбежавшихся поодиночке арканами. А кулачный бой стенка на стенку — как раз и давал возможность научиться держать сплочённые боевые порядки (равно как в пешем строю, так и в конном — главное освоить принцип), претерпевая настоящую боль и видя настоящую кровь, свою и чужую. В кулачном бою по неосторожности — как по своей собственной, так и чужой — выбивали зубы и глаза, ломали носы, челюсти и рёбра, но это никогда не было целью боя стенка на стенку. И поскольку это было действительно предназначено для защиты общества в целом, жесточайше — вплоть до безпощадности — сами же участники боя наказывали тех, кто вносил в потешный бой злобу и упивался чужой болью и унижением. Именно поэтому осевший на землю и упавший были в этой «забаве» в полной безопасности.
·    То же касается и конных забав, доживших до конца XIX — начал ХХ веков (картина В.И.Сурикова “Взятие снежного городка” — об этом), назначение которых заблаговременно приучить и коня к тому, чтобы нести всадника в реальном бою и не шарахаться от попыток воздействия на него противника. Конь должен быть богатырским, а не «волчьей сытью, травяным мешком» (так коней в моменты испуга именуют былинные богатыри).
·    Особую роль играли танцы. Здесь отметим только то, что украинский гопак в его полном жизненном варианте, а не в сценически-академически эстетически “причё­сан­ном” виде — свод поражающих и оборонительных движений рукопашного боя древних славян. Но в жизни наших предков боевые искусства не были аналогами единоборств, характерных для культур Востока и Запада и носителями которых являются индивиды.
В Руси изначальной индивид был носителем преимущественно психической по своему качеству жизненной практики вхождения в определённое настроение, которое условно и только отчасти можно назвать «боевой транс».
В этом настроении он мог вступать в бой, будучи полностью невежественным и неумелым во всём, что ныне относится к боевым искусствам, поскольку, когда он пребывал в таком настроении, его эгрегоры были носителями всей алгоритмики необходимых оборонительных и поражающих телодвижений, и через эти же эгрегоры и ноосферу в целом обеспечивался и доступ к алгоритмике оборонительных и поражающих телодвижений противника. Вследствие этого при владении такого рода личностной психологической практикой создания определённого настроения систематические многочасовые тренировки, состоящие в нанесении ударов ладонями и ступнями по брёвнам с торчащими из них брусками[48] и т.п. и работа с партнёрами, были просто излишними, а стандарт всеобщий телесной развитости и грациозности был гораздо выше нынешнего — в силу иного образа жизни и иного характера труда. Под взглядом ребёнка, пребывающего в таком настроении, может драпать толпа взрослых, — не разумея, что произходит, и забыв о своих агрессивных намерениях под воздействием охватившего её ужаса, — потому, что Бог действительно не в силе, а в Правде.
И когда былины повествуют о том, ч­то тот или иной русский богатырь в одиночку разогнал или побил если не целое войско, то многочисленный боевой отряд, это не художественный вымысел: это бывало, но это было не столько выражением физической силы и каких-то изощрённых приёмов ведения боя русским богатырём, а результатом воздействия психики индивида, пребывающего в Русском духе, на психику индивидов в Русском духе не пребывающих[49]; а физическая сила и освоенные приёмы ведения боя были только подспорьем этому. Поэтому, чем больше враг знал и умел в смысле владения боевыми искусствами, и чем был более настырен в своей агрессивности, — тем больше у него было шансов покалечиться и убиться в агрессии против носителя Русского духа[50].
*         *         *
Естественен и закономерны вопросы:
·    А куда это всё исчезло в более поздние времена и почему не воспроизводится в жизни даже теми, кто убеждён в достоверности былинных свидетельств о боевых успехах богатырей?
·    И почему былинных свидетельств не подтверждают противники?
Дело в том, что вхождение индивида во всякий эгрегор, в том числе и в тот, который именуется «Русский дух»[51], во многом аналогично тому, что произходит в компьютерных сетях: есть серверы, которые после установления соединения с ними запрашивают у пользователя пароль доступа, а иногда и просят повторять его в процессе работы или перейти на иной протокол обмена данными. Если пароль не предъявлен или протокол обмена данными — не тот, то — «Access denied» — оставайся при своём и действуй, как сам умеешь.
Если же говорить о Русском духе как об определённом культурно обусловленном  и поддерживающем воспроизводство куль­ту­ры эгрегоре, то его алгоритмика включает в себя:
·    ту этику, которая была выявлена выше в разделе 3.4 как необходимая для устойчивости общинного уклада жизни в преемственности поколений;
·    свойственную этой этике искренность в понимании сути Добра и Зла в их конкретных жизненных проявлениях;
·    искреннюю (а не показную) самоотверженность в приверженности Добру в полноте и внутренней непротиворечивости алгоритмики психики личности
Поскольку полная искренность, целостность психики (в смысле согласованности и взаимной связанности составляющих её специализированных по предназначению алгоритмов), самоотверженность вплоть до самопожертвования и общинная этика в целом это — то, что не свойственно людям в их большинстве в толпо-“элитарном” обществе, то с переходом от общинности к толпо-“элитаризму” — «Access denied» объективно, даже если у тебя в паспорте на каждой странице будет написано, что ты «этнический русский» в 10 поколениях и слова «Слава России!!!» вытатуированы на груди древнеславянской вязью, либо ритуальный каменный топорик, лично сделанный пра-пра-предком, передаётся на протяжении многих тысячелетий от отца к избранному сыну — наследнику некой древнеславянской знахарской традиции: всё равно — «Access denied», ты — не русский, поскольку твой личный дух эгрегор, называемый «Русский дух», — не приемлет.
Однако в эпохи социальных катастроф и военных поражений, когда поток жизненных неурядиц смывает с душ людей всю наносную грязь этических норм толпо-“элитаризма”, большему или меньшему количеству людей удаётся войти в Русский дух, что влечёт соответствующие последствия для тех, кто совершает агрессию против них. Но по свершении действительно чудесных подвигов, в результате которых катастрофа преодолевается, — вследствие возвращения к привычным этическим нормам толпо-“элитаризма”, — снова наступает состояние «Access denied»[52].
Что касается свидетельств противников, то:
·    Те, кто погиб, — свидетельствовать не могли.
·    Те, кто успешно драпанул, забыв себя и всё в непонятном ужасе, не могли рассказать ничего вразумительного, но свидетельствовали об ужасном разгроме и выдумывали причины для его объяснения в меру способностей своей фантазии. И унаследованная от них на уровне эмоций боязнь русских именно как военной силы, которая непобедима и якобы может быть агрессивна, жива доныне почти у всех народов-потомков соседей лесной Руси и у их соседей. Они убеждены по предубеждению в какой-то особенной и ужасной агрессивности русских, хотя сказать ничего конкретно о сути этой агрессивности и сути её ужасности не могут, а реальная история знает больше примеров их собственной агрессивности в отношении Руси и России, которую они подают «под соусом» превентивности и «профи­лак­ти­рования». А русские «забавы» типа кулачного боя стенка на стенку и шутки на грани злодейства — непонятны, неприятны, желания поучаствовать в них не вызывают, и потому пугают, что выражается во фразах типа «эти сумасшедшие русские».
·    Те же, кто попал в плен, — в своём большинстве обрусели. Пленных на Руси не убивали и не вгоняли в гроб непосильным рабским трудом, а уводили в районы, удалённые от их родины, где они интегрировались в господствующий компактно-общинный уклад жизни и спустя несколько лет становились обычными членами общин: в общинном укладе каждый человек по-своему дорог. Об этой практике, сложившейся ещё в доисторические времена, свидетельствуют и летописи периода становления в конце первого тысячелетия нашей эры “элитарной” государственности на Руси.

3.6. Русь великая, изначальная

Всё, что написано в настоящей записке в разделах 3.4 и 3.5, а отчасти и в разделе 3.3 противоречит механико-материали­сти­чес­ким представлениям о предъистории Руси и жизни славян в доисторический период, свойственным традиционной науке, привнесённой в культуру России из Европы, начиная с эпохи царствования Петра I.
Но и многое из написанного в этой работе не согласуется с тем, что пропагандируют в последние годы те, кто убеждён в том, что предки современных индоеврпейцев, включая всех славян и так называемых «этнических русских», после завершения глобальной геофизической катастрофы и глобального изменения климата (произ­шед­ших примерно 13 000 лет тому назад) вышли со своей арктической, ныне погибшей Родины, и направились на юг, осуществляя цивилизаторскую миссию в отношении живших в полосе их миграции родоплеменных и древних этнических групп, которые стояли на более низкой ступени развития культуры.
Оспаривать эту версию предъистории человечества и индоевропейских народов было бы глупо именно в силу того, что многие памятники археологии и повествования дошедших из древности легенд и мифов не могут быть интерпретированы в согласии друг с другом и географией в предположении, что изхода древних ариев из Арктиды не было. В частности в индийских Ведах, некоторые места просто безсмысленны, если придерживаться версии истории, согласно которой Веды возникли на территории современной Индии, поскольку они повествуют о тех природных явлениях, которые имеют место только в приполярных областях (пол­го­да день — полгода ночь, северные сияния и т.п.), в которых во времена создания Вед был иной климат, позволявший людям жить, а не выживать, и иная конфигурация массивов суши.
Действительно все славянские языки, включая русский, принадлежат к одной языковой группе и родственны санскриту. Реконструкция верований и обрядности древних славян и индийцев, анализ многих традиций, уходящих корнями в доисторическую древность, показывает их общность. Но есть одно важное и принципиальное различие:
·    Кастовая система в Индии существует издревле, и она прописана в Ведах, и есть писатели, которые утверждают, что она была принесена в Индию ариями, т.е. вынесена ими из погибшей Арктиды;
·    Культура же доисторической Руси, при всей общности верований и ритуалов с ведическими, на каком-то этапе своего развития в доисторическую эпоху перестала быть кастовой.
Главные показатель этого состоит в том, что древнерусское жречество жило в самом народе и воспроизводилось в преемственности поколений не на замкнуто-клановой основе, а на общенародной; оно не обособилось от народа ни в организационных формах профессионально орденской корпорации знахарей, посвящённых в таимые от прочих знания и навыки, ни в формах особого сословия «духовных», подобно тому, как обособились в корпорации (друиды и шаманы) и в наследственные сословия (брахманы, левиты, попы в России в допетровскую эпоху).
Калики перехожие, волхвы в древней Руси — социально-функционально — ЖРЕЧЕСТВО, и, как свидетельствуют былины и летописи, описывая события эпохи становления в конце первого тысячелетия “элитарной” государственности на Руси, они не были обособленной от общества социальной группой в этот период начала кризиса Руси изначальной.
И это — главное качество Русской цивилизации, которое во многом аналогично кораническому утверждению: «Бог лучше знает, где помещать своё посольство» (Коран, 6:124)[53]. А замкнутость и иерархичность сословий и каст — помеха осуществлению этого принципа, прямое противодействие общества осуществлению Божьего Промысла.
Культур компактно-общинного проживания в доисторической и раннеисторической[54] древности было много. Но русская культура — если не единственная, то одна из немногих, в которой жречество не обособилось от остального народа ни корпоративно, ни сословно. По отношению к этому факту, все прочие обстоятельства носят подчинённый или сопутствующий характер (т.е. имеют чисто формальное значение), если соотноситься с полной функцией управления по отношению к обществу.
*         *         *
Полная функция управления — это своего рода пустая и прозрачная форма, наполняемая содержанием в процессе управления; иными словами, это матрица объективно возможного управления — мера управления, как процесса триединства материи-инфор­ма­ции-меры[55]. Она описывает преемственные этапы циркуляции и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента формирования субъектом-управ­лен­цем вектора целей управления (или выявления субъективной потребности в управлении в отношении того или иного объекта-процесса в среде, с которой взаимодействует субъект) и включительно до осуществления целей в процессе управления. Это — система стереотипов отношений и стереотипов преобразований информационных модулей, составляющих информационную базу управляющего субъекта, моделирующего на их основе поведение (функцио­ниро­ва­ние) объекта управления (или моделирующего процесс самоуправления) в той среде, с которой взаимодействует объект (а через объект — и субъект).
Полная функция управления может осуществляться только в интеллектуальной схеме управления, которая предполагает творчество системы управления как минимум в следующих областях: выявление факторов среды, вызывающих потребность в управлении; формирование векторов целей; формирование новых концепций управления; совершенствование методологии и навыков прогноза при решении вопроса об устойчивости в смысле предсказуемости при постановке задачи управления и (или) в процессе управления по схеме предиктор-корректор.
Применительно к обществу, полная функция управления общегосударственного уровня предполагает следующие действия:
 1.    Разпознавание природных и порождённых обществом процессов, во взаимной вложенности которых развивается общество.
 2.    Формирование стереотипа идентификации, т.е. стереотипа выявления и разпознавания процессов.
 3.    Формирование вектора целей[56] управления в отношении вновь выявленных факторов и внесение его в общий вектор целей.
 4.    Формирование целевой функции управления в отношении вновь выявленных факторов во вложенности её в более общую концепцию общественной безопасности.
 5.    Проведение концепции в жизнь, опираясь на систему структурного и безструктурного управления.
Полная функция управления по отношению к обществу как к самоуправляющейся или управляемой извне системе распределяется по функционально специализированным видам власти (что вовсе не является показателем обязательности её распределения по профессиональной специализации тех или иных групп носителей власти).
КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несёт на себе:
·    разпознавание факторов, оказывающих давление среды на общество;
·    формирование векторов целей в отношении фактора, оказывающего давление;
·    формирование целесообразной, целенаправленной функции управления структурным и безструктурным способами, т.е. концепции управления достижением цели развития общества.
Концептуальная власть всегда работает по схеме предиктор-корректор, т.е. осуществляя:
·    многовариантный прогноз,
·    выбор наилучшего с её точки зрения варианта для осуществления управления и связанных с ним страховочных вариантов,
·    коррекцию прогноза, культуры прогнозирования и культуры осуществления управления.
Она — начало и конец всех контуров управления, локализованных в обществе, и потому — высший из функционально специализированных видов внутриобщественной власти. Она АВТОКРАТИЧНА, т.е. самовластна по своей природе и не подчиняется всем организационным принципам и процедурам общества, не видящим её или же не желающим признать её автократию и верховенство.
Главная проблема построения истинного народовластия — в построении такой организации жизни общества, при которой самовластье концептуальной власти доступно всем, в силу чего индивидуальное или групповое САМОВЛАСТЬЕ не может стать антинародным. Здесь корень демократии-народовластия, поскольку предиктор-корректор концептуальной власти — начало и конец всех внутриобщественных контуров самоуправления.
ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ облекает концепцию в притягательные для широких народных масс формы. В условиях толпо­“элитаризма” содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм, в которых она предстаёт перед обществом[57].
ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию строгие юридические формы.
ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурно (т.е. выдавая руководящие указания и контролируя ход выполнения на адресной основе) и безструктурно (т.е. адресуя распространяемую информацию всем  и собирая её из социальной среды), опираясь на общественные традиции и законодательство.
СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ следит за соблюдением “законности” в жизни общества.
Достаточно общая теория управления тем и хороша, что она достаточно общая. Если она говорит, что определённые действия присутствуют в полной функции управления, а в реальном процессе управления их нет, то это означает, что не общая теория ошиблась в данном конкретном случае, а то, что управление ведётся не по полной функции.
Совокупность судебной, исполнительной, законодательной, иде­ологической власти не обеспечивает осуществления полной функции управления в жизни общества. Из этого следует, что, если никто из руководства общества, не говоря уж о большинстве его членов, не может вразумительно рассказать о концептуальной власти в этом обществе, о её деятельности, то такое общество НЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО И РЕАЛЬНЫМ СУВЕРЕНИТЕТОМ НЕ ОБЛАДАЕТ. Реальный суверенитет — контроль над всеми контурами общественного управления, что невозможно без устойчивого в преемственности поколений предиктора-корректора концептуальной власти.
*                 *
*
Соответственно, если носители концептуальной власти, пусть даже и ограниченной исторически достигнутым в развитии культуры их личностным миропониманием, живут в народе, то никакой собственный толпо-“элитаризм” как выражение претензий одних персон на превосходство над другими и согласие других на то, чтобы быть униженными в этой иерархии личностных взаимоотношений, невозможен. Если кто-то и рыпнется превознестись над другими, то носители концептуальной власти поставят его на место вплоть до того, что «сольют» в изгои или похоронят. Это очевидно всем для кого, слова «полная функция управления», «концептуальная власть» — не пустые слова, а те явления в жизни, которые можно прочувствовать, осознать и освоить.
По существу это означает, что изначальная русская культура и изначальный русский характер возникли в среде, где господствовала ведическая культура, следы и элементы которой культура так называемых «этнических русских» сохранила доныне. Но:
Русская культура изначально и в её историческом развитии — как таковая — это не разновидность ведической культуры именно вследствие открытости социальной функции концептуальной власти для всех членов общества, кто способен потрудиться, чтобы овладеть ею и пользоваться концептуальной властью в интересах всех, не злоупотребляя высшей внутрисоциальной властью и способами её осуществления.
Но как именно началась русификация славян — это загадка истории. Было ли это результатом того, что сформированное славянским расселением по Восточно-Европейской равнине «антенное поле» изменило их мироощущение и миропонимание[58], либо имело место прямое воздействие Свыше — мы определённо сказать не можем. Но в результате на Восточно-Европейской равнине на преимущественно славянской этнической основе возникла доисторическая Русская — изначально многонациональная — цивилизация.
*        *        *
Доисторическая цивилизация изначальной Руси самоуправлялась на основе:
единства культуры, включавшей в себя:
Ø открытость концептуальной власти = жреческих функций всем, кто мог их освоить;
Ø общинную этику, единую для всех членов общества, в которой не обладавшие жреческой властью в силу осо­бен­ностей своего личностного развития, признавали власть жрецов по факту осуществления ими общественно полезной деятельности.
*                 *
*
Это было очень эффективное для своего времени самоуправление. Родоплеменное своеобразие в этой культуре было, но обособление родов и племён, переходящее в систематические конфликты из-за территорий и притязаний на власть одних родо-пле­менных групп над другими, не было.
Иначе невозможно понять, как в эпоху, когда не было централизованного государства, были построены и функционировали в качестве стратегических оборонительных сооружений так называемые «Змиевы валы»[59]. Выявленная выше управленчески-алго­рит­мическая специфика русской культуры объясняет это[60], и они являются вещественным памятником управленческой эффективности особой культуры доисторической цивилизации изначальной Руси, не нуждавшейся в “элитарной” государственности.
Новгородская и Киевская Русь, где в конце первого тысячелетия нашей эры произходило становление “элитарной” моноцентричной государственности, которая в своём историческом развитии превратилась в “элитарную” государственность современной нам Российской Федерации, образовались в ходе кризиса и распада этой этнически преимущественно славянскойкультурно русской изначально многонациональной цивилизации, будучи её периферией.

3.7. Преображение Руси
через многовековой кризис

По сути мы утверждаем, что:
 1.    Выявленные и описанные выше принципы организации общественного самоуправления, на основе которых сложилась цивилизационная общность многих народов — Русь изначальная, эффективнее и обеспечивают большую безопасность поддерживающих их индивидов и общества, нежели принципы, положенные в основу организации управления в иных культурах, и прежде всего — в ведической (знахарской) и библейской, как наиболее зловредной её разновидности.
 2.    Переход к ним в глобальных масштабах — эквивалентен преодолению нынешнего глобального кризиса развития человечества на основе толпо-“элитарной” культуры и по сути представляет собой воплощение в жизнь идеалов, выраженных в Откровениях, Свыше данных всему человечеству через Христа и Мухаммада.
Но история изначальной Руси и сложившейся на её исторической основе России последнего тысячелетия такова, что неизбежны вопросы: Если принципы русского цивилизационного строительства  более эффективны, то:
·    почему Русь изначальная впала в кризис?
·    почему возникли княжеские усобицы?
·    почему было монголо-татарское иго[61], в котором и сложилось государство — централизованное (единоцентричное), хотя и многонациональное — под властью которого мы и живём на протяжении последних примерно пятисот лет (с момента взятия Казани Иваном Грозным в 1552 г.) при всех его болезненных «мета­мор­фо­зах»?
*                 *
*
Однако, невозможно не то, что дать ответы на эти вопросы, но выявить принципы организации самоуправления общества в русской цивилизации (и соответственно — поставить эти и другие вопросы о её прошлом и о будущей судьбе), если не владеть жизненной диалектикой познания, достаточно общей теорией управления, и не понимать, что человечество — суперсистема в объемлющих её суперсистемах биосферы Земли и Космоса, которая также является объемлющей по отношению к вложенным в неё суперсистемам, сложившимся на основе своеобразия каждой из культур народов и этнических диаспор, составляющих человечество; а также если не понимать, что представляет собой общественное явление, названное нами ещё в конце 1980‑х гг. — «концептуальная власть».
Однако освещение всей затронутой в настоящей записке проблематики может помочь в освоении диалектики и ДОТУ и — соответственно — концептуальной власти.
————————
В жизни общества никакие принципы не работают сами по себе, помимо деятельности и бездеятельности людей, это общество составляющих.
И причины кризиса Руси изначальной:
·    не в её принципах организации самоуправления общества и цивилизационного строительства,
·    а в том, что древнерусское жречество — носители концептуальной власти — на протяжении многих поколений оказывались персонально не состоятельны в заблаговременном выявлении и разрешении некоторых проблем русской цивилизации — как внутренних, так и в её взаимодействии с соседями.
————————
Причины кризиса носили чисто личностно-психический характер, который выразился статистически именно как кризис цивилизационного строительства и развития культуры, из которого без внешнего воздействия Русь изначальная оказалась не способной выйти сама. Все люди, включая и тех, кто впоследствии становились в ней жрецами, рождались, росли и личностно развивались в лоне культуры, которая обладала определённой спецификой в аспекте воспроизводства статистики распределения населения по типам строя психики, мироощущения, мировоззрения, миропонимания.
Миропонимание, которое господствовало на Руси, представляло собой противоестественную смесь, в которую в психике одних и тех же людей в разном составе и организации взаимосвязей входили:
·    язычество в единобожии Бога Творца и Вседержителя —  в том смысле, что поток жизненных событий в личностной религии человека и Бога интерпретируется как диалог Бога и людей на языке жизненных обстоятельств, обладающих определённой адресаций и смыслом;
·    ведическое многобожие, в котором обожествлялись как стихийные силы Мироздания, так и легендарные предки;
·    идолопоклонство, частично собственного производства, а частично унаследованное от культур, которые оказались в полосе миграции из Арктиды на юг, и носители которых влились в цивилизацию Руси изначальной;
·    магия:
Ø как естественно-личностная, обусловленная биологией человека и его личностным развитием (биополя как совокупность общеприродных полей — материальны, способны ко взаимодействию с другими видами материи, несут информацию, поэтому, излучая и воспринимая поля своим организмом, человек способен оказывать осмысленно-целесообразное воздействие на течение событий не-меха­ни­ческим и не текстуально-повествовательным способом);
Ø так и ритуальная (в ней человек обращается и к эгрегорам, подменяя ими Бога, и другим полевым сущностям, вступая с ними в сделки на предмет выполнения этими полевыми сущностями желаний человека). Составляющими ритуальной магии являются и всевозможные жертвоприношения — от «безобидных» ленточек священным деревьям и камням, до культового человекоубийства под теми или иными предлогами.
Из всего перечисленного выше для человека и человечества нормально язычество в единобожии Бога Творца и Вседержителя и естественно-личностная магия. Всё остальное — чуждо нормальной для человеческого общества культуре и представляет собой различные отклонения от сути Человека.
Однако, присутствуя в культуре общества и психике представителей жречества персонально, паразитические составляющие древней культуры ограничивали дееспособность жречества в заблаговременном выявлении и разрешении проблем развития цивилизации Руси изначальной во всех его аспектах. То есть:
Жречество древней Руси были отчасти зомбировано как личностно, так и как социальная группа названными выше паразитическими составляющими исторически сложившейся культуры Руси изначальной.
И если даже представители жречества были в каких-то аспектах их деятельности зомби, не способными выявить и переосмыслить паразитические составляющие в культуре своего времени, то это — основание для того, чтобы предполагать, что культура Руси изначальной в целом была такова, что на её основе люди в большинстве своём в их личностном развитии достигали типа строя психики «зомби», а те два качественно разнородных меньшинства, которые достигали демонического типа строя психики и человечного типа строя психики, не могли быть удовлетворены образом жизни своего общества.
Кроме того и в те времена люди путешествовали не только по торговой надобности[62], а за тем, чтобы свет и людей посмотреть и себя показать.
Т.е. общение представителей разных культур было и в те времена, и было взаимопроникновение культур друг в друга как в аспекте переноса знаний и навыков, так и в аспекте переноса вещественных произведений культуры.
Однако для большинства населения Руси изначальной та культура, в которой они жили была традиционной и потому входила в их психику в качестве автоматизмов поведения, а сознание их было занято другими сторонами жизни и им не было в подавляющем большинстве дела до выявления и сопоставления друг с другом организационных принципов жизни разных обществ. Своё для многих было лучшим потому, что оно своё, а не потому, что организационные принципы других культур несли те или иные неприемлемые для них результаты.
А бездумно автоматически цепляясь за исторически сложившуюся традицию, не понимая накопленных в ней ошибок и достижений, невозможно отвечать вызовам времени.
Кроме того надо понимать, что носители типов строя психики животного и «зомби» наименее эффективны в качестве управленцев[63]. Поскольку общины в целом были заинтересованы в качественном управлении, то к руководству повседневными делами общин приходили наименее зомбированные из числа общинников люди. То же касается и формирования древнерусского жречества.
Безусловно, что и те, и другие чувствовали в некоторых образах своё отличие от остальных общинников. Видели они и взаимопроникновение разных культур друг в друга.
И для носителей демонического типа строя психики, которые:
·    становились руководителями общин, рабочих артелей и военных дружин, а также осваивали и жреческую деятельность, было ощутимо и понятно (вне зависимости от того, какой терминологией они пользовались), что толпо-“элитарная” организация жизни, чуждая Руси, для управленцев — объективно отличающихся от остального общества в аспекте организации их психики — более предпочтительна, поскольку трудиться управленцам приходится меньше, уровень личной безопасности выше, производственная отдача толпо-“элитар­ного” уклада (за счёт какого ни на есть технико-техноло­ги­ческого прогресса) и его особая отдача для “элиты” — в целом выше, нежели у общинного уклада вообще, и русского, в частности при количественном преобладании в обществе нечеловечных типов строя психики.
·    для тех же носителей демонического типа строя психики, которые осваивали жреческую деятельность, вследствие их обособления от Бога, не было принципиальной разницы в том, какая эгрегориальная система с каким информационно-алго­ритмическим наполнением является источником и средством осуществления их власти.
Поэтому и те (князья, кшатрии-администраторы), и другие (жрецы-знахари, брахманы), были отзывчивы к тому, чтобы перенять и внедрить культурные наработки соседей, которые жили в толпо-“элитарном” укладе, который естественным для него порядком порождает “элитарную” государственность как систему профессионального управления на основе тех или иных принципов выделения правящей социальной “элиты”[64].
Носители человечного типа строя психики в том обществе тоже были, но они были малочисленны, и кроме того, та культура миропонимания, в лоне которой жило общество Руси изначальной, — не адекватна человечному типу строя психики и язычеству в единобожии Бога Творца и Вседержителя[65].
Поэтому поток деятельности носителей человечного типа строя психики не смог воспрепятствовать вхождению Руси в кризис. Однако он тоже имел место и остался в памяти народной.
*         *         *

Пояснение:
Предсказание волхва Олегу “вещему”
и его издревле-стратегический политико-исторический смысл

Как известно, после призвания братьев-варягов во главе с Рюриком (в 862 году) на княжение в Великом Новгороде, после смерти Рюрика некоторое время опекуном его наследника — малолетнего князя Игоря — был Олег[66], за которым в истории закрепилось прозвище «Вещий». И историки признают особый вклад Олега в становление государственности на Руси как системы управления на профессиональной основе делами общества в целом и на местах — государственности “элитарной”.
Но наряду с признанием вклада Олега, летописи сообщают, что некий волхв предсказал ему гибель от его коня конкретно. Выслушав предсказание, Олег (который по отношению к этому предсказанию вещим не оказался) — приказал сменить коня, а своего бывшего коня пасти, заботиться о нём и не утруждать работой. Повеление князя-регента было исполнено. И спустя какое-то время Олегу доложили, что его конь сдох. Олег посмеялся и над предсказанием, и над волхвом. А ещё через некоторое время Олег решил посмотреть на кости коня, возможно потому, что какие-то воспоминания, связанные с конём, были для него значимы. Останки коня, лежавшие в поле, Олегу показали, и когда князь опёрся ногой на череп коня, из черепа выползла змея, которая укусила Олега, в результате чего он и скончался.
В XIX веке А.С.Пушкин придал этому эпизоду древней истории практически общенародную известность, написав стихотворение “Песнь о вещем Олеге” (1822 г.), которое на протяжении более чем столетия входит во все школьные учебники русского языка и литературы[67].
И когда учитель объясняет школьнику значение слова «вещий», то многие школьники задаются вопросом, смысл которого можно выразить словами: А как же «вещий» Олег вляпался в этот алгоритм самоликвидации?
Ответа на этот вопрос ни историки, ни литературоведы не дают.
В действительности же это предсказание и было выражением деятельности одного из жрецов древней Руси, который был носителем человечного типа строя психики. Исторический эпизод, частью которого является предсказание волхва Олегу, — тот случай, когда в малом выражается великое, — если пользоваться терминологией герметистов.
Олег — получил прозвище «вещий» не безпричинно, то есть он действительно что-то провидел в будущем, но он был — ДЕМОНИЧЕСКИ-вещим. Именно вследствие своего демонизма, он и не воспринял предсказание волхва в качестве предостережения, а посмеялся над ним, но всё же из суеверия решил предпринять меры к тому, чтобы избежать воплощения предсказания в жизнь, вместо того, чтобы переосмыслить свои прошлые дела и намерения на будущее и изменить себя самого.
Именно вследствие этого он и не смог выйти из алгоритмики самоликвидации, в которой жил и на что ему прямо указал волхв, вследствие чего предсказание в отношении него персонально и исполнилось автоматически. Другой демон — В.С.Высоцкий тоже не понял этого алгоритма и его нравственно-этической обусловленности, а потому, извратив пушкинский сюжет, осмеял и Олега, и волхва в одной из своих песен. Но в кругах демонической “элиты” советского застойного общества он своею песней алгоритм её самоликвидации активизировал и энергетически подкачал, за что ему в общем-то можно сказать спасибо.
Но для понимания не персонального аспекта этого предсказания — программы дальнейшего развития Руси, — надо вспомнить, что в иносказаниях толпо-“элитарной” культуры власть уподобляется всаднику, а остальное общество — коню. Поскольку речь идёт не о власти вообще, а о власти “элитарной”, то в этой системе метафор “элита” — всадник, а остальная толпа — конь. Именно этот смысл выражают все конные статуи правителей во всём мире[68].
Соответственно в масштабе не персональном (в нём предсказание волхва давно уже исполнилось), а в масштабе истории общества предсказание волхва Олегу может быть выражено не иносказательно, а прямо так: Олег, “элита” на Руси, власти которой ты положил начало, примет смерть от толпы, над которой она пытается властвовать.
А реальное исполнение пророчества в отношении Олега персонально — раскрыло некоторые умолчания волхва, которые можно выразить так: Толпа тоже уйдёт в историческое небытиё (конь, отгуляв ему отпущенное, сдох, когда Олег ещё здравствовал), но “элиту” убьёт не толпа, как таковая, а некая ядовитая «зме­юка».
Последнее обстоятельство также нуждается в раскрытии своей символичности: Змеюка, пожирающая свой хвост, — один из главных символов масонства. В рассматриваемом случае выползает она из интеллектуально мёртвой головы толпы, т.е.  из самой же “элиты, которая претендует на то, чтобы быть главой народа в толпо-“элитарной” культуре.
И эта жидомасонская «змеюка» на протяжении истории уже не один раз кусала россионскую “элиту”. Если не вдаваться в закулисную предъисторию смуты начала XVII века, а затронуть только последние два века, то:
·    Половина проходивших по делу декабристов были масоны — представители самодовольно-самонадеянной правящей “элиты”.
·    “Элитарно”-масонский заговор вверг Российскую империю в первую мировую войну ХХ века, в ходе которой саботаж масонствующей “элиты” создал предпосылки к пуримско-фев­раль­скому государственному перевороту 1917 г.[69]
·    Все, кроме одного из членов Временного правительства первого состава, пришедшего в результате этого переворота к государственной власти, были масонами.
·    Но был и заговор в заговоре, в результате чего буржуазно-масонский режим сменился марксистско-масонским, воплотившим архитектуру структуры системы масонских лож в структуру партийно-государственного аппарата власти в СССР.
·    СССР рухнул при содействии масонствующей и примасоненной (на основе общности нравов и миропонимания) “элиты” советского общества.
Это ли не доказательство того, что жидомасонская «змеюка» кусает себя за свой хвост?
И если рассматривать предсказание волхва “вещему” Олегу с позиций толпо-“эли­тар­ной” культуры, то будущее безпросветно — «народ гибнет», о чём день и ночь сегодня кричат все средства массой информации — как сказал В.О.Ключевский: «Черви на народном теле: тело худеет — паразиты волнуются».
Но народ — это не простонародная толпа + “элита” (по организации своей коллективной психики “элита” — тоже толпа, но более прикормленная, чем простонародье).
Волхв, выдав предсказание “вещему” Олегу, тем самым запустил в действие алгоритм общественного развития Руси — объемлющий по отношению к тому предсказанию, которое было выдано персонально Олегу “вещему” как одному из вождей и родоначальников “элиты”, претендовавшей на свою исключительную власть над обществом. И этот алгоритм, локализованный в пределах цивилизации Руси изначальной, имел и имеет поддержку Свыше в глобальной алгоритмике развития нынешней цивилизации человечества.
Во-первых, в самом начале кризиса Руси изначальной народу другого региона Земли был ниспослан Коран, социология которого идентична принципам организации самоуправления общества в Русской многонациональной цивилизации[70].
Во-вторых, уже в ходе кризиса Руси, некоторые из народов, которым предстояло в будущей истории войти в её состав, приняли ислам[71], вследствие чего Коран стал достоянием культуры Русской многонациональной цивилизации.
Кроме того, и — это главное — на протяжении всей истории преодоления Русью кризиса её жрецы (не как сословие «духовных», а как личности) жили в народе, не деградировали в знахарство, продолжали быть активными, концептуально властными и работали на алгоритм преображения Руси изначальной в будущую многонациональную Русь глобальную.
Их жизненную позицию выразил А.С.Пушкин словами «Песни о “вещем” Олеге», которая по сути своей является “Песней-намёком о Святорусском  жречестве”:
Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен,
Правдив и свободен их вещий язык 
И с Волей Небесною дружен[72]
Если понимать, что такое концептуальная власть, то можно увидеть, что признание этого факта засвидетельствовано и в “элитарной” культуре Российской империи. Один из афоризмов историка В.О.Ключевского — конец XIX века — гласит: “В России центр на периферии”: т.е. столица де-юре в каких-то обстоятельствах менее властна, чем простолюдин с периферии[73]. Это замечание — о сохранении на Руси в народе концептуальной властности более, чем тысячелетие спустя после выдачи предсказания Олегу “вещему”.
В ХХ веке это выразилось в явлении большевизма и концептуальной властности И.В.Сталина, а также многих простых партийных и безпартийных большевиков. И сам факт того, что Вы читаете этот текст на русском языке и Концепция общественной безопасности в целом также выражена современным русским языком, — ещё одно подтверждение этому.
Но в настоящем и в перспективе динамика соотношения смертность / рождаемость и статистика продолжительности жизни в процессе преображения русской многонациональной региональной цивилизации обусловлена субъективно — осмысленным отношением людей 1) к жизни общества и 2) к разрешению своими усилиями в Божьем водительстве как своей личностной проблематики, так и проблематики России и человечества в целом.
*                   *
*
Но вернёмся в древность. Носители человечного типа строя психики — жрецы де-факто — воспрепятствовать вхождению Руси в кризис более чем тысячелетнего процесса перемалывания и изкоренения толпо-“элитаризма” не смогли. В результате этого в эпоху, которая охватывает период времени, начавшийся несколько ранее призвания Рюрика (862 г.) и закончившийся повсеместным насаждением интеллектуально-духов­ной полиции в виде иерархии византийской церкви после крещения Руси (988 г.), произошло следующее:
·    князья и бояре, — если говорить современным языком, управленцы-практики, — которые до этого служили общинам, будучи их членами или будучи социальной группой общецивилизационной значимости (аналогично тому, как такой группой было жречество и его составная часть — калики перехожие), вследствие чего меняли место своего жительства и работы соответственно потребностям  цивилизации в целом — кланово обособились от остального общества и “элита­ри­зовались”, словом и делом выражая претензии на власть над другими людьми как орудиями достижения своих целей;
·    жречество в целом (т.е. за исключением малочисленных жрецов де-факто) — если говорить современным языком, управленцы-теоретики, учителя и управленцы-мистики,[74] — “элитаризовавшись”, деградировало в знахарство, которое также корпоративно обособилось от остального общества, включая и княжеско-боярское сословие;
·    к этому времени развились и города как центры ремёсел и торговли[75], в которых спектр трудовой деятельности населения был таков, что в нём было преимущественное место для семейного, а не для общинного уклада, и население которых компактно-общинный уклад вобрать в себя не мог. Города при воспроизводстве в преемственности поколений нечеловечных типов строя психики издревле были и ныне представляют собой инкубаторы индивидуализма как способного к корпоративности, так и обрекающего себя на безпросветное одиночество, что в общем характере жизни цивилизации Руси изначальной тоже способствовало разрушению её жизненного уклада, поскольку изгои — отщепенцы от общин — индивидуалисты находили для себя «экологическую нишу» в городах и переставали быть малочисленной и малозначимой социальной группой.
На следующем этапе некоторая часть знахарей при поддержке некоторой части княжеско-боярского сословия сочла за благо для себя перейти от исторически сложившейся практики управления обществом на основе традиционных для Руси культов многобожия и идолопоклонства к выпасу толпы на основе византийской модификации библейского псевдохристианского культа. Это решение привело к насильственному крещению Руси огнём и мечом княжескими дружинами, подавлению и уничтожению той части знахарского сословия, которая оставалась верна традициям древности.
В этом выразилась концептуальное безвластие “элитаризовав­шихся” как управленцев-практиков (князей и бояр), так и упра­в­ленцев-мистиков (жрецов, и деградировавших в знахарство), которые «легли под Библию».
И в результате началось становление “элитарной” государственности под идеологической властью Библии и византийской традиции её толкования применительно к течению жизни. Так цивилизация Руси изначальной втянулась в проект глобализации на основе библейской доктрины порабощения всех закулисной мафией от имени Бога творца и Вседержителя.
И после того, как традиционные верования были загнаны в подполье и сложилась государственность на основе первоначально корпоративного княжеского права на государственную власть, выяснилось, что княжеское сословие, перейдя от общинной этики — к этике “эли­тарной” на основе преобладания в нём (в княжеском сословии) демонического типа строя психики, оказалось неспособным управлять Русью как целостной социальной системой.
Также оказалось, что:
·    княжеское сословие не может быть особой общиной;
·    оно плодится и размножается такими темпами, что на всех княжичей управленческой работы, на которую они претендовали на основании искусственно созданного ими же социального “элитарного” статуса, не хватает;
·    князьям-изгоям деваться некуда, поскольку идти в «холопы» к своим же родичам и работать им не хотелось, а не занятых вакансий для паразитов не было.
Вследствие этого и начались княжеские усобицы в борьбе князей за власть над людьми как объектами, на труде и жизни которых возможно паразитировать под прикрытием той или иной идеологии, возбуждения в людях страха, применения против них жестокости и грубой силы. И спустя исторически непродолжительное время автор “Слова о полку Игореве, Игоря Святославича, внука Ольгова”[76] с горечью свидетельствовал:
«Затихла борьба князей с погаными, ибо сказал брат брату: “Это моё, и то моё же”. И стали князья про малое “это великое” молвить и сами себе беды ковать, а поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую»[77].
По традиционной хронологии время написания “Слова о полку Игореве” относят к 1187 — 1188 гг., т.е. спустя ровно 200 лет после крещения и приблизительно за полвека до Батыева нашествия 1237 г. С 1238 г. — именно вследствие управленческой несостоятельности возродившейся “элиты” — пережитка (а равно и пере-жид-ка) ведической культуры на Руси началась эпоха, известная как монголо-татарское «иго». Вне зависимости от того, правы ли историки-традиционалисты (считающие иго иноземным) либо их оппоненты (считающие иго по сути борьбой великого князя за централизацию государственной власти), но объективно исторически именно в эту эпоху произходила дальнейшая централизация и “элитаризация” государственной власти, которая завершилась тем, что Иван Грозный из великого князя Московского превратился в царя (цезаря, по сути императора) — государя, а все прочие стали «холопами государевыми», а государство стало унитарным (единым) и единоцентричным.
Со сменой династии Малкиных-Рюриковичей на династию Романовых[78] никаких принципиальных нравственно-этических изменений не произошло. И в этой системе внутриобщественных отношений всем было не очень-то уютно: простонародье было обращено в рабов — введением и усилением крепостного права, а должность государя-императора стала одной из наиболее опасных для жизни и здоровья.
И на всём протяжении истории следовали народные бунты против государственной власти[79], а народ — неся выработанную в эпоху Руси изначальной этику человеческого общежития если не как реальную жизненную практику, то как идеал, — разбегался в разные стороны из-под власти государства, а государство на протяжении веков иногда поддерживало эту экспансию, а иногда постфактум простирало свою “элитарную” власть туда, где начинали жить его русскоязычные подданные — русский стал языком имперского управления в целом[80].
Т.е. история свидетельствует о том, что:
На Руси именно толпо-“элитаризм” и “элитарная” государственность на протяжении всей истории последнего тысячелетия демонстрируют свою управленческую неэффективность вплоть до полной несостоятельности, которая выражается во многократных «метаморфозах» государственности в ходе очередных кризисов.
Из кризисов же не “элитарную” государственность, а Русскую многонациональную цивилизацию выносят именно принципы организации самоуправления общества, на которых была основана жизнь Руси изначальной. И именно они неизкоренимы в её культуре и пробиваются в жизнь через всё наносное на протяжении всего прошлого тысячелетия, расширяя при этом границы распространения культуры, несущей эти принципы. То есть:
Даже в условиях более чем тысячелетнего концептуального двоевластия на Руси, при воспроизводстве культурой нечеловечных типов строя психики, именно русскость и демонстрирует свою управленческую наивысшую эффективность и победоносность.
Ответ на вопрос: “В чём состоят пути выхода из кризиса?” — читателю должен быть ясен из вышеизложенного:
·    Если в культуре Руси изначальной устойчиво из поколения в поколение воспроизводился преимущественно тип строя психики «зомби», водительствуемых Русским духом, когда они пребывали в настроении, позволяющим войти в Русский дух,
·    то теперь и в обозримой перспективе люди сами будут целенаправленно переходить к человечному типу строя психики, обретая богоначальное мозаичное мировоззрение и миропонимание[81], и, воспитывая в себе самообладание, будут вбирать в свою личностную психику информационно-алгоритми­чес­кую полноту Русского духа и интегрировать в неё жизненно состоятельные наработки других культур (включая ведическую (знахарскую) и библейскую как её разновидность).
Именно в этом процессе состоится преображение нынешней цивилизации в человечность, устойчиво живущую и развивающуюся в Богодержавии в преемственности поколений. Но поскольку “элита” самодовольна и самонадеянна, то эта разновидность толпы (множества людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету) исчезнет последней — двумя путями:
·    одни одумаются и перейдут к человечному типу строя психики;
·    другие самоликвидируются физически, в силу нежизнеспособности “элитаризма”, лишившегося объекта паразитирования.
Т.е. произойдёт возвращение в культуру всего того, чему действительно учил своих современников по плоти Христос:
«Закон и пророки[82] до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него (Лука, 16:16). Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам (Матфей, 6:33). Ибо го­во­рю вам, ес­ли пра­вед­ность ва­ша не пре­взой­дёт пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фа­ри­се­ев, то вы не вой­дё­те в Цар­ст­во Божие (Мат­фей, 5:20[83])».
«Вы знаете, что князья народов господ­ствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Челове­ческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матфей, 20:25 — 28).
А это и есть русскость. Т.е. этика, на основе которой жила компактная община в Руси изначальной, и принципы цивилизационного строительства Руси, при достижении людьми разных национальностей человечного типа строя психики — должны обрести ранг общечеловеческих в глобальных масштабах.

Послесловие

Возможно, что написанное выше поможет читателю освоить ДОТУ. Т.е. теперь надо переходить к чтению постановочных материалов учебного курса “Достаточно общая теория управления” и работы “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.
Тем, кто не согласен с изложенным и кто хотя бы для себя желает опровергнуть сказанное, следует:
·    не выставлять какие-то тексты и компиляции текстов в качестве доводов «против», поскольку археология имеет дело только с вещественными артефактами, а одни и те же технологии и схожие артефакты могут производится в культурах с разным распределением населения по типам строя психики и разной динамикой и направленностью изменения этой статистики;
·    выбраться в массив леса на Восточно-Европейской равнине (например в Брянские леса) или в массив сибирской тайги, и уже там:
Ø освободить сознание от потока суеты повседневной жизни в нынешней цивилизации (для этого надо хотя бы пару ночей поспать в лесу в палатке),
Ø разслабиться и разкрепоститься, не утратив самообладания (человек — это свобода[84] и воля[85]: нет воли — нет и свободы, нет и человека), стать элементом «антенного поля» Руси — прочувствовать всё, что будет доступно,

Ø и, не забывая о Боге (а равно не призывая бесов), воспринять информацию по избранной тематике непосредственно из Жизни — прошлой и вариантах будущей.
Практика — критерий истины.
Внутренний Предиктор СССР
7 — 29 июня 2005 г.
Уточнения:
30 июня — 1 июля 2005 г.
7 августа 2005 г.
 

 



[1] Рус, Чех, Лях — приблизительно III в. н.э. по традиционной хронологии. В другом варианте звучания Лях — Лех. Жили-были Чех, Лех и Рус, братья-славяне. Отправился Чех на юг, Рус на восток, а Лех — на месте остался, поскольку в районе нынешней Познани Леху, повстречался белый орёл, который вил гнездо, что было воспринято им в качестве знамения. Память об этом орле выразилась впоследствии в гербе Польши.
[2] Отсюда древний этноним в форме отчества — «русичи».
[3] Так троцкизм как специфическое личностное и коллективно психическое явление прослеживается в истории задолго до того, как его марксистская ветвь получила название по псевдониму одного из наиболее ярких его представителей.
[4] Начало первой мировой войны ХХ века, войны антирусской прежде всего, именно в 1914 г. — символический ответ на годовщину разгрома Россией объединённой Наполеоном Европы и вступления русских войск в Париж  30 марта 1814 г.
[5] Об этом аспекте глобальной политики в отношении Руси в своей книге “Народная монархия” И.Л.Солоневич писал так:
«Русскую “душу” никто не изучал по её конкретным поступкам, делам и деяниям. Её изучали “по образцам русской литературы”. Если из этой литературы отбросить такую — совершенную уж вопиющую ерунду — как горьковские “тараканьи странствования”, то остаётся всё-таки действительно великая русская литература — литература Пушкина, Достоевского, Тургенева, Чехова и: если уж хотите, то даже и Зощенко. Вопрос только: что именно отображали все они — от Пушкина до Зощенко? <…> Таким образом, в представлении иностранцев о России создалась довольно стройная картина. Она была основана документально — со ссылкой на русские же “авторитеты”. Она была выдержана логически: из этих ссылок были сделаны совершенно логические выводы. <…> Строится миф. Миф облекается в бумажные одеяния из цитат. Миф манит. Потом он сталкивается с реальностью — и от мифа остаются только клочки бумаги, густо пропитанные кровью.
Настоящая реальность таинственной русской души — её доминанта — заключается в государственном инстинкте русского народа, или, что почти одно и то же, в инстинкте его общежития» (часть вторая “Дух народа”: “Кривое зеркало”).
—————
Что касается упомянутых И.Л.Солоневичем русских писателей, то в русской литературе нет «положительного героя», которому можно было бы подражать. Писатели показывали большей частью тупиковые пути личностного развития, на которые никому ступать не следует.
Если же говорить о доминанте русской души, которую И.Л.Соло­невич охарактеризовал словами «государственный инстинкт русского народа, или, что почти одно и то же, в инстинкт его общежития», — то это не инстинкт в биологическом смысле слова, а сознательно и и безсознательное следование предопределению Божиему судьбы Руси, которое гораздо шире, нежели исторически преходящие особенности государственности как одной из составляющих культуры, поскольку предопределение судьбы включает в себя миссию глобального цивилизационного строительства по Правде Божией.
В материалах КОБ о мифотворчестве и роли мифов в истории и политике см. аналитическую записку ВП СССР из серии «О текущем моменте» № 7 (43) 2005 г. “О механизме власти мифов над историко-политической реальностью”.
[6] В данном случае под городом понимается поселение, являющееся центром торговли и ремесёл, которые и являются основным источником пропитания и жизнеобустройства для большей части населения города. Сельскохозяйственная деятельность, рыбные и лесные промыслы, хотя и могут быть делом жизни некоторой части населения города, но всё же издревле не характеризуют городской жизненный уклад (как курьёз: ещё в первой половине ХХ века в городах России встречались исторически устоявшиеся названия улиц типа «Выгонная» — поскольку по ней скот горожан выгоняли на пастбище; «Луговая» — поскольку выходила на луг или по одну её сторону были дома, а по другую — луг).
[7] Природно-географический детерминизм — название класса социологических теорий, согласно которым природно-географические условия оказывают главное и решающее непосредственное воздействие на формирование культуры общества и психики его членов.
[8] Ещё 500 лет тому назад во времена великого стояния на Угре, Угра при впадении в Оку был шириной около 200 метров (сейчас от силы 20 — 30). Ока в этих же краях была шириной около 400 — 500 метров, а её старая пойма (заливаемая тогда во время весенних разливов) — сейчас заросла мелколесьем или застроена — достигала ширины 1,5 — 2 километров. В третьей четверти ХХ века только самые сильные весенние разливы выходили за пределы старого русла и «лизали» прибрежную часть старой поймы; в конце ХХ — начале ХXI века таких разливов не бывает, и кустарником и мелколесьем зарастает пойма XIX — середины ХХ веков. Т.е. сама природа России хранит следы своего прошлого, хотя многие этого не замечают, а замечая, — не понимают.
[9] За дорогами надо следить и поддерживать их в пригодном для пользования состоянии, что требует определённых затрат материальных и трудовых ресурсов, которые должны давать признаваемую обществом полезную отдачу. О коммерческой эффективности в отсутствии кредитно-финансовой системы с банковским счетоводством и госбюджетом в то время говорить не приходится, но статистика оценки людьми, составляющими общество, полезности или безполезности того или иного определённого труда (тем более труда, требующего коллективных продолжительных или систематически-ежегодных усилий) вырабатывалась и выражалась в жизни, отметая всё общественно безполезное.
[10] Пояса засечных лесов вокруг Москвы, в которых была запрещена хозяйственная деятельность и где устраивались ложные дороги, ведущие в засады и ловушки-лабиринты, утратили своё стратегически оборонительное значение только в XVI веке. И эта система обороны представляла собой если не прямое наследие прошлых эпох, то давала общее представление о том, как выглядел ландшафт в эпоху до появления государства.
[11] Выбирался участок леса, на нём выжигалось всё дотла. Потом очищенное место распахивалось и засевалось. На протяжении нескольких последующих лет урожаи зерновых на удобрённой золой земле были высокие, к тому же пал уничтожал семена сорняков. Когда урожаи начинали падать, то прежний участок оставляли, и он снова зарастал лесом, и создавали новый участок под пахоту.
[12] И неизбежно целесообразного с военной точки зрения их разорения и истребления для того, чтобы они не скоро могли быстро оправиться от набега и нагрянуть с ответным не менее разорительным визитом.
[13] В этом отношении условия жизни на Восточно-Европейской равнине контрастировали с условиями жизни в Скандинавии, где отдача военного похода за море была гарантировано выше, нежели отдача собственной хозяйственной деятельности в регионе проживания. Как следствие — викинги-норманы — бич и пугало всей средневековой Европы. В этой культуре, пока молодые здоровые мужчины пребывают в продолжительном военном походе, дома требуется некоторое количество рабов для помощи по хозяйству женщинам и старикам.
[14] Поскольку трудовой деятельностью рабов надо управлять директивно адресно-персонально, а компактно проживающая община ограничена естественно биологическими факторами в пороговой численности совместно живущих и работающих людей, по превышении которой кризис управления в ней неизбежен, о чём речь пойдёт далее в разделе 3.4.
[15] Уклад жизни и максимально возможное количество населения, которое при определённом укладе территория может прокормить и обустроить, — взаимосвязаны.
[16] Те, кто знаком с фотоискусством, знают, что фотографическое изображение, напечатанное с кадра плёночного фотоаппарата размером 24×36 мм, по количеству мелких деталей и их прорисовке (при композиционной идентичности обоих кадров) всегда проигрывает фотографии, сделанной широкоплёночным аппаратом с форматом кадра 60×60 мм, и тем более — негативу на пластинке (или плоской плёнке) форматом 18×24 см при одинаковой разрешающей способности объективов фотоаппаратов.
[17] От тех случаев, когда они не реализовывались на биологической основе, идёт идиома «не знал ни сном, ни духом». Мы же живём в такой культуре, что когда эти потребности реализуются на биологической основе самого человека, то многие изумляются этому как какому-то сверхъестественному чуду.
[18] Что-то аналогичное могло бы возникнуть в Северной Америке, но не возникло. Почему? — вопрос особый, для ответа на который надо изучать легенды североамериканских индейцев и воспринять в себя всю ту прошлую действительность жизни на Северо-Американском континенте, что стоит за повествованиями дошедших до наших дней издревле индейских сказаний.
[19] Взгляните на карту и прикиньте, сколько Англий поместится на Восточно-Европейской равнине? Из регионов становления древних цивилизаций по размерам с нею сопоставимы только:
·   Китай, но в нём более разнообразные природно-географические условия, что исключало в древности общность культуры в разных зонах этого региона и, как следствие, — исключало формирование протяжённого биополевого «антенного поля».
·   Древний Египет, вытянувшийся узкой полосой вдоль Нила. Поскольку культура была более или менее однородной на севере и юге, его «антенное поле» по одному из линейных размеров сопоставимо с древнерусским доисторическим, но многократно проигрывало ему по площади (т.е. качество сигнала, которое оно было способно принять могло быть только многократно хуже). К тому же и природно-географические условия там были иные, а безопасность населения в вопросе защиты от соседей могла быть обеспечена только военно-техническим паритетом или превосходством, а не природно-географическими факторами.
[20] Рубежом, разделяющим эпохи «доисторическую» и «истори­чес­кую», является появление не столько календаря, а начало летоисчисления на основе календаря и привязки памятных событий к их реальным датам по принятому летоисчислению. До начала этого процесса истории нет, а её место в культуре занимает эпос. В эпосе же значима составляющая художественного вымысла, вследствие чего в эпосе однородные или в чём-то сходственные события разных эпох могут объединяться в одно эпическое событие, также и эпические персонажи могут представлять собой собирательные образы их реальных жизненных прототипов, живших подчас тоже в разные времена. Кроме того, эпос, представляя собой совокупность тематически своеобразных сказаний во многом изолированных друг от друга сюжетно, может не соблюдать не только хронологии, но и реальной последовательности течения событий, не говоря уж о том, что неблаговидное эпос склонен забывать либо переносить с народа (его носителя эпоса) на исторически реальных, но мифологизированных, или вымышленных врагов.
В отличие от эпоса, история обязывает к точности: когда? — дата; кто? с кем вместе? что именно сделали? А философия истории на этой основе обязывает дать и ответ на вопросы: вследствие чего? для чего (с какими целями)? хорошо это или плохо и в каких аспектах?
[21] Технико-технологический прогресс тогда протекал медленно, и потому его влияние на жизнь и психику людей можно не рассматривать.
[22] Т.е. утверждение о том, что «рабский труд не эффективен», не является универсальным. Иначе бы культура человечества никогда не знала рабовладения. Другое дело, что рабский труд эффективен на основе не всякой технико-технологической базы, и психика не всех индивидов такова, что их удаётся обратить в рабов.
[23] Статистический разброс индивидуальных показателей может быть весьма широким: одним систематическое общение с двумя десятками людей уже в тягость, но не потому, что эти люди им неприятны, а потому, что они не помнят, кто из них, когда и что именно сказал им и сделал, и что они сами кому-либо из них сказали и сделали; а легенды повествуют, что некоторые полководцы древности и исторически недавнего прошлого поимённо знали и различали всех в своей армии численностью в несколько десятков тысяч человек, помня и кое-какие сведения из их биографий.
[24] «Шапочное знакомство» — идиома русского языка, подразумевающая, что люди узнают друг друга при встречах, приветствуют друг друга снятием своих шапок и поклоном, но о жизни друг друга не знают ничего достоверного или мало что знают, вследствие того, что у них нет общих дел ни в труде, ни в отдыхе.
[25] В сюжете сказки “Снегурочка” Мезгирь, вызвавший к себе и отвергший Любовь Купавы из-за того, что пал жертвой страстного желания обладать Снегурочкой, приговаривается к изгнанию.
[26] Рождённый в общине изгой не может не быть подторможен сознанием своей вины перед общиной и родовыми эгрегорами, в которых живёт и община, которой он противопоставил себя, и которая поддерживает родовые эгрегоры, взаимодействующие с общебиосферными эгрегорами в районе конфликта «изгой — община».
[27] Т.е. «импортно-экспортный» обмен особой роли не играет.
[28] Э.Б.Тайлор (английский этнограф второй половины XIX века) в своей книге “Первобытная культура” (М., 1989 г.) сообщает о жизни племён североамериканских индейцев, в культуре которых были ритуально оформленные традиции, направленные на то, чтобы из числа подростков выбрать тех, кто в будущем сможет эффективно осуществлять в племени разнородные по своей сути управленческие функции — шаманов, вождей, знахарей и т.п.
[29] Это касается и военных аспектов, хотя мы их пока не рассматриваем.
[30] Хотя могла временами возникать тирания традиций, утративших адекватность изменившимся обстоятельствам жизни.
[31] Эту составляющую именно женской деятельности в древней Руси хорошо показал А.С.Пушкин в “Русалке”.
[32] В материалах Концепции общественной безопасности об алгоритмике становления личности см. в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.
[33] Однако в этом утверждении есть одно умолчание: по умолчанию предполагается, что и те, и другие живут и действуют в русле общей для них концепции организации жизни общества. Если концепции разные, то для каждой концепции — своя статистика распределения мужчин и женщин по избранным показателям: адекватно предвидеть — адекватно объяснить.
[34] При этом по отношению к тем, кто входит в ядро устойчивости этого эгрегора, всё, что в культурах Востока и Запада выразилось как самураи, ниндзя, монахи-воины, иезуиты, ассасины, участники воинских орденов и братств, “элита” СС и самый крутой спецназ вооружённых сил или спецслужб, — представляет собой что-то подобное детским играм в песочнице в «казаки-разбойники»: конечно, если смотреть по итоговым результатам на эффективность, а не на эффектность действий.
Когда в разрушенной стране «крутой спецназ» ударом ладони проламывает железобетонные плиты, а накачанные верзилы — представители спецназов иных государств — в показательных поединках на встречах по обмену опытом, не понимая, что произходит, валятся как снопы от лёгкого прикосновения, казалось бы не способного свалить даже ребёнка, — это эффектно.
Но когда политики-агрессоры и работающие на них воротилы бизнеса и военачальники врага сами принимают и воплощают в жизнь самоубийственные для их планов решения — это эффективно. Но вопрос: “Почему и под воздействием чего они поступают именно так?” — для большинства не встаёт, даже в среде профессиональных аналитиков. Для понимания этого надо мыслить не только глобально-управ­лен­чески, но и быть в ладу с Промыслом.
[35] Хотя самопожертвование — не является для живущих под его водительством самоцелью, что отличает их от одержимых библейским лжехристианством, которые ищут каждый свою “голгофу” вместо того, чтобы просто жить в русле Промысла.
[36] Такого рода мнения представляют собой признания в атеизме (большей частью не осознаваемые в таковом качестве). Один — действительно мало что может сделать. А один вместе с Богом — может сделать многое. В частности, Коран многократно характеризует Бога как помощника человеку, в частности: «Да! Бог — ваш покровитель. И Он — лучший из помощников!» (3:150); «… довольно в Боге помощника» (4:45).
[37] В высшем внутрисоциальном смысле — подчиняйся выявленной целесообразности развития общества. Т.е. это — иначе выраженное требование концептуальной самодисциплины.
[38] Более обстоятельно об этом аспекте проявления Русского духа в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “О задачах на будущее Концептуальной партии «Единение» и безпартийных приверженцев  Концепции общественной безопасности” главу 6. “«Спецназ» Древней Руси?  — вам и не снилось, что это такое”.
[39] Этого не понимают до сих пор многие. В частности, в России в период крепостного права община была лишена возможности изгнать тех, кто не поддерживает её нормы этики, а столыпинские реформы, не предоставив ей этого права, разрешили выходить из общины единоличникам, что не одно и то же.
[40] Это, в свою очередь, ведёт к возникновению конфликта на уничтожение «изгои — община».
[41] Одна из ярких экранизаций кулачного боя стенка на стенку представлена в фильме Н.С.Михалкова “Сибир­ский цирюльник”.
[42] По свидетельству современника, когда он в первой половине 1930‑х гг. учился в Ленинграде в военной школе (так тогда назывались многие военные училища, выпускники которых получали офицерские звания), один из курсантов их группы в каждое своё увольнение в выходные и праздничные дни отправлялся к одному из традиционных мест «колыбели революции», где собирались любители кулачного боя и дрались стенка на стенку с полным взаимным уважением.
[43] В наши дни эта несомая коллективной психикой общества традиция утратила общественно полезную целесообразность и обрела прежде не свойственные ей в прошлом черты — безпредельную жестокость и безпощадность подростковой и молодёжной преступности.
[44] Одна из шуток Марка-Твена (не дословно, но суть): «Когда мне исполнилось 15 лет, мой отец внезапно поглупел. Но после того, как мне исполнилось 18, разум постепенно начал возвращаться к моему отцу».
[45] Если предъисторию древнерусской культуры историческая наука относит к первым векам нашей эры, то рабовладельческие государства согласно её же данным в других регионах Евразии существовали к этому времени на протяжении нескольких тысячелетий.
[46] Трудозатраты на выпас скота меньше, чем трудозатраты в трудовой жизни в лесу. Поэтому свободные человеческие ресурсы, возникновение которых было неизбежным в результате соотношения рождаемости и смертности, кочевникам было проще реализовать в набегах на соседей, нежели в своей традиционной культуре. А переход к иному способу хозяйствования в тех же регионах требовал высоких технологий и не семейного уклада, которые при кочевом образе жизни в ней самой изобрести было некому. Вследствие этого культуры кочевников — тупик развития, из которого самостоятельный выход оказался исторически реально невозможным.
[47] Морализировать на тему о том, кто прав, кто не прав в тех конфликтах, — ныне неуместно, поскольку та конфликтность была неизбежна при миропонимании представителей каждой из культур и их образе жизни: ни та, ни другая культура объективно исторически ещё не доросла до ощущения и понимания каждым человеком глобального единства всего человечества.
[48] Да не поставят нам в вину любители восточных боевых искусств того, что мы не помним названия этого спортивного снаряда-тренажёра.
[49] Отсюда и повествования древних летописей о том, что в наиболее значимых для судеб Руси сражениях, на стороне русского войска принимало участие и «воинство небесное».
[50] Соответственно получаемые в кулачных боях травмы, типа выбитые зубы, сломанные носы, челюсти, рёбра и т.п., что оставляет на теле неизгладимые следы на всю жизнь, — выражение того неправильного, что было в его поведении в процессе боя. А это неправильное поведение, в свою очередь, было выражением каких-то неправильностей в психике, вследствие чего человек не мог войти в настроение, в котором его вёл и защищал Русский дух.
[51] Мы не будем давать ему формального определения, через перечисление компонент полного набора его информационно-алгоритмических характеристик, ни в этой главе, ни далее, поскольку всё это в оглашения в тексте краткой записки невозможно вместить.
[52] «Access denied» — «В доступе отказано».
Мы поясняем этот термин не при первом, а при последнем его употреблении потому, что хотели, чтобы читатель (если он не очень хорошо владеет английским или компьютерным слэнгом, сложившимся на основе английского) прочувствовал хотя бы отчасти то, что ощущает человек, когда тот или иной эгрегор, в доступности которого для себя он убеждён, — его отвергает без объяснений.
[53] Это к ответу на вопрос: Почему мусульмане и русские в одном государстве жили мирно и слажено на протяжении веков?
Также полезно обратить внимание на то обстоятельство, что ниспослание Корана (VII в. н.э.) имело место именного тогда, когда Русь изначальная подходила в своём культурном развитии к началу кризисной эпохи, либо кризисная эпоха только-только начиналась.
[54] В смысле наличия хотя бы позднейших текстов, повествующих о жизни в прежние времена на основе не сохранившихся оригинальных письменных хроник, написанных по свидетельствам очевидцев событий и самими участниками событий.
[55] Тема триединства материи-информации-меры обстоятельно освещена во многих работах ВП СССР, начиная с “Мёртвой воды”, а также в работах “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “Язык наш: как объективная данность и как культура речи”. Здесь поясним кратко:
Мироздание (Мир) предстаёт как триединство-процесс материи-информации-мhры:
·   в Мироздании всегда есть материя;
·   всем фрагментам Мироздания свойственны образность (извне видимая и внутренне-структурная) и какие-то вибрации, неотъемлемо связанные с предназначением этих фрагментов, с их специфическими функциями в жизни Мироздания, и эти образы и вибрации представляют собой (несут в себе) объективную функционально целесообразную информацию;
·   и во всём есть мhра, обладающая голографическими (или фрак­та­льными) свойствами (т.е. часть содержит в себе всё, необходимое для воспроизведения полноты и целостности Мироздания) и представляющая собой:
Ø по отношению к материи матрицу её возможных состояний и переходов из одного состояния в другие, а
Ø по отношению к информации — всеобъемлющую систему кодирования информации, т.е. общевселенская мhра бытия — носитель объективного жизненного смысла.
Этой объективной данности должна соответствовать и психическая деятельность человека. Правое полушарие головного мозга обеспечивает образное мышление как статическими образами, так и процессами-видéни­ями во внутреннем мире. Левое полушарие обеспечивает дискретное мышление как процесс дискретного, ступенчатого перехода от одних образов и видéний к другим. Иными словами, по отношению к богоначальному мировоззрению триединства материи-информации-мhры правое полушарие ответственно за информацию как таковую, а левое — за мhру. Их согласованная работа обеспечивает сообразную соразмерность. Материальным носителем же всего этого — является биополе человека, его дух, естественно, что взаимосвязанный с вещественным телом (плотью) при жизни человека.
[56] Вектор целей — совокупность целей, которые желательно осуществить, которым присвоены приоритеты значимости в порядке, обратном вынужденному последовательному отказу от каждой из них в случае невозможности осуществить всю совокупность.
[57] В силу принципа дополнительности информации, когда информация, введённая в систему по оглашению, в её деятельности подавляется принципами, введёнными в неё же по умолчанию.
[58] Мы склоняемся к этому мнению, поскольку ни в письменной, ни в устной общедоступных традициях доживших до наших дней, нет воспоминаний об Откровении Свыше.
Единственное исключение — Объединение “Всеясветная грамота” настаивает на том, что за 7500 лет до 1991 г. н.э. (т.е. в 5508 г. до н.э. — «нулевого года в летоисчислении нет, поэтому не в 5509 г. до н.э.) имело место Откровение, в котором и была дана Всеясветная грамота человечеству, ставшему на путь технического развития цивилизации и — как следствие — своего биологического вырождения. Но Всеясветная грамота — не принадлежит к числу субкультур, открытых для освоения всеми, на протяжении последнего тысячелетия.
[59] Большая советская энциклопедия, изд. 3, т. 9, стр. 547 сообщает о Змиевых валах следующее:
«ЗМИЕВЫ ВАЛЫ (ударение на «ы»), народное название древних оборонительных земляных сооружений, проходивших южнее Киева, по обоим берегам Днепра, вдоль его притоков. Название связано с легендой о том, как русские богатыри, победив змия, впрягли его в плуг и вспахали огромные борозды. Остатки Змиевых валóв сохранились по берегам рек Вить, Красная, Стугна, Трубеж, Сула, Рось и др. и достигают местами нескольких десятков километров длины и до 10 метров высоты. Подобные сооружения известны также на Поднестровье (см. также Траяновы валы). Время сооружения Змиевых валов не установлено. Некоторые исследователи считают, что они были возведены земледельческими племенами в 1‑м тысячелетии до н.э. для защиты от скифов. Существует также предположение, что Змиевы валы сооружены в 10 — 11 вв. в Киевском государстве при князе Владимире Святославиче и его преемниках для обороны от печенегов и половцев».
При князе Владимире Святославиче  (956 — 1015) уже во всю полыхали княжеские усобицы. Поэтому, как в условиях усобиц можно было собрать трудовые и продовольственные ресурсы для строительства валов и держать на них, пусть и не на всей их протяжённости, но хотя бы в «укрепрайонах» гарнизоны «сил быстрого реагирования» — это выше нашего понимания. Владимир Святославич — креститель Руси. Крещение имело место в 988 г. и послужило дополнительным стимулом к “эли­тарным” усобицам.
Что касается легенды об их происхождении, то БСЭ в данном вопросе приводит неточную версию. Дело в том, что Змия богатырь как раз и не победил, но в ходе поединка стороны выявили примерное равенство сил. И в передышке поединка змий предложил сговор: поделить Землю пополам, и провести границу владений змия и богатыря. Богатырь предложение как бы принял, выразив согласие, сделал соху громадных размеров, змий впрягся в соху, и они начали пропахивать границу владений. Когда змий от этой пахоты подустал, богатырь предложил не только землю, но и море поделить. Змий согласился, богатырь направил соху в Чёрное море, где обезсиленного Змия и утопил. Ну а Змиевы валы — остатки той борозды (так суть помнится с детства).
В другой версии легенды дело произходило иначе:
«Сказывают, будто во времена древние-незапамятные, егда ещё не все Светлые Боги народились у Сварога-Отца да Лады-Матушки, егда Земля была ещё молода и люди только-только населили её, повадился тогда Змей с людей дань красными девицами брать. Увидал Сварог, что тако Правь Божская нарушается, взял в длань Свой Молот тяжкий, да и хотел, было, Змея того прибить, однако укрылся Змей во своём чертоге. И стал тогда Сварог змеиный чертог Молотом сокрушать. Увидев то, вышел Змей со Сварогом во чисто поле биться-ратиться. Долго ли, коротко бились они, а только повалил Сварог Змея, и хотел уж было сгубить насовсем его Своим Молотом, да только взмолился Змей: “Не бей меня до смерти, Сварог! Бо зрю — сильнее нас с тобой нет никого во всём Всемирьи; разделим же Свет поровну — ты будешь жить в одной половине, а я — в другой”. “Будь по сему, — отвечал Сварог, — для того надобно межу проложить”. Сотворил Сварог во Кузне своей соху во триста пуд, впряг в неё Змея, да и провёл борозду вельми длинную — до самого до виднокрая. “Разделили мы Землю, — речёт Змей, — давай теперь и Море делить. А то скажешь, что я твою воду беру”. Согласился на то Сварог. Выплыл Змей на середину Моря, да и занырнул на самую глубину его. Сколько не ударял Сварог по водной глубине своим Молотом, а так и не смог Змея до смерти изгубить. Змей же донырнул до самого Дна Морского, да и остался там. С тех пор царствует Сварог в Небесной Вышине, а Змей — во Морской Глубине (а ещё рекут, что и в Подземьи тоже).
Борозда же та, кою Сварог проложил, видна и до сей поры, а кто не знает, отчего эта борозда появилась, называют её “валом”... » (приведено по публикации в интернете, адрес по состоянию на июнь 2005 г.:
http://white-traditions.nm.ru/obnovlenie/04nov21/rod_stavr_54.html)
Эта версия, на наш взгляд, печально безперспективна для приверженцев возрождения ведической культуры в современности и их последователей, поскольку:
·   по существу змий в ней обманывает Сварога, — одного из богов древнеславянского пантеона, — чем и спасает свою жизнь;
·   нравственность Сварога в этой редакции — какая-то не русская — соглашательская со Злом не в ущерб своекорыстию, да и умом он не вышел и ведёт себя как зомби змия.
И ГЛАВНОЕ: В ней концептуально властен змий, а не Сварог, и не «Даждьбожьи внуки».
Служить и поклоняться такому “богу” у свободного человека желания не возникает.
Т.е. летописей, подтверждающих факт строительства Змиевых валов и организации службы на них в правление Владимира Святославича, нет (вряд ли сооружения такого размера построили за один год, и вряд ли ради какого-то единственного случая, о котором можно быстро забыть).
Устная народная традиция о строительстве валов и службе на них ничего не сообщает, т.е. истинную историю строительства валов забыла и происхождение валов объясняет фантастическим образом (если высота гребня борозды достигает 10 м, то по пропорциям посчитайте рост богатыря; плюс к тому валы конструктивно на многих участках не просто земляные насыпи, а срубы, заполненные внутри землёй камнями и засыпанные землёй снаружи — какая уж тут “борозда” от пахоты великанов).
Но валы построены всё же в то время, когда к северу от них жили славяне — наши предки, и на основе племенной разобщённости их было в принципе невозможно построить и не одному обособленному от других племени эта фортификационная система была не нужна.
[60] Жречество выработало решение, отвечающее пониманию блага народов цивилизации, живущих на основе единства культуры и единства жречества, и калики перехожие донесли его до всех общин — общины выделяли людей и люди воплотили это решение в жизнь. Калики перехожие — это не бродячие калеки, не древние бомжи, а подвижная составная часть древнерусского жречества. Русский и арабский языки взаимно связаны и являются генетически системными языками мозга людей вне зависимости от их этнической принадлежности (см. книги Н.Н.Ва­шкевича “Системные языки мозга” и “За семью печатями”): слово, звучащее в арабском языке как «калю», означает «говорю», т.е. «рекý». Общеизвестный былинный эпизод об исцелении и призвании к служению Ильи Муромца показывает миссию «калик перехожих» однозначно ясно.
[61] О его сути спорят историки-традиционалисты и их оппоненты.
Оппоненты традиционалистов утверждают, что ига не было, культура была двуязычной (русско- и тюрко-), а орда — собственная армия Руси; карательные экспедиции орды — подавление сепаратизма тех или иных удельных князей персонально, что естественно не обходилось без причинения неприятностей населению, подвластному удельным князьям. А концепция иноземного ига появилась значительно позже, вследствие того, что произошла смена династии (на смену Рюриковичам пришли Романовы — очередные ставленники Запада), которым надо было для обоснования своего права на власть переписать историю заново, вследствие чего история прежней династии была интерпретирована как иго иноземцев и борьба с ним. Таковы воззрения на иго сторонников «новой хронологии» А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского и А.Бушкова (“Россия, которой не было — 3. Миражи и призраки”, Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 2004 г.).
[62] Некоторые историки высказывают мнение, что существование пути «из варяг в греки» — позднейший миф. Они изходят из своих коммерческих оценок продукции производимой на севере (у варягов) и на юге (у греков), согласно которым получается, что ни там, ни там не было продуктов, издержки на транспортировку которых на такие большие (и по нынешним временам расстояния) сделали бы такую торговлю рентабельной при той покупательной способности населения, что была и там, и там.
Но есть ещё и не коммерческие аспекты жизни людей, а культурные в целом, о которых историки — материалист-коммерционалисты — забывают, начиная историю путешествий от похода аргонавтов за золотым руном.
[63] В материалах Концепции общественной безопасности различие в управленческой дееспособности носителей разных типов строя психики рассмотрено в работе “Принципы кадровой политики: государства, «ан­ти­го­су­дар­ства», общественной инициативы”, которая большей частью включена в качестве Приложения в постановочные материалы учебного курса “Достаточно общая теория управления”.
[64] Т.е. государственность вообще — система управления делами общества в целом и на местах на профессиональной основе. А для “элитарной” государственности характерно мафиозно-корпоративное обособление про­фес­сионалов-управленцев от остального общества с целью монопольного доступа к тем или иным благам, вследствие чего первой внутриобщественной ценностью становится монопольное индивидуальное или корпоративное овладение той или иной властью над другими людьми.
[65] Об адекватности определённого способа миропонимания (способов миропонимания множество, и не все они одинаково хороши) человечному типу строя психики в материалах Концепции общественной безопасности см. работы ВП СССР: “Диалектика и атеизм: две сути несовместны” и “Язык наш: как объективная данность и как культура речи”. Для тех, кто в общих чертах знаком с КОБ, здесь кратко отметим, что человечному типу строя психики адекватно (наилучшим образом соответствует) богоначальное мировоззрение и миропонимание на основе первичных обобщающих категорий триединства материи-информации-меры и признания определяющей роли даваемого Богом непосредственно каждому Различения — способности видеть некое «это» на фоне «не это».
[66] «Большинство летописей считает Олега родственником (племян­ни­ком или братом жены) легендарного новгородского князя Рюрика. Согласно “Повести временных лет” в 879 г. Рюрик, умирая, передал Новгород Олегу и попросил позаботиться о своём малолетнем сыне Игоре.
Как установили историки, Олег, скорее всего, не был родственником Рюрика, как и Игорь не был сыном Рюрика. Больше того, и Олег, и Игорь были представителями совершенно иной княжеской династии — из Аланской Руси, расположенной в Прибалтике, возможно, на острове Сааремаа. Видимо, уже в IX веке русы-аланы в Прибалтике были славянизированы. Именно из этой Аланской Руси вышли Олег Вещий и Игорь Старый, а княжеская династия из этих русов-аланов утвердилась у славянских племён уже после смерти варяжского князя Рюрика и его братьев» (по публикации на сайте:
http://www.portal-slovo.ru/rus/history/86/441 ).
Но и с Рюириком не всё ясно: есть толкования летописей, согласно которым Рюрик — не варяжский князь, а свой славянский, внук Гостомысла от его дочери — последнего славянского князя, который до Рюрика правил в Новгороде.
[67] Разве, что в 1990‑е гг. “демократизаторы” его изъяли?
[68] На эту тему в ХХ веке появился многозначимый анекдот.
В каком-то диктаторском государстве в одном из городков на площади турист осматривает памятник диктатору-основателю режима и спрашивает кого-то из местных: “Скажите, а почему генерал N в такой странной позе?”
На что получает ответ: “Понимаете, памятник первоначально предполагался конным, но деньги, отпущенные на лошадь, чиновники муниципалитета украли, а фигуру всадника к тому времени уже сделали. Вот её и поставили…”
[69] Обстоятельно эта тема в материалах Концепции общественной безопасности рассмотрена в работе ВП СССР “Разгерметизация”.
[70] Другое дело, что культуры исторически сложившегося и ставшего ритуально традиционным ислама, несут их в тексте Корана через века, не воплощая их однако в своей жизни. Но это отдельная тема, которая в материалах Концепции общественной безопасности отчасти освещена в работах ВП СССР: “К Богодержавию…”, “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”, “Суфизм и масонство: в чём разница” (в сборнике “Интеллектуальная позиция” № 1/97 (2) ), “Краткий курс…”.
[71] Волжские булгары, предки нынешних казанских татар, приняли ислам в 889 г. за 99 лет до крещения Руси Владимиром Святославичем Малкиным — по матери внуком хазарского раввина, который в официальной истории — по отцу — числится Рюриковичем.
[72] Воля Божия — Небесная включает в себя две составляющих: Промысел, ведущий к Предопределённым Богом целям развития, и Попущение, представляющее собой множество возможностей ошибаться и действовать вопреки Промыслу, предоставленное Богом субъектам наряду с возможностью выбора.
Соответственно слова «с Волей Небесною дружен» предполагают различение Промысла и Попущения и действия, направленные на осуществление Промысла.
[73] Причём речь идёт именно о том, что один человек может быть более властен, нежели весь институт “элитарной” государственности.
Феномен Г.Е.Распутина — явил именно это. Что касается претензий к Г.Е.Распутину со стороны историков в целом “элитарной” и масонской традиции, в частности, то они состоят в том, что Г.Е.Распутин — во-первых, простолюдин, а во-вторых, он был деятельным противником осуществления глобального масонского сценария в отношении России.
Историкам должно быть известно, что он был против вступления Российской империи в первую мировую войну ХХ века. В период балканских войн 1912 г. во многом именно Распутин, оказав влияние на Николая II, удержал режим от втягивания России в самоубийственную для него войну. Поэтому в 1914 г. в один день было организовано два покушения: одно на эрцгерцога Фердинанда — наследника престола Австро-Венгерской империи, ставшее поводом к войне, а другое — на Г.Е.Распутина как на человека, чьё влияние на царя уже один раз сорвало попытку бросить Россию в войну.
Так что в крахе Российской империи и судьбе Г.Е.Распутина персонально в очередной раз выразилась антинародная сущность “элитарной” государственности.
[74] Различие управленцев — так называемых «практиков» и «теоре­ти­ков» — в обществе состоит в том, что:
·   Под властью так называемых «практиков» оказываются процессы относительно скоротечные, управление которыми окружающему обществу видится большей частью как выдача прямых указаний, кому и что делать, и в более редких случаях — как «обращения вождя к народу» в диапазоне численности представителей «народа» от нескольких человек до общества в целом.
·   Под властью так называемых «теоретиков», «учителей», «мистиков» оказываются процессы более продолжительные, подчас охватывающие жизнь многих поколений.
Процессы, охватывающие жизнь многих поколений, толпо-“элитарное” общество либо вообще не воспринимает, либо воспринимает как стихийные, не управляемые никем (кроме Бога или нечистой силы). Кроме того, управление процессами такого рода представляет собой большей частью не выдачу конкретных директив и обращений, а формирование миропонимания будущих поколений общества, включая и всех управленцев («пра­кти­ков», «теоретиков», «учителей», «мистиков»), а также и управление матрично-эгрегориальными процессами — т.е. так называемую «мистику». Последнее в ряде случаев осуществляется исключительно потоком мыслей, для чего управленец-«мистик» должен быть властен и над своим настроением, и над потоком своих чувств и мыслей.
В силу того, что деятельность управленцев-«практиков» и её результаты зримы, а деятельность управленцев-«теоретиков» и «мистиков» непонятна или незрима для сторонних наблюдателей (тем более, что результаты будут только в отдалённом будущем), то последние некоторой частью общества, включая и управленцев-«практиков» воспринимаются в качестве паразитов. А наличие шарлатанов разного рода, имитирующих деятельность управленцев-«теоретиков», «учителей», «мисти­ков», — только укрепляет верхоглядов в убеждённости в своей правоте. О том, что в настоящем многое представляет собой результаты деятельности и бездеятельности управленцев-мистиков (в том числе и бездеятельности, вызванной тем, что им мешали «практики»-“умники” прошлых эпох), обыватели-“умники” в толпо-“элитарном” обществе не задумываются.
[75] Соответственно надо понимать, что становление и развитие городов, большинство которых основывалось на естественных путях сообщения — реках, сопровождалось и развитием сети сухопутных путей, действовавших круглогодично и связывавших друг с другом разные области цивилизации Руси изначальной. Вследствие этих взаимосвязанных процессов характер бездорожья на Восточно-Европейской равнине стал несколько отличаться от того, что имел место в начальный период становления этой региональной цивилизации.
[76] В прямом прочтении название означает, что автором “Слова” является сам князь Игорь Святославич: Чьё “Слово”? — Игоря Святославича.
[77] Т.е. князья стали одержимы психтроцкизмом. О троцкизме именно как о психической ненормальности в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе ВП СССР “Печальное наследие Атлантиды. Троцкизм — это «вчера», но никак не «завтра»”.
Также надо обратить внимание, что сама грамматическая форма «стали князья…» говорит о том, что ранее — в относительно недавнем историческом прошлом, известном автору “Слова” — князья вели себя иначе. А описываемое их поведение возникло относительно недавно и ещё не воспринимается в качестве безальтернативной нормы поведения этой социальной группы.
[78] Которая к тому же после Петра I стала династией Романовых только по фамилии, а не по крови…
[79] В учебники истории попали только самые крупные из них — возстания под предводительством: Ивана Болотникова (начало XVII века, годы смуты), Степана Разина (середина XVII века, царствование Алексея Михайловича), Емельяна Пугачёва (конец XVIII века, царствование Екатерины II). Реально же бунты масштабом помельче то в одних, то в других местах империи вспыхивали чуть ли не каждое десятилетие. А были и военные бунты, о которых учебники истории вообще не вспоминают (восстание декабристов — это не бунт, а “элитарный” масонский заговор и провокация — предтеча гапоновщины начала ХХ века).
[80] В результате «антенное поле» Русской многонациональной цивилизации к середине XIX века распространилось за пределы Восточно-Европейской равнины на юг и на восток и некоторые его компоненты оказались на территории Северо-Американского континента — на Аляске и в Калифорнии.
После краха государственности империи в 1917 г. массовая эмиграция вынесла компоненты этого «антенного поля» ещё дальше: в Европу, Азию, Северную и Южную Америку, в Австралию.
[81] Ключи к нему — в Коране. Об этом в материалах Концепции общественной безопасности см. в работах ВП СССР “К Богодержавию…”, “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.
[82] Во времена Христа «Закон и пророки» — это то, что ныне называется “Ветхий Завет”.
[83] В каноническом библейском тексте «Царство Не­бес­ное», а не «Божие»: заправилы библейского проекта порабощения всех подменили одно другим, чтобы утвердить свою власть на всей Земле, запрограммировав психику паствы на отказ от осуществления Царствия Божиего на Земле.
[84] Свобода — совестью водительство Богом данное.
[85] Под «волей» в самом общем смысле этого слова в данном контексте мы понимаем способность индивида подчинять достижению осознаваемых им целей разного рода ресурсы, обстоятельства и течение событий, т.е. способность управлять ими (иначе говоря, воля — осознаваемая индивидом целенаправленность его разного рода способностей).



Читайте из этой серии
 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Ландаун том 1


Ландаун том 2


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: